Civilization и Total War

 

Имя
Пароль  
Забыли пароль?
Регистрация


CIVru.com / "Совет по концепции" - "Мозговой штурм" / МЕГА-ВЕРСИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ 6
Хроники:
  • Начало игры: 1, 2, 3, 4, 5
  • Вторая волна: 6, 7, 8
  • Три звезды: 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17
  • Бразилия: 18, 19, 20, 21
  • Пустыня: 22, 23, 24
  • Посол Империи: 25
  • Свадьба Давида: 26, 27, 28
  • Выжженная земля и белый остров: 29
  • Бразилия: 30
  • Вояж флота: 31, 32, 33
  • Рождённый в пустыне: 34
  • Вояж флота: 35, 36
  • Нейстрия: 37
  • Ночь в Бельфоре: 38
  • Великий Шёлковый Путь: 39, 40, 41
  • Рыцари круглого стола: 42, 43
  • Саркофаг: 44, 45
  • Чёрная смерть: 46, 47, 48, 49, 50
  • Вояж флота: 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57
  • Император: 58, 59, 60, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80
<< 1 ... 45 . 46 . 47 .  . 49 . 50 . 51 . >>   Версия для печати . Вверх
Автор Сообщение
Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 21 Июн 2015 04:44:34 Цитата

Цивилизация Хобби 10.7 (окончание)


Торжественно светило животворящее солнце, с яркой праздничной хоругви прямо в лица очищающихся и просветлённых понимающе смотрел светлый лик господа, очевидно, рядом присутствовала и магия. Трое отречённых держали плакат “Твой ААР говно!” пряча побитые лица от смотрящих на них с высот. Другой их плакат гласил:

“Простите нас люди добрые!”


Затем происходило оплёвывание. Юзеры говорили спасибо, а потом плевали им в лица и "плюсиковая мишура" даже не прикрывала стыд. Он так и таращился наружу замусоленными булками.

И это не помогло – тогда их выкупали в общественном дерьме. С дерьма вылезали уже дружно и с всеобщим покаянием.

— Ублюдки Стратегиума за мной – очистимся же, наконец, от отстоя! – кричал им измазанный или стилизованный министр.


Происходил постоянно происходящий сериал.
Несколько наиболее рьяных мерзавцев удостоились особой чести. На них была накинута тёмная длань, представленная простеньким, но действенным устройством, которое на юге звалось "рукой Сета". Оно представляло плотно захлёстнутую на горле удавку, туго натянутым шнуром соединённую со щиколотками. При малейшей попытке хотя бы сесть удавка впивалась в горло.

Подвешанные охали и стонали – и дурь действительно капала с них – под каждым была большая дурно пахнущая лужица.

— Всё-таки успел! – промолвил Стратег, почерневший от горя рыцарь.

У него не было больше слов.


— Чёрный рыцарь и это твоё детище? Как ты мог доверить власть таким ничтожествам?

— Я доверяю Страннику и Ouweny.

— Они рыцари, - Ричард Львиное сердце благородно поднял меч, показывая, что он, чёрный рыцарь, король и названные – равные. — Но, что за ротозеи пришли на смену? Что за циркач меняющий знамёна как плащи? Кому ты доверил город? Не увлёкся ли ты чёрный рыцарь своими странствиями? Городок то не велик и за ересь мы его одним махом уничтожим!

— Плевать, я хотел на вас обоих, тупых ублюдков, и на весь ваш род! – неожиданно вспылил Стратег, - Вон отсюда, иначе смерть для вас будет лучшей расплатой за дерзость!

Румянец на щеках здоровяка вспыхнул ещё ярче. Зашедшись в раскатистом смехе, Львиное сердце схватил толстяка короля за плечо и прогремел:

— Смерть для нас... нет, ты слышал, братик? Смерть для нас! Вы слышите, ваше величество этот подлец смеет угрожать нам! А между тем мы принесли вам хорошие вести.
Дуйат Марсалис уверенно занял место между ними.
— Архиепископ как вы кстати! – облегчённо воскликнул французский король.
— Щепотка сандала лучше телеги дров.

— За пазухой плеть, а на устах молитва, - произнёс Стратег, и от этой чёрной рыцарской истины повеяло холодком. Повисла неопределённая пауза. Что ещё припас этот чёрный рыцарь?

— Крестоносцы сделают своё дело и вычистят город от недостойных, - порешил Ричард.

— Правду надо говорить шуткой, - чуть усмехаясь, поправил Его Преосвященство, желая разрядить обстановку. — Запреты тренируют, освобождаясь, человек меняет своё будущее, ломая правила и каноны, становясь героем – остальные толпа, паства стадо овец, просто живут как есть и чем есть и на том спасибо. Мы должны и умеем управлять толпой. Не правда ли?

Все посмотрели друг на друга.
Архиепископ заметил как поодаль пастух погонял дубинкой стадо кого-то напоминающих овец, неровно бегущее впереди его. Он удивился и, подойдя к пастуху, спросил:

— А куда ты гонишь их пастух, и прошли ли эти овцы очищение?

— На Пастбище.


Дуйат, Ричард и Филипп с какой-то неподдельной грустью смотрели на тихое раздольное пастбище и на пастуха Виктора, и не ровён господь в этот момент кто-то из них засомневался в своём истинном предназначении.


Затянувшееся молчание прервал чёрный рыцарь.

— Какие у вас там ещё секреты от великой Британской империи, мне интересно, честное цивилизаторское, клянусь цивилизацией – шестёркой последней её версией, - Стратег сложил шесть пальцев в замысловатую фигуру.

— Кто такой пастух? – спросил он удивлённо у священника.

— ‘Это тот, кто умеет ухаживать за овцами. Имеет для этого необходимые дарования, кто поставлен ухаживать за ними владельцем овец, кто принял это назначение и выполняет его.

Сейчас мы называем пастухами людей, которые только торжественно вошли в эту должность, даже неизвестно, поставил ли Владелец овец их на это. Они при всех назвались пастухами, взяли на себя эту ответственность. Умеют ли они ухаживать за овцами? Есть ли у них необходимые дарования? Выполняют ли они своё предназначение? Чтобы быть пастухом недостаточно иметь посох и дудочку.

В конечном итоге цель в том, чтобы овцы уцелели. Пастух тот, кто о них заботится. Если пастух пьяный валяется под забором, а какой-нибудь мальчик спасёт овец от волка, то он и будет пастух de facto.

Вспоминая слова Франциска, пастух это тот, кто пахнет овцами. Тот, кого овцы знают как своего защитника, за кем пойдут, чью дудочку узнают издалека’.

— Я что ли пастух? – удивился Стратег, по-новому взглянув на себя. — Но я рыцарь.

— Дайте ему звезду, и высшие ордена и пусть идёт куда захочет, - распорядился он, снимая высшие награды с четырёх самых обвешанных медальками пузеров, снял и свой собственный орден. Дестроер, Странник и Ouwen торжественно поднесли ещё три награды.
— Вот это совсем другое дело. Виктор идите же к нам ради бога! Вы заслужили высокие награды!
Семь или восемь орденов Стратегиума украсили рваную синюю рубаху пастуха Елисеи.
— Гения всегда видно потому, что против него сразу объединяются все тупицы и бездари, - назидательно заметил Ричард Марсалису.
— Что-то мне подсказывает, что на этом он не остановится, - поделился сомнениями архиепископ.
— Однако хорош пастух: один заменил всех моих крестоносцев, - ухмыльнулся Львиное сердце. — Всё же я предпочитаю старые проверенные средства, - голос Ричарда прозвучал разочарованно таким исходом.
— У вас великие задачи и святые места ждут вас Ваше величество. А что может быть прекраснее сражаться за господа? - и, спохватившись, Марсалис добавил, — Крестом мечом и словом.


После покаяния и пастбища население медленно приходило в себя.


Когда большинство гостей, церковь и армия удалились, возник росток новой идеи. Символический росток новой жизни и ясного будущего. Этот свежий росток высадили в импровизированную теплицу во дворе одного из домов Ийкирша.
Радостная весть быстро охватила форум, где и обсуждалась дождавшимися конца напастей горожанами.


Девушка стояла на главной площадке форума и впервые за много лет у неё не текли градом слёзы. Тихая грусть проходила и Немезида запела:


— Всё ждала и верила
сердцу вопреки:


Вот тут то и появился Варлокс и допел:


— Мы с тобой два берега
у одной реки. (Г. Поженян)


Этот растрёпанный парень с сумасшедшими глазами диковато смотрел на мир.

— Почему не смешно? Где шут? – Варлокс сползал с постамента демократии, затолкав жёлтые огурцы ей в уши.
— Древний хулиган тебя не звали! Тут и без тебя хватает шутовства! – воскликнула Немезида.
— Будешь всех судить, не забудь и про меня. Сделай меня узником совести, - ёрничал главный неадекват, вытягивая руки для кандалов.
— Шёл бы ты домой паренёк игручий.
— Пойдём вместе приговорушка. Мне одному скучать не престало. Хоть поцелуешь меня в маковку на прощание или поплачем где-нибудь вдвоём на лужайке. Я как раз глаза закапал.

— Иди к локам любезный. Кланяйся своим, да не забывай наших.

Девушке стоило немалого труда устоять перед навязчивым ведьмовством варлокса. Но работа, прежде всего: она, давно не принадлежала себе. А если по-настоящему судить, то это не работа – это жизнь. Да и путаться с больным на всю голову варлоксом на работе да при свидетелях судейской девушке не престало.
Вмешательство этого опасного субъекта отодвигало неминуемое наказание сайта. Ну что ж она подождёт. Правосудие обязательно восторжествует, но надо дождаться окончания этого маленького спектакля.
— Неужели это не всё? Слепнущие сайты, - печально покачала головой девушка, запрягая грифонов и покидая смотровую площадку форума.

Варлокс остался один. Этого ему как раз и не хватало.
А где публика, где аплодисменты, где слёзы и разочарования, в конце концов? Нет, так не пойдёт, надо оставить неизгладимый след в душах бубож.
Об этом он рассказывает отрывоком из ‘Гигантского кодекса’:
“И тогда я произнёс своё страшное проклятие. Я увидел, что на лицах Леди и её семьи, священников и стражников отразился суеверный ужас. Я и сам удивился своему вдохновению, а, подняв глаза, увидел, что меня окружает странное сияние, которое словно бы озаряло моё лицо! Уже тогда я стал дьяволом для людей. Их миф ожил и стал реальностью, и виной тому лишь их жестокость и бессердечие”.
Страшный вой раздался в городе-государстве Стратегиум. Смутный отстойный вихрь пронёсся над Ийкиршом. Всё пронизывала вонючая тёмная мгла. Лишь грифоны неподвижно застыли над карнизами, ожидая вердикта Немезиды. Крестоносцы остановились в пути. Церковники рьяно крестились, озабоченно поглядывая на архиепископа, но Дуайт Марсалис не дрогнул. Да иезуит ещё тщательнее запрятал корону мира, которую надо было доставить по назначению.
В этом вихре один чёрный рыцарь стоял, прочно упираясь на штырь главного форума своего детища. Потому что он чёрный, потому что он стратег. И знал там, в небольшой комнатушке, за стратегическим столом сидят четверо, которым он доверил всё и ничего.



