Civilization и Total War

 

Имя
Пароль  
Забыли пароль?
Регистрация


CIVru.com / Исторический / 1812
Версия для печати . Вверх
Автор Сообщение
Vlad3
Участник


Репутация: 1222(???)
# Дата: 6 Сен 2012 22:10:34 Поправил: Vlad3 Цитата

1812

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 6 Сен 2012 22:13:56 Цитата

200

Штурман
штурман



Репутация: 1170(???)
# Дата: 7 Сен 2012 00:47:09 Цитата

Пользуясь случаем, хочу задать знатокам стратегии и тактики простой вопрос, ответа на который я сам найти не могу. Объясните, почему Наполеон попёр на Москву, а не на Петербург?

Ну сами посудите:
  1. Петербург в то время был столицей, а Москва всего лишь второй по величине город. Просто город.
  2. В Петербурге было больше промышленных предприятий, чем в Москве.
  3. От того места, где Наполеон перешёл русскую границу до Петербурга было гораздо ближе, чем до Москвы.
  4. Захватить Петербург технически было проще, чем Москву.

Так почему же Наполеон проигнорировал это направление?

Обычно на это отвечают что-то типа того, что мол Наполеон следовал за русской армией, желая её поскорее разгромить, а наши отступали именно в сторону Москвы. Хорошо, допустим так. Но ведь в любой войне должны быть стратегические цели и приоритеты. Вспомните план Барбаросса, в котором такие стратегические цели были чётко обозначены. И немцы что есть сил прорывались именно к ним, зачастую даже не вступая в бои местного значения. Вспомните вообще любую другую войну из любого исторического периода. Неужели Наполеон был настолько туп, что не заметил очевидного стратегического приоритета?

Прошу пояснить его мотивы.

vvod
Участник


Репутация: 892(???)
# Дата: 7 Сен 2012 08:28:25 Поправил: vvod Цитата

Штурман,
Целью Наполеона было именно разгромить русскую армию и заключить мир на своих условиях. Изначально он планировал завершить кампанию в Смоленске и Минске. Отступление русской армии без генерального сражения стало для него неожиданностью.
Условиями мира должны были стать:
1. Континентальная блокада Англии.
2. Создание независимого польского государства, включающего Украину и прибалтику.
3. В перспективе, возможно, совместный поход на Индию.

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 7 Сен 2012 09:59:46 Поправил: Администратор Цитата

Мне кажется поворот в сознании у Наполеона произошел под Смоленском (Как и у Гитлера в прошлом веке).


Как русская армия под Смоленском лишила Наполеона иллюзий?

16 августа 1812 года под Смоленском началось первое крупное сражение войны с Наполеоном. Сражение, которое впервые заставило Бонапарта усомниться в благополучном исходе похода в Россию. Несмотря на все усилия наполеоновских маршалов, две русские армии (Барклая-де-Толли и Багратиона) смогли наконец-то объединиться и теперь представляли грозную силу, способную дать жесткий отпор захватчикам. Смоленскому сражению предшествовал беспримерный подвиг дивизии Д.П. Неверовского, которая встала на пути наступающих французов, давая возможность объединенной русской армии подготовиться к сражению. Необстрелянная дивизия, только недавно принявшая большое пополнение новобранцев, стойко противостояла корпусам маршалов Мюрата и Нея. Сражаясь практически в окружении, она медленно отступала к Смоленску, не давая французам возможность сходу атаковать основные русские силы, готовящиеся к обороне города. Потеряв почти всю артиллерию и 1,5 тыс. солдат и офицеров, дивизия свою задачу выполнила.

Смоленск в тот период насчитывал всего 15 тысяч жителей, но был окружен мощной крепостной стеной, построенной еще при Борисе Годунове. Но стена не была рассчитана на размещение полевых пушек, имела большие проломы и незакрывающиеся ворота. Вокруг города были старые полуразрушенные земляные укрепления, не представлявшие уже преграды для противника. Поэтому основные бои произошли в городских предместьях. Утром 16 августа к городу подошли три французские колонны под командованием маршала Нея. Противник предполагал встретить здесь только обескровленную дивизию Неверовского, поэтому с ходу бросился в атаку. Не многим французским солдатам удалось из этой атаки вернуться, так как в городе оказалась не только прославленная дивизия, но и корпус генерала Н.Н. Раевского. Нею пришлось отступить и дожидаться основных сил.