Здесь птицы не поют,
Деревья не растут,
И только мы плечом к плечу,
Врастаем в землю тут.

(Б. Окуджава)
Ведь козни Варлокса сидят в каждом. Спрячь мерзкое в себе поглубже, а лучше избавься от него навсегда. Ведьмак обязательно вернётся туда, где гниль и слабина человеческая да мерзость вылазят наружу. И обделает это как всегда шуткой. Его задача чтобы люди предавали, подличали и смеялись и чтобы вокруг смеялись. Грабили, убивали и смеялись и лгали при этом, что всё хорошо и так и надо. Процесс обубоживания – чем не забава? Ведь, правда, весело? А представь на миг растерзанной свою семью и хохочущих над твоим горем локов.

Ты не веришь этому? Молодец, жди Варлокса в гости, а пока хохочи…

На этот раз он составил варлокса из троих. На этот раз он оставил варлокса из троих…



— Значит, новая лавочка, старые жулики? — спросил я.


Когда все гости разошлись, чёрный рыцарь перекрестился и зашёл в ни чем не примечательный домик. Обычный бюргерский домик, но именно в нём билось сердце Стратегиума и определялась его стратегия.

За антикварным (с сохранившейся биркой) квадратным столом с абсолютно гладкой поверхностью сидел один единственный человек. Остальные три места пустовали. Запах курений, вина и интеллекта мягко оттеняло благоухание с невысохшими девичьими слезами на одном из кресел. Не берусь назвать имя той дамы. Витала аура – будто трое собеседников на минуту вышли из помещения. Зато оставшийся сидеть в кресле молодой человек был хорош по всем статьям. Хотя и носил самое обыкновенное прозвище. Впервые в эпосе мы встретились с пересмешником, как он называл себя. Слегка удивившись прибывшим гостям, развалившийся в кресле он готов был, рассказать им целую историю, но ограничился лишь короткой фразой.

— Наше бренное существование, - демонстративно развёл руками, улыбаясь пересмешник.

Но после его движения руками на столе сдвинулись все предметы.

— Вот у племянника научился, - шмыгнул Brenn, было видно, что он сам до конца в это не верит.

— Я рад тебя видеть пересмешник! Как игра?

— Вы спрашиваете меня как игра, Стратег? А за Стратегиум стало быть уже всё ясно?.. Ну, тогда вот она, отец-основатель, – он гордо указал на матовую полированную поверхность стола, на котором лежали две необычные карты.

— Новая миссия Стратегиума –

 конфлюкс – коллекционная карточная игра. Все издаваемые карты объединены общим сюжетом. В основе изданий лежит цикл литературных произведений в жанре фэнтези, повествующих о событиях в мульти вселенной, состоящей из мира Цивилизации. Эти миры населены людьми и иными существами. Как и во многих произведениях в жанре фэнтези, здесь действуют герои и злодеи, волшебники и изобретатели, а толпы межпартийных статистов гибнут в братоубийственных войнах. Конфлюкс постоянно обновляется и дополняется. Каждую главу появляются новые карты. Карты внутри каждого сета объединены общими идеями и игровыми механиками.
Вторая и третья карты — "Katarsis2" и "Progress3" лежали на столе.


Катарсис - очищение духа посредством душевных переживаний, возвышение человеческого разума, облагораживание его чувств. Катарсис понимают как индивидуальный или групповой процесс высвобождения психической энергии, эмоциональной разрядки, способствующей уменьшению или снятию тревоги, конфликта, фрустрации посредством их вербализации или телесной экспрессии, ведущих к лечебному эффекту и лучшему пониманию себя.

Прогресс – развитие, эволюция, движение вперёд – лучше краше сильнее…


Предъявив эти карты надо совершить само действие. Карты остаются в колоде Стратегиума. Дальнейшая игровая схема будет нарабатываться по ходу появления новых карт.


06. 2015


________________________________________
© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.
________________________________________

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 21 Июн 2015 05:08:57 Цитата

Часть 10 . 8 ИМПЕРАТОР (начало)


Древнейшие народы людей, которых было тогда не десять - как сегодня, а двадцать пять, только-только оставили свою колыбель. В те времена сами боги были юны, и ходили по земле, подобно простым смертным, не сознавая собственного предначертания. Как чудесно было в этом сказочном мире!

И у нас неподалёку от столицы на взгорье в окружении узловатых закрученных деревьев и цветов, поражающих витиеватым видом и сумасбродными красками на берегу разлившегося Рубикона и зарождающегося Эридана пристроилась школа магии. Со всей цивилизации съезжались сюда бездельники, считающие себя магами – феи чародейки ясновидцы хироманты волхвы ведьмаки колдуньи астрологи прорицательницы. Злые и добрые волшебники, ненормальные, модераторы шизофреники медиумы непризнанные гении, фанатики фантасты шаманы, не люди типа эльфов и те, у кого не было своей церкви и своей головы. По сведениям тута хотели открыть единственную такую школу во всей цивилизации.

— Не хочу учиться, хочу колдовать! - кричали юные бездельники, носясь с палочками, мётлами, книгами и прочей канифолью.


Поэтому нормальный народ как-то дружно вышел в поддержку/защиту церкви от “ненормального” по их мнению, народа. Церковники всех мастей и два Ордена подняли свою паству, религиозных фанатиков, вояк бьющих за деньги и жрачку, недовольных, отморозков, провокаторов и вокруг школы началась вакханалия травли и издевательств, обучающихся в ней, ловили и избивали по-садистски увеча.

Однажды, когда магические учащиеся собрались вечером, грустя, что нигде в этом мире нет им приюта, к непутёвым разновозрастным школьникам обратился ‘приехавший Кукольник’:
— Ах, vanitas vanitatum! Кто из нас счастлив в этом мире? Кто из нас получает то, чего жаждет его сердце, а получив, не жаждет большего?.. Давайте, дети, сложим кукол и закроем ящик, ибо наше представление окончено.

Кто-то послушал его, а кто-то нет.

А наутро школу обложили со всех сторон убийцы и верующие и подожгли. Выбирающихся наружу, простые добрые и справедливые люди толпой забивали насмерть, буквально разрывая на куски. Просящих пощады били палками и затыкали им рты горящей паклей. Некоторые борцы за чистоту рядов просто мочились на них и смеялись над их мучениями.
‘Этот смех исходит от того, кто не питает уважения ни к чему, кроме силы и богатства, закрывает глаза на всё, кроме успеха’. В положение магов толпа однажды может поставить любую категорию, кого она посчитает “нелюдями” - инакомыслящих, живущих по другим правилам или просто непохожих на неё. Такие люди живут и процветают в этом мире, не зная ни веры, ни упования, ни любви. Давайте же ополчимся на них со всей мощью и силой!
А на чьей ты стороне? Сильного или слабого, правого или виноватого? Сколько раз ты был в такой толпе? В толпу объединяются слабые, а сильные бьются и гибнут по одиночке.
‘Преуспевают в жизни и другие — шарлатаны и дураки, и вот для борьбы с ними и для их обличения, несомненно, и создан смех! Мы, однако, уверены, что особы, с которыми все обходятся плохо, полностью заслуживают такого обращения. Мир — это зеркало, и он возвращает каждому его собственное изображение. Нахмурьтесь — и он, в свою очередь, кисло взглянет на вас; засмейтесь ему и вместе с ним — и он станет вашим весёлым, милым товарищем; а потому пусть молодые люди выбирают, что им больше по вкусу’.
А если всё-таки ты был прав? Ну, считай тогда, что тебя не поняли, и объяснишь всё, может быть в другой жизни.


На пепелище школу магии так и разнесли по кирпичикам, а пепел развеяли по округе.

— Я могу перенести бедность, но не позор, пренебрежение, но не надругательство, - со слезами на глазах произнёс постаревший сразу на 200 лет спасшийся маг благовоний, ещё вчера бывший четырёхлетним малышом Стейси.

Попытались образумить, но разгневанные люди уже ничего не слышали, а на защитников шипели и угрожали. Толпа жаждала крови. У многих были с собой ножи и топоры, и они пошли в дело. Добравшиеся до беззащитных старцев пьяные собственной властью простолюдины с удовольствием били и топтали волхвов, ломая хрупкие кости. Оружие было далеко не у всех, но люди легко возмещали этот промах своими удивительными природными данными и азартом. Ведь на самом деле это у многих в крови – убивать тех, кто не может себя защитить. Особенно это хорошо делать оголтелой толпой. Поди, потом разберись – кто кого замучил. Душили, выцарапывали глаза, сильными руками разрывали на части малолетних волшебников.


В столицах с воодушевлением встретили новость о “закрытии” школы магов, её никогда больше не будет на земле империи. Радовались и наши извечные соперники – им-то пока не удавалось у себя открыть такую школу.
‘Высоконравственное общество, которое, возможно, ничего не имеет против порока, но не терпит, чтобы порок называли его настоящим именем. Мы много чего делаем и знаем такого, о чем никогда не говорим: так поклонники Аримана молятся дьяволу, не называя его вслух. Ведь успехи и радости вчерашнего дня теряют свое значение, когда впереди забрезжит хорошо известное, хотя и неведомое завтра, над которым всем нам рано или поздно придётся задуматься’. Надо только набраться сил, хорошо выспаться и с утра приняться за дело. А пока доброй ночи империя, страна несбывшихся мечтаний, очаровательных грёз и странных розыгрышей!



На следующий день посол Гравата, позвав с собой единственного помощника и Егора, пояснил:
— Надо срочно спасать, может кто-то там остался и нуждается в нашей помощи. Ну а если нет, есть смысл поискать полезных артефактов, не может быть, что всё бесследно исчезло.


На пепелище было шаром покати, артефактов как кот наплакал, магию, будто корова языком слизала, пусто, никаких следов пребывания чародеев, обыкновенное место пожара и разгрома и камня на камне не осталось от чудесного гнёздышка.

— Не успели, как жаль! А Британии так нужны маги! Столько всего предстоит сделать, королева меня предупреждала. Какие они варвары, эти русские, так и будут периодически долбить, и убивать друг друга, причём с ещё большей ненавистью, чем врагов.

Посол с большой грустью обходил раздёрбанную местность.
— Неужели ни одного мага не осталось? Хотя бы магический фон местности!
— А может, здесь и не было никаких магов? - спросил Егор.
— Давайте разделимся и поищем вот там в лесу.

— Да, похоже, мы тут не одни.
Действительно, вдали показались такие же поисковики чародейских штучек.
— Ба, я вижу принца Киамагури, он тоже любитель магов? Нам не стоит попадаться на глаза, эта миссия некорректна, мы всё-таки иностранцы.

Посол пошёл в одну сторону, а Егор с помощником в другую, так бродили довольно долго. Шатров впереди, британец позади, пока не набрели на шалаш. Место благоухало всеми ароматами.
— Какие сочные запахи, - сказал Егор, - причём и от тебя тоже.
Он обернулся и удивлённо отпрянул, сзади него стоял, благоухая не посол, а стройный и худощавый человек.
— Э-э, волшебник, точно, - растерянно протянул Егорка.
— Нет, хотел выучиться, колдуном стать, не успел, верующие сожгли школу.
— Не ты первый, не ты последний, начинай всё заново, я уверен в этой цивилизации есть, у кого поучиться чудесам в решете. Ты, вон какой изысканный, не пропадёшь, одни запахи чего стоят.