К полудню подошла почти вся армия во главе с Наполеоном. Начались массированные артиллерийские обстрелы города и русских позиций. Наполеон предполагал, что здесь русская армия наконец-то даст ему генеральное сражение и будет разгромлена. Император ошибался. В ожесточенных боях, превративших город в руины, ему не только не удалось разгромить русскую армию, но даже нанести ей существенные потери. Французы окончательно убедились, что легкой прогулки по русским землям не получится, а сопротивление будет только возрастать. В первый день Бонапарт ожидал, что русская армия выйдет для генерального сражения, но у Барклая-де-Толли были совсем другие планы. Прикрыв обходные пути к городу армией Багратиона, он сосредоточил основные силы на правом берегу Днепра, оставив в Смоленске сильный арьергард с целью задержать французов и нанести им как можно больший урон. Замысел полководца полностью удался. Ночью Раевский отошел на правый берег, а в город вошел корпус Д.С. Дохтурова и несколько отдельных пехотных частей. На высотах правого берега Днепра Барклай установил дальнобойные батареи, способные обстреливать окрестности города. Противники с нетерпением ждали утра.

Вот как описал события следующего дня известный военный теоретик и историк Жомини, бывший под Смоленском в рядах наступающих французов: «Русские генералы, расположившись на возвышенном правом берегу Днепра, выслали свежий корпус, состоящий из 30 000 человек, чтобы сменить отряд Раевского. Император думал, что они намереваются вступить в открытый бой, и приготовился принять их, но, видя, что они не хотят сами перейти в наступление, приказал начать атаку. Слева Ней атаковал цитадель, справа, с верховья Днепра, наступал Понятовский, а Даву в центре атаковал рославские предместья. Такая атака с разных сторон представляла массу опасностей, так как атакующие подвергались огню ста орудий, расположенных по берегу Днепра. Однако Понятовскому под защитой батареи удалось добраться до бреши, пробитой в стене города, а Ней почти завладел цитаделью. В центре Даву после ужасной битвы выбил из предместий Дохтурова. Но, несмотря на все усилия храбрецов, ничего нельзя было сделать; около самого города, который неприятель мужественно защищал, Наполеон велел собрать всю запасную артиллерию, чтобы пробить брешь в стене, но напрасная попытка - ядра застревали в этих огромных каменных стенах, не производя им никакого ущерба».

Вечером Наполеон был вынужден отвести войска, которые так и не смогли прорваться в город, на исходные позиции. Начался очередной усиленный артиллерийский обстрел. Ночью французы предприняли еще одну атаку, надеясь в темноте прорваться в Смоленск, но были отбиты с большими потерями. Ночью на военном совете, проведенном Барклаем-де-Толли, было принято решение оставить город и продолжить отступление. Сражение под Смоленском свою цель выполнило. Французам был нанесен серьезный урон и продемонстрирована стойкость и решимость русских войск. К утру в Смоленске остались только арьергарды русских войск, которые, оказав французам недолгое сопротивление и существенно замедлив их наступление, тоже отошли от города. Сражение закончилось совсем не так, как ожидал французский император. Его лучшая в Европе армия в течение целого дня не могла справиться с одним русским корпусом, было о чем призадуматься.

К сожалению, должных выводов Наполеон сделать не смог или не захотел. Его въезд в сожженный город отнюдь не был триумфальным. Вот как вспоминал об этом Жомини: «Въезд Наполеона в Смоленск был еще более зловещ, чем это было даже в Вильне, несмотря на то, что наше вступление в Вильну сопровождалось ее полным разрушением. Вся армия считала Смоленск концом своего утомительного похода. Все рассчитывали войти в город, изобилующий всем необходимым, и здесь отдохнуть как следует. Все отважные, рискованные предприятия действуют на чернь совершенно особенным образом. Войска, утомленные тяжелым и гибельным походом, видя, как цель этого похода все от них удаляется и удаляется, начали беспокоиться, вспоминая огромное расстояние, отделяющее их от Франции; было решено остановиться в Смоленске, но теперь это стало невозможным. Немудрено, что войска упали духом!».