— Если вас считают молодым, это, без сомнения, лестно, но когда вам сорок шесть лет и вас третируют, как мальчишку, вам недолго и обидеться.
— Тебе ученик волшебника 46 лет?
— Это тебе 46 лет, ученик посла, - огрызнулся благовонный, - а мне 204 года и я постарел сразу на 200 лет, когда сожгли школу.


В поисках артефактов, остатков школы магии и следов пропавших её учащихся направлялись и другие. Целую неделю по лесу и вдоль реки ходили грибники - военные, дворяне, крестьяне, церковники и чёрные копатели, и искали, искали, искали.

— Почему же они позволили себя перебить, для чего же тогда вся магическая сила, если даже себя защитить не можешь? – спрашивали одни.
— Так и бывает, чудеса создают, а сами беззащитны, особенно когда приходят и сжигают твою школу, а там и юнцы и старики, - отвечали другие.

Хотели памятник поставить на месте сожженной школы, изобразив горящего мальчика с волшебной палочкой.


Егор и Стейси, споря и беседуя, выходили из леса на дорогу, когда их остановили епископ Ширайх и его люди.
— Стойте, кто такие и зачем вы здесь? – грозно спросили у них.
— Егор Шатров, а это помощник британского посла.
— Шатров, первый раз слышу о таком, расстрелянный что ли? И что здесь делает помощник посла. Он должен сидеть в посольстве и не вылезать оттуда.
Епископ подозрительно посмотрел на них:
— Да они лгут, это безбожники. Арестовать их и передать инквизиции, там разберутся. Добропорядочному христианину и гражданину своей страны нечего делать в этих опасных местах.
Верные католики обступили двоих и собирались вязать руки.
— За кого вы меня принимаете? - возмутился Егор, - я сын Георгия Победоносца, рога вам сейчас поотшибаю как папа змею!
— Вспомнил, вроде есть такой, бастард великого князя, - проговорил Ширайх.
— Пожалуй, казним обоих без промедления, и претендента и британца, и те и другие нам ни к чему.
Слуги епископа схватили Егора и Стейси, грубо связали руки, надели капюшоны и потащили за лошадью.

— Стоит им выйти из рядов, и они исчезают, а мы маршируем дальше без них. Разве чье либо отсутствие замечается на имперской ярмарке? – вынес приговор Лазарь Ширайх. — От нас не уйдёшь! Инквизиция всюду. Мы поймаем вас, даже если вы прячетесь. Вы сами расскажите нам всю правду. И сами подпишите себе приговор. Знайте, инквизиция никогда не дремлет. Мы расставим всё на свои места. Взвесив меру вашего греха, мы установим за неё достойную плату.



Излагая собственную версию происходящего в лучшем из миров, я пренебрегаю опусами лжецов и заказных писак, которые в поисках какого-то одного малозначимого факта переписывали и сканировали архивы национальных библиотек. Случайный эпизод пленения Георгия - младшего у них становился показательным и центральным, а жизнь в другой сверхдержаве, чуть не предательством.

Кроме того есть категория людей видящих повсюду мировой заговор. Теория заговора вносит паранойю, не думай об этом – просто живи, как живёшь – и заговор будет вертеться помимо тебя. Да это болезнь, видеть кругом одних врагов и думать, что они живут ради того чтобы испортить вам воздух и еду. Для кого тогда созданы все красоты мира, для чужого дяди? Да бросьте вы, никого не слушайте и посылайте их подальше. В крайнем случае – вы умрёте, и окажитесь в другом мире.
Чьи посланники так и снуют туда-сюда.


Наших пленников тащили, а так как они в колпаках всё время падали, их бросили в повозку.
Когда ты в лапах инквизиции можно пасть духом. Всё допрыгался – дальше некуда. Ужас парализует волю и человек готов сознаться во всех смертных грехах. Как ни думать о фатальном приговоре? Если ты попал в руки правосудия, целым оттуда уже не вернёшься.
Нужно успокаивать себя маленькими радостями, которые случались в прошлом…

Егор мечтал о будущем, когда он, в своём богатом доме разложив вокруг добытые артефакты, начнёт изучать их. И хотя эта повозка ходила ходуном на кочках и ухабах, он-то подпрыгивал с настоящих крыш. Взлетая, и паря над суетящимися озабоченными людьми, ежедневно блюдущими свой корыстный интерес.
Так неужели это всё: поесть, поспать, схватить побольше, унизить слабого, напиться и всё время куда-то спешить, вечно опаздывая на праздничную распродажу. Это ли был сон наяву? Нет, это была жуткая реальность, как лапша доширак в соевом соусе, просроченная и со скидкой.

Сын князя летал и приземлялся на земляничной поляне полной артефактов. Что ещё надо для полного счастья человеку – только ты и артефакты? Зачем тут инквизиция.

Ах, да, рядом был Стейси Элльнуир Сабат и обучающийся в сгоревшей школе упрямо возражал ему:
— Ну и что толку? Возьмем кучу артефактов, а исследовать это, как ты говоришь, магическое барахло, когда? Ведь дальше, больше. Снова битвы, сражения схватки, интриги расследования, диверсанты, повстанцы и убийцы. Текучка заела, не успеваем разгребать. А чтобы спокойно посидеть за вкусным десертом и не спеша подумать, изучить и потягать артефакты - предел мечтаний. Определенно, рядом с тобой, Егор, постоянная суета, а мне покой нужен.
— И ты мечтаешь о домашнем уюте и неспешном изучении артефактов? Что ж нам, по-твоему, бросить историю?

Дабы как-то развлечься, последний из магикан предложил попрыгать по головам епископа и его стражников.
— Как это? – переспросил, не поняв Шатров.
— Так это – прыгай им на головы, да долби их по ушам!

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 21 Июн 2015 05:09:47 Цитата

Цивилизация Хобби 10.8 (окончание)

Так и сделали, и занятие оказалось достаточно забавным. Прыгая им на плечи, надо было удержаться, а ещё хотелось настучать им по ушам и по носу. Стейси розовой пяткой попинал лысую жёлтую голову безжалостного стражника, который с ними не церемонился у того аж искры из глаз посыпались, но бедолага устоял и двое парней продолжили соразмерный досуг.
— Не хочешь узнать, о чём думает эта бестолочь епископ?
— Честно, мне не интересно, но давай, всё равно больше заняться нечем.

Стейси прыгнул на плечи Ширайха и, удерживаясь в седле на нём, схватил священника за волосы, епископ при этом еле устоял на ногах. Приятно пахнущий, но быстро постаревший на пожаре студент поднял свои руки над головой епископа и, выуживая мысли, медленно производил пассы ладонями вверх.
— Маги – лжецы, никакой магии, это я знаю. Это постулат и на том стоим. Но сведения пригодятся, и в погоне за ними я получу высший церковный сан и влияние. Столько предложений не поступало ни разу, как на этих магов, все хотят их силы и смерти. Я-то догадываюсь, что тогда останутся одни деньги, а с помощью денег любой может править. Что проку с этого княжеского сына, кто его поддержит, вся драка будет между царём и нашим королевичем. И помни Лазарь – Орден превыше всего! Он даст всё, что нужно для завоевания пространства и будущей победы духа.

— Слушай Стэйси, ты случайно не проголодался? – перебил размышления епископа Егор.
— И впрямь, давай перекусим. Что тут у них есть в закромах?
Благовония, но не только они. Элльнуир Сабат достал из рукава щепотку дурмана и бросил её на католических стражников, которые засыпая на ходу, повалились на бок.
— Посмотрим, что у них тут вкусненького есть? – он полазил по мешкам в поисках снеди и разочарованно развёл руками.
— Удивительно у попов и поесть нечего. Они были налегке, провианта одни крошки. Ну да ладно, грибы, ягоды и орехи тоже неплохо и вот та заблудившаяся козочка даст нам молока. Скромно, но со вкусом!

Вокруг нас ждали пенёчки и деревца, а подножия их румянились и бурели грибными шапочками. Костерок для несгоревшего ученика было плёвым делом, ягоды – любимая черника, земляника, малина, нарвали орехов. Всё, наелись досыта экологической лесной и здоровой пищей.
Всё-таки маги какие-то не такие, потому что Стейси предложил и козу съесть, мол, мясо, белки, дорога не ясная, может и поесть, больше не представиться, Егорий оборвал его, мол, совесть знай, итак молока её напились, зачем сразу резать-то.
— Как скажешь, сын великого князя, - раболепно ответил напарник.
— Не разговаривать! – неожиданно заорали стражники, и парни вдруг осознали, что диалог был мысленный, и лишь последняя фраза вырвалась вслух, сразу получив отпор охраны.

Сон наяву – великая сила! Но он прошёл, а они по-прежнему связанные тащились в разбитой повозке, и куда их везли, одному дьяволу известно.


— Ну как будущий император, с мешком на голове, вам удобно? – елейным голосом спросил инквизитор.
— Становится императором – нет, личная свобода дороже!
— Личная свобода, что за ересь, это ты в космополитен понахватался такой бредятины и столь опасных идей? Сомнения меня гложат, отдать тебя на суд инквизиции или судить на месте, что будет гуманнее. А за второго затребуем очень большой выкуп – очень подозрительный и лазил, где ему нельзя было. Теперь-то точно уж построим в столице штаб-квартиру ордена.
— Не удастся злобный инквизитор! Стейси давай! – крикнул Егорша.
— Ладно, Егорка помогу тебе, слушай, конечно, злые люди сожгли школу, раскурочили всё поблизости, но!..
… И в это время запахло благовониями, да так, что в глазах защипало, Гоша чихнул и колпак, накрывавший его, слетел с головы…

… На узкой лесной дорожке, стояла разбитая тележка, в ней сидели двое, а верные католики вокруг щипали травку как барашки, и сам епископ, посмотрев на них, заблеял вдруг племенным бараном:
— Ббе-е-е!
— Ну ладно попаситесь ужо сами, Ваше преосвященство, пастух то сейчас во Франции, как сыр в масле катается - сказал ему Элльнуир Сабат.
Жорка, не веря своим глазам, смотрел на обараненных людей.
— Подарок в виде мозга каждому – непозволительная роскошь! – произнёс, недобрый погорелец Стейси.
— Они станут нормальными? – переспросил у него Шатров.
— Нормальными, станут, - неуверенно заверил маг. — Пощиплют травку, покакают, поспят и снова станут нормальными людьми. Рефлексные духи́, ненадолго возвращающие человека в первозданный вид – моя сгоревшая контрольная.


Они возвращались на место встречи, а там уже вовсю кипела работа, строители загораживали расхристанное место вокруг школы, которое немедленно выкупил и застолбил новый столичный богач!




________________________________________

Стихи Щаръялы

***

Возомнил из себя поэта
Взглянул на людей свысока
А как отвечать за это
Так сразу: “рука коротка”.

Клянусь вам, я не виноват
Влиянью разных чувств поддался.
Отгрохал целый реферат
А сам у Сатаны остался.

А Сатана прекрасней Аполлона
Я гарантирую вам этот факт
Нежна душа сего патрона
И славных дел – квинт агрегат.

Врубив викторию на моно
Меня понял он с полуслова
Подул на тлевший уголёк
И молвил: “не робей Витёк”.

Задумавшись, шагаю я на землю
Кромсать бумагу может и дурак.
Зарядка ж совести стихи мои – я верю
А вся поэзия моя – аншлаг!

***

Меня всё равно никогда не поймёте вы
Где ж вам простым понять меня
Я может сам Микеланджело Буонаротти
Я – супер гений планеты Земля!

Живите и радуйтесь вы – людишки!
Плодитесь, трудитесь как саранча.
Прекрасно знакомы мне ваши делишки
Полно среди вас тунеядства вранья.

Вы – черти земные шакалы безродные
Рвань и дрянь, тараканьё
Взгляните на небо – там вы увидите
Солнцем пронзённое изображенье моё.

Погань планеты вставай, поднимайся!
Врежу я сволочь тебе между глаз
Тогда мне в ноги падаль кидайся
Но всё - же ты гадина – что в профиль, что в фас.

Я ненавижу тебя мразь и сволочь
И буду пинать тебя всю свою жизнь!
Разоблачу тебя в полдень и полночь
Поэтому тварь – изыди!

Пусть дерзко звучат строки по дерьму
Набатом, испепеляя его на всю Землю!



***


Я – радар Отечества
И все мои нейроны
Железнодорожные и авиа-пути
Малых рек паромы.
Просыпаюсь утром я –
Просыпается страна
Страстно верен ей и я
Преданна земля моя.

Вся пыль мещанства и дорог
Очищается моей печенью
И даже имея триумфа залог
Органы мои готовы к санобеспечению.

Мои вены несут кровь к звёздам
И те возвращают её к моим артериям
А звёздная кровь эта – даже боязно
Питает мозг мне и другим гениям.

“Кто ж эти гении?” – спросите вы
Кому звёздная кровь питает мозги?
Так вы ж эти гении братья мои
Честные труженики нашей страны.

***

Окаймляю идиотов туманным обручем
Похожий я видел над предприятием,
Выбрасывающем в атмосферу отходы.
Они (идиоты) на многие километры
Как и предприятия портят воздух
Принося, тем не менее, государству доходы.

А какие нравственные убытки
Несём мы благодаря им?
Сами становимся – дефектонедобитки
Уже нас нумеруют: идиот - кварт, идиот - прим.

Рядом со мной стоит человек
Себя он очень сильно любит
И не понять ему вовек
Что уже то наполовину его губит.

Из окружения скучного мира
Я переношусь в царство забвения
Пусть предавшие меня, как и Лира
Испытают все членоотторжения.



***


Сейчас я буду выворачивать себе душу
И оторвавшись от проблем земных
Взлечу и зацеплюсь за грушу,
Взращённую на вода́х сливных.

Душа моя раскрытая разбитая
О боже праведный! Зачем всё это мне?
Когда б лицо твоё было умытое
Увидел ты б всё явью в страшном сне.

Сыны твои и лучшие и праведные
Повсюду сняты и осрамлены.
Другие же – расчётливые скаредные
У всех дорог иным поставлены.

Нет, вовсе не намерен ждать
Смены порядком нового типа.
И душу выворачивая, я буду страшно драть
Всех кто на развилках дорог словно липа.



***


Что за стон?

(на мелодию песни “НЛО” группы “Москва”)


Не забыл пока я, расскажу вам.
В темноте апрельской ночи что видал
Вовсе не был бред мой это или срам
Помню как сейчас, что ночью стон летал.

Не задуренных ребят опустошённых
Вызывал он постыдиться за себя
Безразличием к идеям поражённых
Он напрасно потревожил теребя.

Что за стон? Что за стон?

Стон подхватывал тех, кто не скрылся
Не был, кто заранее предупреждён.
Берегись приятель – не отбился б
Разум твой – ты парень нами осуждён.

Что за стон? Что за стон?

Избежать его совсем вам не удастся
Избежать нельзя его никак
Избирать – чтобы на стон попасться
Избегать нам надо бы – но как?

Что за стон? Что за стон?

Многие спаслись от стона как-то
Кто был дома, кто в гостях, ещё кто где.
Но для нас последствия такого факта
Равнодушие у молодых везде.

Что за стон? Что за стон?


В городах витает стон вечерних
И уже не действует на честь
Нескольким не нужен да последних
Можно всех по пальцам перечесть.

Что за стон? Что за стон?
Что за стон? Что за стон?


06. 2012


________________________________________
© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.
________________________________________

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 28 Июн 2015 04:17:27 Поправил: Егор Шатров Цитата

Часть 10 . 9 ИМПЕРАТОР (начало)

‘Красавицы могут всё, красавиц счастливей нет, сплошные цветы и танцы и вечные 20 лет’.
И первейшие из них – Эсмеральда, Патриция, Медея, Калипсо, Цирцея, Сюзанна, Жюлиет, Кассиопея и Шахерезада.
Дамы кружили по имперской столице, лелея необоримые желания стать законодательницами мод. Покорить всех мужчин, занять высочайшее положение в обществе, доминировать на светских тусовках и балах. Менять кавалеров, слушать дифирамбы в свой адрес. Разобрать лучших женихов, обладающих самыми большими кошельками, властью, силой, знатностью, красотой, фаллосами и т. д., а лучше всё вместе и побольше. Дома, виллы, дворцы – каждая из них срывала максимум успеха и добивалась владения Белым домом. Чтобы им было не обидно, Белый дом отдали куртизанкам, гейшам, одалискам, манекенщицам, валютным проституткам и веселье закрутилось в бывшей американской управе. Из прежней команды оставили одну наглядно тупую рыженькую Джейн Псаки в зелёном костюме.
‘Разве со времен Соломона женщины не дурачили и не побеждали лестью даже и более умных мужчин, чем князья, епископы, торговцы и военные? Лучшие из женщин — лицемерки и я это слышал от бабушки короля. Мы и не знаем, как много они от нас скрывают. Как они бдительны, когда кажутся нам простодушными и доверчивыми. Как часто их ангельские улыбки, которые не стоят им никакого труда, оказываются просто напросто ловушкой, чтобы подольститься к человеку, обойти его, обезоружить, наслаждаясь доверчивостью и простодушием русских парней. ’ Но в их завлекательные сети попадались не только русские.
Белокурая Цирцея обворожила молодого афро-голландского сенатора Харлема, верхом на носороге отличившегося в битве за саркофаг.
— Рудольф ждите меня здесь, понятно?
— Понятно царица.

Минут через 8 чернокожий сенатор, прилёгший в ожидании женщины, уловил странный звук. Руди приподнялся на локтях и замер: вокруг него расположилось множество змей. Одни шипели готовые напасть, другие заползали по бедру, а самая юркая приближалась уже к груди.
В комнате бесшумно появилась Цирцея:
— Не пугайся мой милый африканец, если ты сделаешь, как я скажу, будешь цел.
— Красотка, так ты меня пугаешь? - Харлем дёрнулся, и тут же полосатая змея бросилась на него.
— А-а-а, - закричал чёрный голландец.
— Молчи, смотри, сколько их, ещё одно твоё шевеление и я не смогу помочь. А ты согласен помочь мне?
Полуголый Рудольф озирался по сторонам, а вокруг него шевелился пёстрый змеиный ковёр.
— Да что ты хочешь, то? - спросил он, когда сразу три змеи поползли по его национальной гордости в сторону лица.
— Я хочу твой голос за императора! – с нежностью проворковала белокурая бестия.
— Мой голос? – не понял взбудораженный герцог.


________________________________________


Жгучая смуглянка Кассиопея получила своё наказание и была помещена на небо вверх ногами, но сидя на троне. Там и разворачивалась ‘оргия наоборот - вверх тормашками’. Восток дело тонкое, и к его красавицам не сразу найдёшь подход, они подолгу молчат, завлекательно вибрируют, чувственно мычат, а в глазах их бушуют пламя и лёд, зато после живым не вернёшься с их азиатских диковинок.
Мамочка Андромеды устраивала вечеринки в стиле ‘цепи кованые раскуйте нас, кем из вас?’ Кульбиты телес, цирк & либидо и прочие нагие прелести, было весело, местами чересчур отпадно и у многих не выходило с непривычки.

Секс, секс, как это мило
Секс, секс, без перерыва
Я имел её стоя, я имел её лёжа
И на голове я имел её тоже!

(группа “Мальчишник”)


Кассиопея принимала гостей со шляпами, прикованная к потолку, ну и туда проникали рискованные сумасбродные столичные ловеласы порно - проходимцы и прочие гламурные подонки.
Вспоминаю тебя иногда
Вспоминаю чудовищно скупо
Словно не было никогда
Тебя в жизни моей потаскуха.

Словно выцвела ты во мне
Моя прелесть земная отрада
Подарил я тебе свой миньет
От души, но тебя забывая.

Ты считала, что мы влюблены
А я грезил в то время другою.
Коль бы встала тогда на пути
Задушил бы своею рукою.

Вспоминаю тебя я всегда
Когда трудно мне или грустно
Ведь тогда для меня ты была –
Мыслеотводом, завлекая искусно.

И теперь вспоминая тебя
Не жалею, что бросил другую.
Та была, как и ты молода
Но сыграли мы с ней вхолостую.

Ныне счастье нашёл в третий раз
Наслаждаюсь любовью вслепую
Обожаю её я сейчас
Но в душе уж пою аллилуйю.


________________________________________


Имперская канцелярия, в ней собрался ареопаг, высший государственный орган империи в составе — Э. Тевессон Крёз, В. Тези Эллям, Штурман, М. Юмруд Живанши, Д. Арктур Шелесто, Т. Бруни Швайгер, Э. Ллкуаль Теппль, Р. Кыштым и М. Йогиберра Даян.
Последний из членов ареопага, бездыханный пролежал дома и через пару часов был доставлен в столичную клинику. Так как на церемонию инаугурации императора прибыли оба доктора - кавалеры орденов, да и другие светила собирались в столице – их немедленно пригласили спасать митрополита.

Противоядие и устранение "необратимых последствий тяжелейшего отравления, остановки дыхания и последующих метаболических нарушений в организме после наступившей предположительно 2 часа назад клинической смерти". Чудовищный бальзам, эликсир молодости, панацея, амброзия, медузовая вытяжка – эти уже хорошо зарекомендовавшие себя средства имелись в арсенале врачей. Случай был уникальный, фактически надо было просто оживить мёртвого человека. Боюсь, разочарую поклонников всемогущих докторов, но оживить не выходило. Озвучу грязный домысел: якобы был заказ не оживлять митрополита.

Тогда в клинику прибыл лама и впервые применялся "дух Шангри-Ла", причём говорят, он был укупорен в обычную бутылку…

… Ареопаг приветствовал возвращение митрополита Матуша Йогиберры Даяна. Чрезвычайно бледный, даже серый, достойный митрополит поздоровался со всеми, будто ничего и не случилось и он не вернулся заживо с того света.



Сенатская площадь. Сенат – Г.Утамия, Д. Арктур Шелесто, Ф. Иво Дзима, Х.Жарусс, П. Киамагури, П. Хомунаптри, Р. Харлем.

 Сенаторы, прибывшие заранее в столицу, избрали при́нцепса — первого и обычно старейшего сенатора, в эпоху империи ставшего важным атрибутом императорской власти, с почётным правом первым высказывать своё мнение. Принципат - специфическая форма монархии, совмещавшей монархические и республиканские черты.