Именно этого и добивался Барклай, давая сражение у стен древней русской крепости. Французы попытались преследовать русскую армию, но были остановлены её арьергардами у Валутиной горы. Разгорелся жестокий бой, которым сначала руководил генерал А.П. Ермолов, а затем и сам Барклай. В течение целого дня русские сдерживали яростные атаки корпусов Нея и Мюрата, пытавшихся реабилитироваться за неудачные действия под Смоленском. Стойкость русских арьергардов у Валутиной горы позволила основным силам армии организованно отойти и оторваться от противника. Удивило французов и громадное мужество, с которым сражались русские солдаты. Вот что записал в пояснении к своему рисунку «Смоленск, на правом берегу Днепра, 19 августа 1812 г. (Убитый егерь)» сопровождавший армию художник Х. В. Фабер дю Фор: «Среди вражеских стрелков, засевших в садах на правом берегу Днепра, один в особенности выделялся своей отвагой и стойкостью. Поместившийся как раз против нас, на самом берегу за ивами, и которого мы не могли заставить молчать ни сосредоточенным против него ружейным огнем, ни даже действием одного специально против него назначенного орудия, разбившего все деревья, из-за которых он действовал, он все не унимался и замолчал только к ночи. А когда на другой день по переходе на правый берег мы заглянули из любопытства на эту достопамятную позицию русского стрелка, то в груде искалеченных и расщепленных деревьев увидали распростертого ниц и убитого ядром нашего противника унтер-офицера егерского полка, мужественно павшего здесь на своем посту».

В Смоленском сражении, по оценке Клаузевица, французская армия потеряла около 20 тысяч человек. Главный французский медик Ларей представил официальные сведения о потерях армии в 1200 убитых и 6 тысяч раненых. Не секрет, что официальные сводки в таких случаях занижались в 1,5-2 раза. Урон французской армии был весьма ощутим, а темп наступления значительно снизился, так как пришлось несколько дней простоять под Смоленском, приводя войска в порядок. Но главное, французы наконец-то поняли, что война развивается совсем не так, как им представлялось вначале. Даже в записках Жомини зазвучали тревожные нотки: «Можно было предвидеть, что ко всем лишениям, перенесенным нами в Литве, здесь еще присоединятся все ужасы национальной войны. Мы найдем здесь новую Испанию, но Испанию без полей, без виноградников, без городов; мы не найдем здесь, конечно, Сарагосы, так как все деревянные дома были во власти огня благодаря поджогам и гранатам, но не менее ужасные препятствия, только в другом роде, ожидали здесь наступающую армию». Он еще не мог предполагать, что впереди ждет грандиозное Бородинское сражение, сожженная Москва и позорное бегство, которое обернется крахом империи Наполеона. Крахом, первые предпосылки которого родились здесь, под стенами древнего Смоленска.

Источник: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-19578/
© Shkolazhizni.ru


Поворот на Питер от Смоленска мог привести к ожесточенному сопротивлению и грандиозному поражению Наполеона. Поэтому он пошел на Москву, предполагая, что перерезав коммуникации - сможет начать переговоры о почетном мире. Он же и сидел в Москве - ждал переговорщиков... А русские его так подло обманули Улыбка

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 7 Сен 2012 10:05:34 Цитата

Наполеон ждал предложения о мире. Но ответа не было. Чтобы не сойти с ума, Наполеон начал глушить себя работой. Хватался за все, что могло занять его мозг: реорганизация войск, устройство госпиталей, обеспечение снабжения.

Он управлял Францией и руководил Германией и Польшей. Каждый день с эстафетами приходили донесения и отправлялись приказы, дававшие направление Франции и Европе». Наполеона тревожило молчание царя и моральный упадок его собственных войск. Он слышал слова Мюрата: « Мне никогда не было так противно. Я устал бегать от амбара к амбару и умирать от голода».

Что делать? Остаться в Москве, провести тут зиму, а весной ринуться на Петербург? Или немедленно идти на столицу? Или, наоборот, вернуться в Смоленск, восстановить там силы, а затем устремиться на столицу? Наполеон то и дело менял свои планы.

Армия же Кутузова в Тарутинском лагере принимала пополнения. Кутузов перекрыл основные дороги Наполеону в южные губернии, а также создал постоянную угрозу тыловым коммуникациям французов. Это было началом подготовки русских войск к контрнаступлению.

В последние дни сентября ситуация стремительно ухудшалась: коммуникации были перерезаны, чтобы раздобыть провиант, французам приходилось уезжать на 15-20 километров от города. 23 сентября был отдан приказ эвакуировать раненых в Смоленск. 24 сентября Наполеон предписал останавливать французские войска, шедшие в Москву. Они задерживались в Вязьме, Гжатске.
27 сентября выпал снег. Хотя он таял сразу, но «с ним исчезли все иллюзии, которыми Наполеон старался окружить себя».

1 октября ударил мороз, и впервые была перехвачена почта. Отсутствие писем сильно подействовало на солдат, на офицеров, на генералитет. Понял и Наполеон, что не сможет из Москвы руководить империей. Но он надеялся, что «император Александр остережется позволить ему провести зиму в Москве. Оккупация Москвы — не пустая вещь для русских помещиков, так как она лишает их доходов; крестьяне, которых заставили бежать из своих деревень, объедают губернии, в которые их направили; Кутузов и его генералы знают это очень хорошо и желают мира».

Сразу после победы над пожаром, 20 или 21 сентября, Наполеон в первый раз предложил идти на Петербург. Однако, пишет Сегюр, Бертье и «в особенности Бессьер без труда отговорили его.
Если бы Наполеон потратил в Москве две недели на подготовку армии в 40-50 тысяч бойцов и затем бросился с ними на Петербург, - кто знает, чем кончился бы 1812-й год и сама наполеоновская эпоха? Но первые две недели своего пребывания в Москве Наполеон обречен был бороться с пожаром. Ростопчин указывал, что в пожаре не было смысла, а между тем смысл был: напрасно потерянное, погубленное время.

4 октября Наполеон вызвал маршалов в Кремль и повторно предложил им идти на Петербург. Поход был отвергнут из-за приближающейся зимы и русской армии в тылу французов.
К тому же обострились национальные противоречия "великой армии". Эта проблема стояла перед Наполеоном с самого начала кампании 1812 года. Еще в начале июля, вскоре после перехода Немана, ему пришлось расформировать по этой причине немецкую Вюртембергскую бригаду, отказавшуюся выполнять приказы французских генералов. Немцы враждовали с поляками, итальянцы - с хорватами, фламандцы - с валлонами и т. д.
В захваченной Москве национальная рознь армии "дву-надесяти языков" проявилась с особой силой.

После отказа начать переговоры о мире Наполеону стало совершенно ясно: Москва - это ловушка, в которую его заманил Кутузов. И чем дольше он будет оставаться в этом городе, тем скорее он лишится всей своей армии. Однако теперь уже правила игры диктовал Кутузов. Противники поменялись местами. Отныне Кутузов становился "охотником", а Наполеон - "зайцем"...

http://tushinec.ru/print.php?article_print=81279&page=2

А климат был суровее нынешнего, в сентябре уже снег шел, а в октябре морозы...

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 7 Сен 2012 10:11:16 Поправил: Администратор Цитата

Лютое беспокойство овладело верхами дворянства после занятия Москвы
Наполеоном, и Александру доносили, что не только среди крестьян идут
слухи о свободе, что уже и среди солдат поговаривают, будто Александр
сам тайно просил Наполеона войти в Россию и освободить крестьян, потому,
очевидно, что сам царь боится помещиков. А в Петербурге уже поговаривали
(и за это был даже отдан под суд некий Шебалкин), что Наполеон-сын Ека-
терины II и идет отнять у Александра свою законную всероссийскую корону,
после чего и освободит крестьян. Что в 1812 г. происходил ряд крестьянс-
ких волнений против помещиков, и волнений местами серьезных,- это мы
знаем документально.