 Сенат совместно с ареопагом избирали также курфю́рстов - имперских князей, по иерархии титул стоящий между князем и герцогом. За ними закреплено право избрания императора, а территория, управляемая курфюрстом, помимо своего обычного названия, могла также называться курфюршеством. Власти не стремились к коронации, а в имперское право вошло положение, что само избрание курфюрстами и сенатом делает его императором.

Курфюрсты – Рамзей Раск (Лотарингия), Айзек Свобода (Вестфалия), Пьер Хомунаптри (от Руин до Швейцарии), Винченцо Фирузо (Сибирь), Принс Киамагури (Интернационал), Штурман (Северное курфюршество).


Никогда ещё в одном месте не собирался весь цвет нации!

Что я такое говорю, неужели именно они цвет нации, а не художники, врачи, пахари и работяги, солдаты и торговцы, церковники и строители? Ответьте мне на этот вопрос, и тогда нам будет легче понимать всех этих людей и эту странную жизнь, которая нас окружает. Как всем уживаться в одной необъятной стране?

Принцепс Герберт Утамия открывая первое заседание сената, повёл речь о ‘законах’:
— Законы нужны как хлеб и вода, это основа всего, - говорил он. — Градация и регулирование норм поведения: именно от этого мы должны отталкиваться в повседневной жизни.
Ему перечил юный Пьер Хомунаптри, сенатор и курфюрст:
— Жили хорошо без законов и ещё поживём! Пусть каждый сам устанавливает в своей вотчине свои законы!
— К сожалению это и происходит. Надо определить самые главные положения, касающиеся свободы граждан и собственности, - высказался Айзек Свобода. — И назвать их общественные нормы…

… Тайный советник говорил о неизбежности большой войны:
— Вот окрепнем немного, и империя начнёт воевать, ‘на границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят…’
Казначей высказал своё мнение по этому поводу:
— Война всех одинаково облагает данью: мужчины расплачиваются кровью, женщины — слезами. На то и дипломатия, финансы и разведки, чтобы победить до битвы.
— Так не бывает, британцы, саудиты тоже щи не тапком хлебают. Только когда сильная армия тогда и послов уважают, - уверял сенешаль.

Канцлер спросил у него о нейстрийском правителе:
— Почему вы не выбрали дофина? Мы все надеялись на это.
— Наш любезный дофин, наша затаённая радость, надежда в ночи и всё будущее прозрение, тот в кого мы верим, а ошибок не сосчитать когда-либо может и станет королём, но не сейчас. Он не готов, впрочем, также как и кронпринц, но Юлианом хотя бы можно манипулировать.
— Ну что вы говорите честное слово, манипулировать – за такое в некоторых местах казнят.

… Вспомнили и про чуму, министр напомнил о времени после избавления от мора:

— Народ повалил за хлебом и вином, каждый старался занять дом получше. А заняв, обыватели высунулись в окна и закричали "да здравствует свобода, будем ссать в окошки на головы прохожих и никого не бояться, ни булочника, ни полицейского", кончились времена, когда всех считали по поднятым двум или одной рукам, сейчас в ответ поднимают что пониже.


— Одним словом холопы.

— Вы называете холопами:
– кузнеца, который куёт нам оружие и металл?
– пастуха бродящего с несметными стадами по полям и пастбищам?
– пекаря, который ежедневно выпекает душистые хлеба всем нам на стол,
– врача, который спасает наших детей?
– художника, который создал полотна затмившие величием все прелести мира?
– красавиц, которые ничего не делают, но без которых мы бы сошли с ума от скуки?
– детвору, которая подростая вскоре утрёт нам нос потому, что это закон природы?
– или может солдат, что погибли тебя защищая?
— Они – холопы?
— Попросту скажу, чтобы не обидеть – холопы все те, кто не здесь. А мы правители! И так будет всегда!
Двое засмеялись, у остальных столь откровенное заявление вызвало ропот.

Но когда Кыштым показал новые бумажные и золотые деньги, дукаты, власть имущие оживились, на время, забыв, про холопов.

При виде новых денег сенатор Харлем сожалел: — Что пользы быть членом парламента, если все равно приходится платить долги!

Кто-то высказал, финансовую озабоченность:
— Рокфеллер отказал мне в кредите, старая чернильница, кривоносый счетовод.
— Поздравим же господина Рокфеллера со столетием!
— А вы обратитесь к Ротшильду. Он сам деньги предлагает.

Принц Киамагури произнёс тираду, адресуя её несговорчивым банкирам:
— Не пойму, вы что же, собираетесь сидеть на сундуках с деньгами и мешать государственной политике?
— Какая там политика, если сундук пуст. ‘Расстаться с деньгами — это жертва, почти непосильная для всякого здравомыслящего человека. Вряд ли вы найдёте среди живущих кого-нибудь, кто не считал бы себя достойным всяческой похвалы за то, что он дал своему ближнему пять фунтов. Беспечный человек даёт не из чувства сострадания, а ради пустого удовольствия давать. Он не отказывает себе ни в чем: ни в ложе в оперу, ни в лошади, ни в обеде, ни даже в удовольствии подать Лазарю пять фунтов. Бережливый человек — добрый, разумный, справедливый, который, никому ничего не должен, — отворачивается от нищего, торгуется с извозчиком, отрекается от бедных родственников. И я не знаю, который из двух более себялюбив. Разница лишь в том, что деньги имеют для них неодинаковую ценность’.
— Деньги как дети – чем больше их выпускаешь в свет, тем больше они к тебе возвращаются.
Инвестиции как молодые – влюбляются то в одного то в другого, часто безответно, но без этой любви не было бы и жизни.
Ценные бумаги как вино – сколько их не выпускай всё мало.
Займы кредиты – вечная карусель жизни – кто-то теряет, а кто-то находит.
Избавляйтесь от денег – они как старая кровь приводят к тромбам и закупоркам, а отдашь деньги – словно кровь пустил и вновь ты гол как сокол, и у тебя наступило обновление…


Ближе к середине раздались реплики:
— Хотим слышать царя!
— Царя-царя, что скажет нам царь!

— Хотите услышать слово царское? Добро, слушайте.
Не по сердцу мне, что мы покинули древнюю родину и ушли на новые земли. Вот и новая столица не мила мне вовсе. А до́роги мне старые земли. Доверчивы мы чересчур, вся эта межнациональная чехарда титулов и званий отчасти пугает. Кто правит нашей страной? Я – царь? Или вы вельможи? Хорошо если так. Вот вы говорите империя, две империи, даже три империи. Имперский аппетит. Рано или поздно встанет вопрос – кто сильней и кто лишний. Были и раньше империи – и где они? Может у нас есть более хитрый план? Так объясните царю, покажите у карты, пораскиньте на пальцах – в какую игру мы играем? В настоящую или написанную в чьей-то древней книжке?


Небольшая образовавшаяся пауза не помешала упасть всего лишь одной капли дождя просочившегося сквозь свежую постройку, вместе с каплей тихо упало и настроение ареопага…

— Разноцветье в отварах и вытяжках душисто пахло и неизвестно как помогало, - задумчиво произнёс сенатор Иво Дзима.
— Слова что сказаны сегодня, мне душу вывернули всю, - притворился Пьер Хомунаптри.
— Длинный петляющий путь, но ничего мы выдюжим, - отметил курфюрст Штурман.

— За кого вы меня принимаете? – магов уже нет и я не маг, - отказывал в трансфертах Рауль Кыштым.

Раздался нервный и беззаботный смех.
— Дома на кухне будете смеяться! – строго бросил сидящим на первом ряду сенатор Киамагури.

Удивила прямота и откровенность шталмейстера:
— Бойтесь любить чистосердечно; никогда не высказывайте всего, что чувствуете или старайтесь вообще поменьше чувствовать. Помните о последствиях, к которым приводят неуместная честность и прямота; и не доверяйте ни себе самим, ни кому другому.
— Я как будто побывал в очаге великой мудрости и теперь можно умирать спокойно: я знаю всё! – не иначе как клоуничал молодой вельможа.
— Напрасно. Всегда быть правым, всегда идти напролом, ни в чём, не сомневаясь, – разве не с помощью этих великих качеств тупость управляет миром? – возразил Арктур Шелесто, встав на сторону царя.
— А я-то думал, мы будем наступать, и наступать организованно согласно разработанному плану.
— Открывать новые земли знакомиться с новыми людьми, расширять свои владения и идти всё дальше и дальше!
Курфюрст Айзек Свобода: — А я не вижу в том противоречия. Некоторые за всю жизнь читают одну книгу и та книга их жизнь, а вы загляните в свою, что есть она.
— Уважаемые господа сенаторы, курфюрсты и ареопажные вельможи, не заметили ли вы, как прямо на глазах замечательно растёт наша удивительная столица? Вдохновенный труд строителей и саксонца Вальтера Шумарьи – дворец и строения превосходят все чудеса виденные мною на этой земле! Это ли не лучший признак того что мы на правильном пути!
— Пусть строит, работы ему хватит надолго, лишь бы у нас деньги не кончались.
— А что про путешественника расскажите, который на осле приехал?
— Надо отпускать, за правду не судят.
— Враги отключились, вожди разлетелись – путешественники, вояки, послы, ослы…


Кое-как, лишь бы, хотя уж, да всё никак, поэтому то - да потому, не слава богу, зачем тогда, однако ещё, так и не разу, для чего, пусть однако, своим чередом, без разницы, конечно хотелось, ну уж и впрямь, почему бы и нет, всё к одному, такая уж, а ведь никогда, и не начали и не кончили, родились снова по-старому, она уходит, он засыпает.
Как в замедленном кино проносятся картины. Ему ничто не страшно. Он скачет в атаку, рубит сам, а вот и его рубят, пронзают, он горит, но вроде жив. Просыпается в северном Пьемонте, в палатке. Быстро по коням, вперёд, но вдруг пронзает вражеская пуля. Пуля, да пуля, выстрельнувшая в карету посла приснилась Егору, и это было новое оружие, о котором он хотел рассказать на родине сенату.
Егора внимательно выслушали, а заодно и познакомились с сыном великого князя, парень понравился, но большинство облегчённо вздохнуло, решив, что он не конкурент на императорский престол и вряд ли будет туда рваться.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 28 Июн 2015 04:18:07 Поправил: Егор Шатров Цитата

часть 10.9 (окончание)

За титулы началась настоящая борьба дворянства, сановников и офицеров. Определялись пятины на нашей большой территории, строились замки, имения, хоромы – это право было у дворян сановников и церковников. Стали популярны виллы - роскошные загородные дома в итальянском стиле, на берегу тёплого моря. Для украшения их использовали мрамор, ротонды, фрески, псевдо портики, двух вальные крыши, крытые черепицей колонны, перголлы, атриумы и зимние сады с элементами остеклённой крыши, террасы с бассейнами и т. д.
 Доме́ны — части владений короля или владения феодала, на которых они вели хозяйство - различные населённые пункты, укрепления, пашни и леса; отдельные области домена могли находиться в разных районах страны. Домен короля мог и не быть самым большим феодальным владением в стране.