Наполеон некоторое время явственно колебался. То вдруг приказывал ис-
кать в московском архиве сведения о Пугачеве (их не успели найти), то
окружающие императора делали наброски манифеста к крестьянству, то он
сам писал Евгению Богарне, что хорошо бы вызвать восстание крестьян, то
спрашивал владелицу магазина в Москве француженку Обэр-Шальмэ, что она
думает об освобождении крестьян, то вовсе переставал об этом говорить,
начиная расспрашивать о татарах и казаках.

Наполеон все-таки приказал доложить ему об истории пугачевского дви-
жения. Эти мысли о Пугачеве показывают, что он очень реально представлял
себе возможные последствия своего решительного выступления в качестве
освободителя крестьян. Если чего и боялись стихийно, "нутром", русские
дворяне, то не столько континентальной блокады, сколько именно потрясе-
ния крепостного права в случае победы Наполеона, причем они могли мыс-
лить это потрясение или так, как им подсказывал пример Штейна и Гарден-
берга в Пруссии (после иенского разгрома Прусской монархии), т. е. в ви-
де реформы "сверху" уже после заключения мира, что тоже было для них
совсем неприемлемо, или в виде новой грандиозной пугачевщины, вызванной
Наполеоном во время войны в форме всенародного крестьянского восстания,
стремящегося открытым, революционным путем низвергнуть рабство.
Наполеон не захотел даже приступить к началу реализации последнего
плана. Для императора новой буржуазной Европы мужицкая революция оказа-
лась неприемлемой даже в борьбе против феодально-абсолютистской монархии
и даже в такой момент, когда эта революция являлась для него единствен-
ным шансом возможной победы.

Также мимолетно подумал он, сидя в Кремле, о восстании на Украине, о
возможном движении среди татар. И все эти планы также были им отвергну-
ты. В высшей степени характерно, что и в современной нам Франции новей-
шая историография похваливает Наполеона за эту твердость консервативных
его настроений среди московского пожарища.

Вот что говорит автор новейших громадных восьми томов исследований,
посвященных внешней политике Наполеона, Эдуард Дрио: "Он думал поднять
казанских татар; он приказал изучить восстание пугачевских казаков; у
него было сознание существования Украины... Он думал о Мазепе... Поднять
революцию в России - слишком серьезное дело! Наполеон не без боязни ос-
тановился перед грозной тайной степей... Он был не творцом революций, но
их усмирителем; у него было желание порядка; никто никогда больше, чем
он, не обладал чувством и как бы инстинктом императорской власти, у него
было что-то вроде физического отвращения к народным движениям...

http://lib.rin.ru/doc/i/5083p91.html

Декрет об освобождении крестьян, если бы он был издан Наполеоном и
введен в действие во всех губерниях, занятых войсками Наполеона, дойдя
до русской армии, сплошь крепостной, державшейся палочной дисциплины,та-
кой декрет мог бы, как это казалось некоторым из наполеоновского окруже-
ния, всколыхнуть крестьянские миллионы, разложить дисциплину в царских
войсках и прежде всего поднять восстание, подобное пугачевскому. Ведь
все-таки Россия была единственной страной, где всего за какие-нибудь
35-36 лет до прихода Наполеона пылала грандиозная крестьянская война,
очень долгая, со сменой побед и поражений, со взятием больших городов
(восставшие в известные моменты располагали лучшей артиллерией, чем
царские войска), победоносно прошедшая по колоссальной территории, нес-
колько месяцев сряду потрясавшая все здание русской империи. О германс-
ком крестьянском восстании Наполеон мог узнать только по документам, ко-
торым от роду было около 300 лет, а о русской пугачевщине ему могли
рассказать, по личным воспоминаниям, даже и не очень старые люди...

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 7 Сен 2012 10:14:25 Цитата

У всех захватчиков, шедших на русскую землю, было предубеждение, что, захватив Москву, они захватят всю Россию.
«Я буду властелином мира, остается одна Россия, но я раздавлю ее», - говорил Наполеон...

...Наполеон, наконец, подошел к Москве. Наступило приятное время томления: когда уже депутация бояр придет и будет просить о его, Наполеона, милости быть великодушным, ведь так было почти во всех завоеванных государствах? Но тут французский император узнает необычайную весть: Москва опустошена, жители покинули город.
«Если я возьму Киев, я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову; заняв Москву, я поражу ее в сердце» - считал Наполеон. Да, ему удалось захватить Москву, но чего он добился?
В Москве - пожар, сохранившиеся части «Великой» армии были деморализованы, упала дисциплина, растет мародерство, расширяется русское партизанское движение. В такой ситуации Наполеон мало чем походил на победителя. Он в нерешительности, он не знает, что можно ожидать от русской армии, от Кутузова. Великий император, не знавший ни страха, ни поражений, цепляется за каждую возможность заключения мира с Александром I. Вначале, 6 (18) сентября Наполеон позволил известить российского императора об этом своем желании И. В. Тутолмина - начальника московского Воспитательного дома. Следующая попытка состоялась 8 (20) сентября, когда вместе с И. А. Яковлевым Наполеон отправил письмо Александру I. Но французский император не получил никакого ответа. И 22 сентября (4 октября) Наполеон принимает последнюю попытку заключить мир. Он отправляет своего генерала Лористона к Кутузову со словами: «Я желаю мира, мне нужен мир; я непременно хочу его заключить, только бы честь была спасена». Но, как и в предыдущих своих попытках, Наполеон терпит фиаско. Ему стало ясно, что оставаться в Москве нельзя. Французский император принимает решение покинуть город. Это, можно сказать, и стало началом конца «Великой армии».
Но сгубила ли Москва Наполеона? Да, события, связанные с Москвой, внесли определенный вклад в победу русского оружия над вражеской армией. Наполеон впервые не знал, что предпринять, он был в замешательстве, он не мог действовать также свободно, как в начале его кампании. В армии «двунадесяти языков» обострились национальные противоречия, которые не мог сгладить даже сам император. Русская же армия за то время, что французы провели в Москве, смогла восстановиться, а Кутузов подготовил новый план действий.
Если говорить о том, что именно «сгубило» Наполеона, то доминирующей причиной его поражения я считаю «остервенение народа», как писал А. С. Пушкин. Люди встали на защиту Родины, бросили свои дома. От их партизанских действий французская армия несла огромные потери.
Таким образом, можно сказать, что Наполеон, захватив Москву, не смог достигнуть своей цели – завоевание России. Вот она, Москва, лежит у ног завоевателя, но побежден ли народ, разгромлена ли армия? Нет! Народ в ополчении, русская армия готова к бою. «Русская кампания» потерпела полный крах, Наполеон бежал из России.

http://nelshkola3.narod.ru/MSHIK3/MSHIIK10/esse.htm

Lito
Пошляк и матерщинник


<
Репутация: 872(
???)

# Дата: 8 Сен 2012 10:35:14 Цитата

Штурман: Обычно на это отвечают что-то типа того, что мол Наполеон следовал за русской армией, желая её поскорее разгромить, а наши отступали именно в сторону Москвы. Хорошо, допустим так. Но ведь в любой войне должны быть стратегические цели и приоритеты.

А при чем тут цели и приоритеты? Представь себе, что Наполеон таки поворачивает к Питеру, оставляя в тылу всю русскую армию. Вернее, почти всю, впереди то еще 25к Витгенштейна и 18к Эссена. А потом еще и 12к Штейнгеля подтянулись бы...

55тысячная армия впереди и 200к+ сзади и с фланга. У него не было бы шансов. "Уже тогда" (с) Улыбка

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 3 Фев 2013 12:51:45 Цитата

Русский генерал Мороз. Часть II: как он победил Наполеона летом

29 января 2013 Борис Юлин

Продолжим тему про необъятные просторы и суровый климат как секрет побед русского оружия над наиболее почитаемыми европейскими полководцами. Следующей после Карла XII (см. часть I) значимой жертвой «генерала Мороза» пал не кто-нибудь, а сам император Наполеон, повелитель и победитель почти всей Европы, объединённой под его властью.