Отдельные кварталы столицы застраивались сплошными строениями по типу замков, дворцов. Свои представительства строили богатые иностранцы. Гостевой микрорайон пронизывал город гостиницами и арендуемым жильём.
Интересно наблюдать за строительством города сверху как появляются разноцветные зоны заселения и удивительные фрагменты и детали большой игры. Маленьких человечков совсем не видно, зато ощутимо присутствие скрытого механизма запускающего новые детали единого проекта. Появляется лоскутный мир и именно сверху его впервые заметят пришельцы с других миров.
Маленький лоскуток во вселенной.


Епископ Шутор встретился с выбравшимся из лабиринта кардиналом Хашоттом.
— Верующих много. Желаемо собрать их как агнцов божьих. С неверием же бороться такими методами – дополнительный рабочий день, меньше зарплата, высылка на дальние земли. Вашу хорошо зарекомендовавшую себя инквизицию пустить к нам, пусть почистят скверну. Вы согласны со мной, кардинал?
— Вы батюшка лихо завернули, покойному митрополиту под стать. Я же наоборот хочу помириться с протестантами.
— Помириться? Это с них безверие и началось! Ни в коем случае! Вы я знаю, болеете после лабиринта, спасибо мой кардинал за беседу. Вот вам шкатулка с порошком благолепной пыльцы, достаточно один раз вдохнуть и хворь поверьте, покинет вас.
Язверг Шутор сам открыл шкатулку и, приблизив её к лицу кардинала, добавил:
А митрополит наш жив, слава богу!
Хашотт чихнул, не веря услышанному.
— Ну, вот и хорошо, значит, попало, - скрупулёзно заметил Язверг Шутор.

И выйдя к религиозным фанатикам, рыцарь - епископ воззвал:
— Счастливчики! Вы ещё не знали тех прелестей, которые ждут вас там! Что по сравнению с этим миром оранжевое царство! Идите же, не останавливаясь – вам пора! Следом за вами придут лучшие из нас! А я обойду всех, кто спрятался от правды, втолкую и приведу сомневающихся в светлый храм господа. Глупцы, сомневаясь, они думают, что мы оставим их в покое! Никогда! Этому не быть, неужели столько мучений и напрасно? Мы верим только тебе и идём за тобой и день, и ночь и повсюду! Вот наш путь!
Он поднял свой крест и показал вверх и вперёд. Из-за стены раздался монотонный низкий звук, похожий на гудение водопроводных труб всё усиливающийся и заполняющий сознание.
— Идите же врата раздвинулись!
С криками сначала один, потом второй пырнули себя ножами, повернув их рукоятками в сторону. Остальные ломанулись в двери…

________________________________________

СИТИ - группа и 5 корпорация Элитное предприятие, собрав со всей земли спецов, занималась несколькими производствами.
 В её цехах научились ковать булат — сталь, благодаря особой технологии изготовления отличающуюся своеобразной внутренней структурой. Видом - узором поверхности, высокой твёрдостью и упругостью. С древнейших времён Аристотеля она использовалась для изготовления холодного оружия. Клинков мечей, сабель, кинжалов, ножей и др. Химически булат отличается от стали количественным содержанием углерода и по этому показателю булат близок чугунам. Физически сохраняет ковкость низкоуглеродистых сталей и ощутимо превосходит последние по твёрдости после закалки.
Булат требует отличных от стали способов обработки ковки, закалки и может быть повреждён неправильной термической обработкой, обратившись обычной сталью или нековким чугуном. Может быть доведён до расплавления и после остывания остаться булатом, или, как в случае с дамаском, многократно прокован и сварен кузнечной сваркой сам с собой или с другими булатами и сталями. Леги́рование - добавление в сталь хрома, никеля, молибдена.

Кроме стали, 5 корпорация много строила. Два уникальных объекта возводились в столице - очистные сооружения по специальному проекту и магистраль.

 Магистраль - прямая скоростная дорога пронизывающая страну/континент и позволяющая максимально быстро по ней добраться.


Пятая Корпорация Сити-Группа работала со строй подрядчиками на громадной территории строящегося Царьграда. В её состав входил и

 Синдикат игрушек. Под тенью разных строительных способов и технологий скрывались не совсем обычные инженеры, эти товарищи корпели над материалами и формами. Тут встречались и совсем юные вундеркинды и чудаки – старцы с лепниной и меняющимися формами, и те, кто раздвигал и преобразовывал объёмы и помещения, сами себя они называли "несгоревшие школьники". Незаметные адепты наносили руны на строящиеся стены, а на следующий день открывались этажи и т.д. и т.п.
________________________________________


Еще седьмого удара колокола не прозвучало, а в салон лучше всего отправляться после девятого. Салон, с малопонятным названием - "Все 33 Удовольствия", что бы это значило? Дворяне, военные и гости столицы ломились сюда, будто здесь карманы набивали дукатами, суверенами и золотыми рублями. А возвращались отсюда к обыденной жизни возбуждённые, с горящими глазами, будто открывали в себе что-то неожиданно такое, о чём и не догадывались. Оказывается, салон затягивал своими щупальцами наслаждений. Как люди падки на удовольствия! Знаете, что они готовы всё отдать ради удовольствий? Многие ушли бы навсегда в мир эроса грёз и фантазий. Но кто-то должен и работать на цивилизацию.
В салоне "Все 33 Удовольствия" разрешалось абсолютно всё…
Магдалина, недавно выкупленная рабыня, была хозяйкой этого шалмана, засасывающего и одурманящего столичных жителей и гостей. И сама девочка отрывалась по полной и заведение переходило все рамки приличия. Куртизанка исстоналась, когда рыжий монстр Сет на виду у всех раком чесал ей матку.
Ночи Шахерезады на другом конце столицы, иные всё бы отдали, чтобы окунуться в них. Любовь и мудрость волнами наваливаются на вас, и в водовороте странных ощущений ты не разобрался, то ли это оргазм, то ли очередная контрольная. Неужто они такие – эти вечные фрикции - те несколько теорем и ответы да – нет - не знаю. В каждом из нас есть что-то восточное и ночное. Безумства любви, ночи Шахерезады и цвета мокко африканский рог носорога с каплями белой росы герцога Харлема, Шахерезада удивлённая и сдавшаяся призналась:
— Вот книга всего, прочитав её больше не надо ничего читать! – достала она увесистый фолиант.
— Разве есть такая книга? - расправляя на пол Африки рог, переспросил Руди.
— Вот она держи, и не трать больше время на чтение, твоё призвание любовь.
И она, развернув, положила книгу на африканский рог, прикрыв его до экватора.


Невесть откуда над столицей появились свисающие, сверху лианы, на первый взгляд листья, ветви и возможно верёвки, отделанные бахромой, всё это блестело и переливалось. Смешно сказать, что происходило это на площади Любви, какой дурак так назвал эту овальную территорию, на которой вечерами и ночами оно и происходило. Что там было у них - любовь или просто так, ведомо им одним, никто не сможет дать ответ на такой вопрос, пусть всё же это будет любовь. Где бы она, не появилась, на клумбе, в туалете, на стройке. В церкви или на кладбище, на своей или чужой свадьбе. Под телегой, в тюрьме, в гареме, в шкафу у жены начальника, какая к чёрту разница! Это любовь и не будем её трогать руками! Поверьте, если вы со своей любовью оказались даже в самом непотребном месте – не останавливайтесь – не надо – доведите это дело до конца. Любовь не терпит отлагательств. Война работа и болезни заберут вас, и тогда всё – вы отлюбили, так и не полюбив по-настоящему.


Феерия начиналась, раздалась диковинная музыка по тем временам, древнее диско - фьюжн, и вот на лианах появилась она! С претензией на фурор в имперской столице, да куда тебе, Дунька.
Лайла Софира́нтишек!
Обалденная дама с гаммой цветов на лоскутной одежде произвольного покроя качалась на лианах. Меж её отвальных грудей вылетали бабочки. А бёдра так интимно обволакивали лианы, еле заметно смазывая в самых укромных местах, что те издавали охающие звуки. Стильная гофрированная юбочка обескураживала толпу, автономно развеваясь на ветру полотнищем эротического знамени. Лайла царила над площадью, недосягаемая и притягательная, достоверно все мужчины и юноши, видевшие это, были в её власти, при открытом голосовании она стала бы российской императрицей. Хитрые и озабоченные мужики - политики, поэтому то и не допускали обладательниц таких пёzд до ареопага, ссыкуны. Лайла Софирантишек кудесница эротических грёз, лианы, прожектора, музыка, банальный трах на площади, и воздушная эквилибристика без кавалера, граничащая с безумием.

Эй, бросай всё и айда туда!




________________________________________

Рынок и Торговые ряды.
А что, по-вашему, рынок и торговые ряды, где всё продаётся и покупается? Кто из нас за прилавком, кто на прилавке, а кто и под прилавком?
Лазить по рынку получая удовольствие от товара и многолюдия взглядов, выискивая нужный товар, без конца примеряя фасон, пробуя на вкус продукты, сговариваясь по цене и не найдя в конце концов нужного товара.
Но день прожит не зря – ты выбирал свой товар и купил какую-то безделицу. Лучший товар на рынке, конечно же, сами люди. На вкус и цвет товарища нет и цены тут переменчивы как погода. Это только, кажется, что мы продаём товары – на самом деле товары продают нас. Так и стоят люди годами за прилавком, выкрикивают назойливые призывы, или просто молча спокойно до безразличия, рассматривают покупателей. И нам становится неловко, и мы вынуждены что-то купить.
‘А как отлично живут те, кто увяз по уши в долгах и ни в чем себе не отказывают, как они жизнерадостны и легкомысленны, долговременная привычка, благородная осанка, безукоризненная обувь и платье, прочно усвоенная надменность в обращении часто выручают человека не хуже крупного счета в банке’.
Тут смотри в оба, сам не стань товаром, умей выбирать нужную вещь.
А как это?
На хорошем рынке можно найти всё: от горячих пирожков до неведомых технологий. Рынок – особый мир и если ты вступил в него – берегись, на тебя уже набросили цену. Испугался? Не боись – всегда можно попасть к опытному торговцу – тебя помоют, натрут, подрумянят, подштопают и снова на продажу! Может, попадёшь в хорошие руки. И только в самом крайнем случае выкинут на помойку. Но и там свои законы – старьёвщик или на худой конец бомж найдёт и тебе применение. Ничто не вечно под луной, так и наша жизнь – то гремят фанфары, то свалка памяти.

Наш рынок начинался в черте города и выходил далеко в необозримую глубинку. Сейчас на нём торговали прошлым, настоящим и будущим. Центральные рыночные аллеи шумели яркими брендами и броуновским движением. Неброские палатки с вещами, предметами и поделками скромнее располагались в чехарде переулков и закутков.

Вот такие палатки и обходил человек, не спящий ночью, природа лишила его такой возможности, а он и не страдал от этого. Он искал это уже не первый день. В плаще его было не узнать, хотя – кто его мог тут узнать, если он приехал из Лиона? Его и там-то знало - по пальцам пересчитать. Королевич назначил его садовником, а потом отослал в имперскую столицу для себя, как он надеялся. Юлиан окружал себя новыми и своими людьми, щедро раздаривая титулы и посты и избавляясь от рухляди, садовник нравился ему своим восприятием вроде бы неживого мира и пониманием его красот и как психолог и как промоутер, говоря вчерашним языком.