По наиболее распространённой среди обывателей версии, Наполеон вторгся в Россию с огромной армией. Русские отступали «за край Земли». Не сумев навязать русским решительной битвы до последнего солдата, Наполеон дошёл до самой Москвы и взял её. Но страшная русская зима и бескрайние просторы угробили «великую армию» французского императора.

И опять, вроде, сходится. Просторы действительно бескрайние, не европейские. И жалкие остатки армии Наполеона вырвались из них как раз зимой – замёрзшие, уставшие и голодные. Точно – как есть просторы и морозы загубили, больше некому!

Переходим к внимательному рассмотрению проблемы. И стараемся не подвергать действия воюющих сторон никаким «лозунговым» оценкам. Только факты в их логичной последовательности.

Вторгнувшаяся в Россию армия Наполеона действительно была огромной. «Великая армия» насчитывала 444 тыс. человек, да ещё около 170 тыс. в виде резервов и пополнений пересекло границу России уже в ходе войны. Всего — более 600 тыс..

Вторжение началось летом, 12 июня (морозов ещё нет). Вторгались эти войска не единым кулаком. И после отхода русских войск от границы стали видны направления действий корпусов «Великой армии».

Корпус Макдональда (32 тыс.) двинулся на Ригу, обеспечивая северный фланг вторжения. Корпус Удино (37 тыс.) наступал на Санкт-Петербург. Корпус Сен-Сира (25 тыс.) занял Полоцк. Южный фланг обеспечивал начавший наступление на 3-ю армию Томасова корпус Шварценберга (34 тыс.), который был подкреплён корпусом Ренье (17 тыс.). Остальные силы Наполеона ринулись за отступающими русскими 1-й и 2-й армиями – на Москву.

И вот в середине и конце июля произошли важные сражения. В битве под Кобрином 3-я армия Тормасова остановила корпуса Шварценберга и Ренье. В битве под Клястицами корпус Витгенштейна разбил Удино, остановив наступление на Санкт-Петербург и вынудив Наполеона бросить на поддержку Удино корпус Сен-Сира.

Всё ещё тепло, даже жарко.

В начале августа происходит крупнейшее по участвующим силам сражение кампании — битва под Смоленском. И опять нет решительной победы Наполеона, хотя русские отступают. В этом сражении у Наполеона 180 тыс. человек. И после него он оставляет в Смоленске корпус Виктора (33 тыс. на начало войны). В конце августа — знаменитое сражение при Бородино. В нём у Наполеона — уже 135 тыс.

Лето продолжается, хотя и клонится к закату.

Но Москву Кутузов оставил без боя. В начале сентября Наполеон во главе 100-тысячной армии вступил в Первопрестольную.

Ещё совсем тепло на улице. Но согласитесь, когда смотришь на усыхание французской армии — тянет холодком. И ещё более зябко становится, когда узнаёшь, что в России проводятся один за другим рекрутские наборы и созывы народного ополчения. Всего за 1812 год было поставлено под ружьё 400 тыс. рекрутов и 280 тыс. ополченцев. Все русские корпуса и армии получали пополнения, которые вооружались, проходили обучение и вливались в строевые части.

И когда Наполеон, ничего не высидев в Москве и даже не сумев выпросить мира, стал прорываться на юг (как и Карл, но с другой стороны), — он имел армию уже меньше русской. В самом начале октября (прохладно, но никак не морозы) французский император покидает Москву во главе 70-тысячной армии. И в это же время 26-тысячный корпус Мюрата, наблюдавший за главными силами русской армии терпит поражение под Тарутино, теряя 4 тыс. человек.

Попытка Наполеона прорваться мимо русской армии привела к сражению под Малоярославцем. Французы взяли город, потеряв 6 тыс. человек, но прорваться на юг не смогли. Французская армия имела в этом сражении 70 тыс. против 90 тыс. русских и 360 орудий против 600. Но, кроме этого, у французов не хватало конного состава, а боекомплекта было на один крупный бой. Всё-таки решение сидеть в Москве, рассчитывая на единственную, очень длинную и постоянно прерываемую партизанами коммуникацию, оказалось не самым удачным.

Не сумев прорваться в неразорённые области (всё, как у Карла), Наполеон вынужден был начать отход по разорённой Смоленской дороге. Он пытался оторваться от преследующей его русской армии хоть на немного. Поэтому до Вязьмы (200 км) он домчался за 5 дней. 40 км в день — отличный темп отступления. И всё ещё по-осеннему тепло. Наполеон стремился оторвавшись, отойти к Смоленску, где рассчитывал пополнить запасы продовольствия и боеприпасов, присоединить корпуса Удино, Сен-Сира и Виктора и таким образом обезопасив себя, встать армией на зимние квартиры.

Под Вязьмой русский авангард догнал французов, и это стоило Наполеону ещё 8 тыс. человек. В этом же месяце Витгенштейн под Полоцком разбил Сен-Сира (минус 8,5 тыс. человек) и под Чашниками маршала Виктора.

Но основные потери Наполеону наносило стремительное отступление, напоминавшее бегство.

Как писал Ермолов, «скорость, с которой идёт неприятель, так велика, что без изнурения людей догнать его невозможно».

Наблюдения Платова ещё интереснее: «Неприятель бежит так, как никогда никакая армия ретироваться не могла. Он бросает на дороге все свои тяжести, больных, раненых, и никакое перо историка не в состоянии изобразить картины ужаса, которые оставляет он на большой дороге».

Под Ляхово партизаны разбили и взяли в плен бригаду генерала Ожеро — 2 тыс. пленных.

К Смоленску у Наполеона добежало менее 40 тыс. деморализованных и измученных солдат. Там к ним присоединились деморализованные и измученные остатки корпусов Виктора, Сен-Сира и Удино.

В эти же дни корпус Шварценберга на юге, узнав о приближении русской Дунайской армии, ушёл в родную Австрию. На севере главная сила корпуса Макдональда, прусский корпус Йорка, перешёл на сторону русских. Сам Макдональд с жалкими остатками войск отступил за Неман.

То есть у Наполеона от «Великой армии» осталось примерно 60 тыс. человек, почти без конницы, почти без артиллерии и боеприпасов.

И вот на пути от Смоленска к Орше, под Красным, Кутузов снова перехватил французов. И – внимание! – это первое сражение войны 1812 года, когда выпал снег. Правда морозец был ещё так себе — всё-таки только середина ноября. Но французская армия, прорывавшаяся, по сути, через устроенный русской артиллерией «огненный коридор», да ещё и потерявшая весь арьергард, — потеряла под Красным 6 тыс. убитыми и 26 тыс. пленными.

И вот остатки «Великой армии», около 30 тыс. человек, отступают к Березине, где, уже при реальных морозах, Наполеон умудряется обхитрить Чичагова и отбросить Витгенштена. Он переправляется через Березину, но его измотанные войска отказываются идти дальше и складывают оружие. С императором уходит только его «Старая гвардия» – 9 тыс. человек. Вот на её плечи и ложится отступление при настоящих морозах.

А что же непобедимый «генерал Мороз»? Он так и засиделся на летних квартирах. Наверное, по русскому лентяйству.

fantakt
Участник



Репутация: 1265(???)

# Дата: 3 Фев 2013 13:15:26 Цитата

Коленкур писал темно, но вытащил одну катастрофическую ошибку - лошади были на "летней резине" (не было зимних подков с шипами), и в маленький мороз после дождей колейная дорога стала скользкой, лошади быстро дохли от перенапряжения, выбивались из сил.

По Колленкуру обозные лошадки начали дохнуть еще в первые недели на песчаных дорогах Литвы, таща перегруженные фургоны с припасами. А легкая кавалерия сильно утомлялась, гоняясь за жратвой и фуражом по окрестностям. Так что, воевал еще генерал Песок, а самый главный – генерал Жратва!


Версия для печати . Вверх

ОСТАВЛЯТЬ СООБЩЕНИЯ МОГУТ ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ!

Администрация форума: editors@civru.com
Rambler's Top100
XML [?]