Профильные торговые ряды предлагали:

Металлы Земейки Симбалты - железо золото, залежи родонита нефелина александритов рамзаита. Жеоды аметиста, каменную соль, горный хрусталь, друзы альмандина, диоптаза, малахит, слюду.

Ценные поделочные и ювелирные камни, изделия из них, кость, рога.

Животных - лошадей слонов верблюдов коров, коз свиней баранов, зебр, собак, обезьян пум леопардов, медведей лосей и других.

Птиц - лебедей, попугаев, соколов и др.

Морских созданий - дельфинов, рыб раков моллюсков крабов, голубого краба, морских ежей.

Ценную и другую древесину - сосну дуб берёзу кедр тополя кипарисы, ротанги, пальмы, грецкий орех, таксодий. Деревья – тсу́гу, лириодендрон, астро́ниум, гимнокла́дус, рододе́ндрон, араукарию бунию.

Овощи - свёклу, помидоры. Фрукты – мангустин, купуасу, черимойю, джаботикабу, наранхилью, лимоны, гранаты, помело, кумкват, гуаву, ананасы, персики, оливки, инжир, финики, кокосы, ягоды, монсте́ру, сикомор лонгконг, канистель, шоколадную хурму, нони, тамарилло, соусап, виноград; грибы, орехи.

Злаки – рожь, кукурузу, пшеницу. Сахарный тростник, пальмовое и розовое масло, пряности. Мёд, молоко коровье, козье, верблюжье. Вино, напитки.

Шёлк, лён, красители, шерсть, меха, кожу, ткани, кашемир, парусину.

Изделия поделки инструменты, одежду обувь, предметы роскоши, сувениры и многое другое…


Большинство на рынке составляли торговцы, приезжие, залётные, а также жители, переселившиеся в столицу на её многочисленные стройки и слуги.

Что думают слуги о своих господах? А если бы мы знали, что думают о нас наши близкие друзья и дорогие родственники, жизнь потеряла бы всякое очарование, и мы все время пребывали бы в невыносимом унынии и страхе.

Массовая миграция со всего света смешала и перемешала людские массы. Стали популярны интересные болезни, в том числе и та от которой на бойком месте появлялась язва, впрочем, также неожиданно проходившая, и руки, языки, губы, члены покрывались ими, слава богу, ненадолго – тоже своеобразный товар.

Бесчисленные палатки, бивуаки, шатры раскинулись прямо под открытым небом далеко за чертой города, всего в двух милях от стен Цариграда, протянувшись своим пёстрым телом еще на милю. Практически везде горели огни факелов, светильников, костров, висящих прямо в воздухе масляных шаров.

Но самое интересное происходило рядом, где велась работорговля, и представитель кронпринца Юлиана бился в цене с другими участниками аукциона молодых девиц.
‘Королевича воспитали бесподобно, ему смутно представлялось, что драки закаляют мальчиков, а тиранство — полезная наука, которой им следует обучаться. Так воспитывается английская и французская молодёжь с незапамятных времен, и среди нас есть сотни тысяч людей, оправдывающих и приветствующих несправедливость, грубость и жестокость, которые мы так часто видим в отношениях между детьми’. Раз наследник двора любит красивых рабынь, то у столичных коллекционеров появился опасный конкурент, королевич способен вдвое переплатить за понравившуюся девчонку, испортив остальным игру. Юлиан любил высоких, хотя сам был невысок и ему было неловко дотягиваться, чтобы поцеловать, не говоря уже о большем.

Подъезжая к рынку, экипаж королевича Нейстрии обогнала похожая карета, Юлиан с ужасом увидел как кучер и человек, ехавший в карете, отрезали себе головы и поменялись ими.
— Догнать, арестовать и допросить дьяволовых отродий и колдунов! - выкрикнул он ломающимся голосом. А у самого глаза округлились от ужаса.
Пока они поворачивались в переулок, обменноголовые умчались без следа.
— Разявы! Вернёмся, будете биты, поворачиваться надо быстрее, мы в столице, а не в деревне Шампуньке - на – Соне! Так с вами никуда не успеешь олухи царя небесного!
Но когда вывели девиц на продажу, королевич забыл казус и целиком увлёкся рабынями.
Выделялись две писаные красавицы – Констанция и Магдалина. За продажных девок бились как за саркофаг – хотели полный, а получили пустой. Особенно ухищрялась незнакомая старуха, скупавшая рабынь за фигуру, за бёдра, за сиськи, за танец, за голос и т. д., и при этом она всё детально ощупывала, мужчинам скупщикам это не позволялось.
Юлиан рассерженный, что добыча ускользает из рук, подошёл к ней и сказал:
— ‘Берегите фартинги, старуха Тинкер, — и к вам потекут гинеи’.
Старуха скорчила гримасу и сквозь беззубый рот прошипела:
— Мой милёнок так уж мал, так уж мал, - и захихикала.
— Ну, старая, мотри мне, те две красотки только мои! - Юлиан погрозил двумя пальцами у носа работорговки.
То ли она испугалась, то ли передумала, но красавицы достались нейстрийскому кандидату в императоры.

Возвращались весело и красиво. Вырядили девиц, и повели их по проспекту под бубны и барабаны.
— Это что проституция? - спрашивали прохожие.
— Нет, это модельный бизнес, конкурс красоты, - отвечали им знатоки.

Главных рабынь несли в портшезах, словно столичных див. Юлианскую виллу посетили Медея и Сусанна, им нетерпелось увидеть “первую мисс империи”. Медея в строгом красном платье – всегда ослепительная красавица и в багряных отсветах её выход под музыку джаз, возымел отрезвляющее действие, словно всех окатили ушатом сырой и до онемения дёсен свежей водой, приближаться к ней допускалось на расстояние 3-5 метров.
Сусанна в салатово-зелёном наряде, кокетливая и жеманная, своя русская вроде доступная, но ужасно дорогая, ощущения от её выхода в стиле кантри – панк - дударики - это непередаваемо, но она подпускала к себе не ближе 2 метров.

Тем не менее, Констанции в золотом с серебром платье надели корону и объявили её «Мисс Россия». Юлиан, в привычной ему византийской манере, обратился к присутствующим:
— А теперь дорогие дамы я прошу вас в сад! Все – в сад! - при этом он пнул публику, подталкивая, мол, убирайтесь поскорее гости дорогие.

06. 2012

________________________________________
© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.
________________________________________

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 4 Авг 2015 06:53:10 Цитата

Часть 10 . 10 ИМПЕРАТОР (1)
21+


Гости прошли в сад. А сада как такого не было: ещё не успел вырасти. Были лишь отдельные кусточки и саженцы. Да лесок, прилегающий к дому, и в дальнем углу просторного участка в земле копошился садовник: из лейки он поливал чуть окрепшие зелёные росточки. В многочисленных горшках под столичным солнцем грелись завезённые растения. Они привыкали к местному солнцу и воздуху, перед тем как быть высаженными в новую землю. Зато цветов местных и заморских было много, казалось, они с вдохновением и энтузиазмом приняли эту новую землю. Сад наполнился благоуханием цветов, затмевавших запахи человеческие и все прочие миазмы.
Чувствуете – ибо цветы своей быстрой красотой, как отголоски свершённых дел и судеб. А садовник как проводник наших миров. Но питают цветы – подземные силы собираемые, в том числе и с умерших людей которые были очень разными при жизни. К тому же у нас есть подозрение существования хотя бы одного существа называемого некромант. И это уже как говорится совсем другая история.


… Кто не верит, всех зову я в сад,
Видите, моргая еле-еле,
На людей доверчиво глядят,
Все цветы, как дети в колыбели.

В душу нам глядят цветы земли,
Добрым взглядом всех, кто с нами рядом,
Или же потусторонним взглядом,
Всех друзей, что навсегда ушли.

(Р. Гамзатов)



Юлианская вилла принимала всё новых и новых гостей. Став одним из заметных мест, где в неофициальной манере можно было навести мосты и нащупать пути-дорожки параллельно или в обход императорского дворца. Нейстрийцы и западники были уверены, что они лучшие и их принц победит в гонке за императорское кресло. Вилла нейстрийского принца стала своеобразной европейской штаб-квартирой в нашей столице.

Сюда собралось немало прибывших знаменитостей и одиозных личностей – Френсис Бэкон и эпистратег Адам Сораяма Diplomate; литераторы Байрон, Воле Шойинка и Аорс; офицеры и рыцари Хильдебрандт, Оружейник, Эйзенхауэр и Лихтенштейн. Путешественники и авантюристы – Марко Поло, Терезий Нагога, Калиостро; Гарри Поттер и No Good Ютайпа. Артисты музыканты и художники – Марлон Брандо, Джимми Хендрикс, Микеле Караваджо и др. Молодые перспективные и не очень персоны – дон Жуан де Марко, Rybinsk; виконт де Бражелон; маркиз де Сад и агент Госдепа skelet. Среди европейцев, прибывших в столицу и выходцы с Ийкирша – Граффанштадана.

Впервые так широко прибывали гости с востока – японец Сусаноо, китаец Юйцзюлюй, индус Власта Шьямалан, араб Ходжа Насреддин, негр Олууосегун Версаче и люди других национальностей. Это объяснялось проникновением империи на восток и всёвозрастающим вниманием России к своим восточным соседям. Более того считалось что чем дальше Россия распространит на восток своё влияние тем меньше сил будет затрачено на её прирост. Отмечалось и то, что там нет опасности размытия национальных русских черт. В определённых кругах возобладало мнение, что сила Руси прибудет на Востоке.

Россию на юлианской вилле, получается, представляли сенатор Киамагури, франтоватая молодка Москва и боярыня Морозова.

Боярыня была знатная. Привлекательная своей северорусской красотой Сусанна, разодетая в наряды свежей зелени и молодого сада цвела и пахла, высоко держа статус русской красавицы. Именно она заводила русскую шарманку и поэтому на неё были устремлены все взгляды. Конечно, гости не забывали что они на Руси, а тут всё не так как в остальном мире. Тем слаще им достанется пирог с яблоками.

Киамагури на вилле пока замечен не был.

А кто такая эта девушка Москва никто и понятия не имел – знали, только что она с одноимённой деревни приехала.


В такой большой компании сразу за всеми не уследишь, но хочется оставить зарисовки большинства участников той встречи. В этой главе на вилле не указано ещё с полтора – два десятка сенсационных имён пожелавших остаться в тени ААРа. Может быть, поэтому повествование напоминает круговое обозрение и я, не перечитываю эту главу, так как постоянно обнаруживаю, что кое-что упустил.
Для тех кому этого мало - есть отдельная брошюра «Юлианская вилла» небезызвестного автора Аорса в которой с его детективной подачи подробно рассказывается о событиях того времени. И как сказал на презентации той книги Френсис Бэкон: “Читайте не затем, чтобы противоречить и опровергать. Не затем, чтобы принимать на веру. Не затем, чтобы найти предмет для беседы. Но чтобы мыслить и рассуждать”.

Наша вилла прирастала садом. По-другому же – сад был отдельным местом – более откровенным и менее бутафорским, где не мешали общению возводимые стены и аляповатый антураж виллы. Кто успел сказать в саду – у того больше было шансов договориться – на вилле всё уже не было так просто.

Шут в коляске, которую вёз слуга, играл в куклы, поочерёдно отрывая им головы и навинчивая новые, рядом валялись парики и платья, примеряемые на виду у публики. Шут проводил дам и гостей в сад, с любопытством поворачивая голову то в одну сторону, то в другую и вопрошая:
— А что сегодня модно? Кто знает? Прощай молодость надеть под стринги: фейс - контроль я пройду?
Он увязался за Френсисом Бэконом, твердя тому вслед: — Ты не настоящий. Ты не настоящий.
Френсис рассмеялся в ответ, резонно замечая на это: — Я и не спорю. А кто тут настоящий? Пусть покажется, и мы послушаем его длинную и правдивую исповедь. Жаден человеческий разум. Он не может ни остановиться, ни пребывать в покое, а порывается всё дальше. И настоящее остаётся в прошлом.
О, это был настоящий Бэкон!
Гости дружно смеялись над шуткой шута и не думали над ответом Бэкона.

Огромный пустой сад, заполненный народом.

В саду заговорили о любопытном арабском госте Насреддине.
У Насреддина был самый лучший в стране яблоневый сад, и всякий раз, когда созревали яблоки, соседские дети прокрадывались в сад и рвали их. И с тем же постоянством Насреддин выбегал из дома, размахивая ружьём и кляня разбегающихся детей.
Многолетний свидетель этого безуспешного преследования, сосед Ходжи, как-то сказал ему:
— Я не понимаю тебя, Насреддин: ты ведь спокойный и великодушный человек, урожай твой в десять раз больше, чем тебе нужно, почему бы тебе не уступить часть его детям?
— Хм, — улыбнулся Насреддин, — я хочу, чтобы они брали яблоки. Но я сам был мальчишкой и знаю, если бы я не кричал и не гонялся за ними, они не стали бы приходить.

— Ощущаете разницу? – спрашивали светские гости. — А за нами ведь никто не гонится? Нарвём яблок?


Публика заполняла сад и шут, грозя ей пальчиком, декламировал:

Людям в их короткие года
Мельчить опасно даже иногда.
Смельчил и тут тебе конец пришёл
Всем мелочёвкой в память ты вошёл.

На миг представь вокруг себя людей
Да с уважением смотри, а не глазей.
Ведь ты не знаешь кто смельчил из них,
И попусту не обижай других.

Другой беззаботен: у него протеже
И нервы не гнутся его в вираже.
Он – жертва нашей эпохи хлёсткой
И руки его не выпачканы извёсткой.

Всегда будут делать всё за него
И он возомнит из себя великана.
Так сильным он стал для мира сего?
На самом деле он похож на таракана.

Через себя я перекинул моду
Мещанский дух: что одевают, носят.
Пусть я пока не делаю погоду
Но мне не скажут: под блатного косит.
В обычной жизни его давно бы затоптали, и никто бы не слушал, а тут в доме кандидата в императоры всё было приторно и не естественно. Шута слушали, словно безногого пророка.
Подолгу созерцать инвалидов невозможно больно и толпа расступилась, освобождая дорогу знатным воинам. Хильдебрандт, Оружейник, Нагога Тиривинти и Эйзенхауэр. Молодой бравый офицер с весёлой гривастой лошадкой на кителе прочитал вслух стихи:
Гремит баталия войной
И мы шагаем беспристрастно
Ведёт нас командир шальной
Туда – где и вздохнуть опасно.

Крушим врагов мы на ходу
Плюём на раны, что болеют.
И не скрываем на виду
Как перед нами все немеют.

За родину бросаемся в бои
Вы спите и тогда мы наступаем.
Не слышал враг стоны мои
Заснувших братьев молча, засыпаем…

В атаку, в бой – долби, круши!
В красных глазах ни тени страха.
Рви чью-то плоть, огонь туши
До бесконечности, до праха.
О да! И в этот раз армейские тоже удостоились немалого внимания публики и, получив первые восторженные тосты, удовлетворённо и с взглядом былинных героев позволили двигаться дальше банкету мирным путём.

‘После военных побед победы любовные с давних времен служили источником гордости для мужчин на имперской ярмарке, иначе, почему бы школьники хвастались своими амурными делами, а дон Жуан приобрёл такую популярность?’
Не считая приезжих, воров и слуг, любовники теперь занимали четвёртую позицию по численности.
Назваться любовником то одно, а вот быть им совсем другое – столько то и богатых дам не набиралось в столичной округе. Поэтому разбирали всех и по нескольку раз.

Дон Жуан объяснялся жене нового командора:

Вот если б ты сказала: как тебя понять?
И отчего ты молчалива грустна?
Тебя ведь невозможно от меня отнять
А без тебя мне как-то странно пусто.

Ты замолчала, я в тот миг не знал
Что для меня твой взгляд не засмеётся
Что в золотой оправе твой опал
Разлуки нам пророком доведётся.

Не буду долго грезить я тобой
Воспоминаньями не буду бередить я душу
А лучше ринусь в новую любовь как в бой
И я найду её – хоть обойду всю сушу.

Наверное, та не будет так строга
Она не будет молчалива грустна
И нашим объяснениям строка
Чуть загрубев, поднимется искусно.

Хоть ты красивее и ты поумнее
Влюблён я в неё: она проще добрее.


Как после таких строк можно было отказать?

Молча.

Но дон Жуан знал – крепости, которую не берутся сходу, потом подолгу отдаются на разграбление. Он сам затягивал эти романтические шашни – душа де Марко требовала любовного томления и высокой поэзии. Лирика делала его краше и сильнее – ведь уши женщин любят сильнее глаз и даже небольшого кошелька. Попробуйте и вы и вам зачтётся.
Правду говорят: мужчины, привлекающие женщин, состоят в мужском братстве. И не оставляют дам в покое. Только закончил один – как начал другой.

Не самая красивая женщина, но вероятно богатая и влиятельная настойчиво съедала глазами знаменитого любовного ветреника и проходимца. Её взгляд буквально буравил тело опустошителя сердец и засаживателя перламутровых раковин. Не надо волноваться – всё у них получится. Ведь все знают неутомимого обольстителя Джакомо. Надо было видеть неестественные хотючие глаза этой молодки. Дамочку звали Москва, и была она с той непростой деревеньки, о которой мы уже писали. Девушка изрядно потрёпанная, но умело скрывающая это хорохорилась.


Джакомо Казанова, всхлипывая и соблазнительно подвывая, читал:


Хочу поведать я безумный пламя ада
Придётся полностью мне выложиться там.
Последняя чуть странная бравада
Пусть не тревожит моих милых дам.

Останусь я для них почти бездонным
В любое время мо́гущий начать
Красавцем славным победит коронным
Можно всегда чудесно накончать.

Где крайняя степень? Двоих где граница?
Куда невозможно не в силах пройти.
Но я всё ж рискну; не любая годится
Для этого надо бы ‘супер’ найти.

А впрочем, для этого многие созданы
Да надо почаще их в дело пускать:
Красоты щедро им милашкам розданы
Такому добру нельзя пропадать.

Быть может кому и не очень понятно:
Сказать я хотел, что слова не нужны
Когда двое нас – и обоим приятно
Прибавить часов нам на счастье должны.
Никому не ведомая Москва полная страстей после этих слов готова была накинуться на соблазнителя. Сквозь слегка оттопыренную нижнюю губу прорезался клык, а грудь вылезла из под жуткого вида холщовой сорочки и напряглась в томительном ожидании.

— Барышня? Вы хотите что-то сказать?

— Я… хочу что-то сказать… тебе…

— Вот и замечательно, тогда прикройте лицо, и ждите меня в тамбуре я скоро приду, - засмеялся Джакомо, моментально решая на кого же переключиться в этой нелепой ситуации.


— По этому поводу есть притча. Ходже подсунули безобразную невесту. Когда утром он оделся и собрался выйти на улицу, жена, примеряя перед зеркалом паранджу и жеманничая, сказала: — Эфенди, кому из твоих родственников я могу показывать открытое лицо, а кому нет?
— Показывай лицо, кому хочешь, только не мне! – воскликнул Ходжа…

Барышня Москва. Как то складывалась судьба её родного поселения на обочине? История больших городов если и начинается, то с небольших селений окутанных своей тайной доморощенной историей и соседей, знающих каждый чих поблизости. Москва не сразу строилась. И эта девушка получила своё имя ровно в тот год, когда за поселением окончательно закрепилось столь красивое имя. Выйти в свет да считай сразу прорубить окно в Европу, для скромной барышни было верхом мечтаний. Заудить кавалера – почему-то поселенку потянуло прямо на Казанову, будто здесь не было женихов получше?

Молодка имела выцветший светло-жёлтый цвет волос и потому, когда у неё на въезде в столицу спросили фамилию, а она твердила: Москва, Москва – ей и записали фамилию по волосам, и стала она – Москва Златоглавая. Самую красивую девчонку селения отправили в столицу – знай, мол, наших – пусть девка осмотрится, глядишь, и жениха найдёт достойного. А потом можно и родню засылать в столицу то. Говорила то она плохо, но чего там - научится, главное на людей посмотрит, а - то в деревни в основном жили особенные создания да не очень разговорчивые.



‘Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.

"Кабы я была царица’,-
Говорит люба девица,-
Согнала бы всех хазар
И устроила б базар.

- Кабы я была царица,-
Смолью глянула как птица,-
Обойдя мир по́иска
Набрала бы воиска.

- "Кабы я была царица,-
Рыжа встряла молодица,-
Я детей бы нарожала
Мужа в доме обожала.
Чтоб Москву заполонить
Надо водкой опоить.
Вот смотри, какая я
Вся кудряво окая.

‘Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрипела’,
И на виллу входит принц,
Произносит девкам: «Дрынц!»

(7 строчек А. С. Пушкина)
Эта сцена имела место быть – Сусанна, Медея и Москва правда под разными окнами - и не пряли, а говорили и не слово в слово – как вошёл Киамагури и так выразился, хотя и не слышал грёз ‘королевишен’.


‘Дрынц’ напомнило о насущном. Меньше грёз и мечтаний больше поступков и разочарований.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 4 Авг 2015 06:54:01 Цитата

10.10 (2)

Шрамист Chaos Destroyer – бывалый ветеран полевых баталий верной рукой обхватил двух девиц, похоже, сестрёнок обещая им вечное счастье под луной и своё видавшее виды тело как минимум до утра.

— Мне до утра? А ей, - вопросительно вскинув губки, спросила сестрёнка.

Шрамист попытался улыбнуться, ощерив боевые зубы, прищёлкнул и добавил им ещё день на свидание.

— Вы точно нам устроите хаос? - сестрицы досадливо поглядывали на крупный живот фронтовика.

— Даже не сомневайтесь сестрички.


‘Шрамы украшают мужчину, так говорят сами обладатели шрамов, но с ними редко соглашаются стройные газели 13 лет от роду, предпочитая изрубленным ветеранам пухлощёких юношей с усиками чернее амбры’.

Таким нашлось место на нашем празднике света. Несколько стройных юношей кружились сейчас среди толпы, успешно привлекая молодостью дам. Но что значит беззаботная юность против опыта и смекалки?

Уж тут побеждает сила и волосатые мускулистые дяди, отбрасывая юнцов, устремляются прямо на дам. Меньше прелюдий меньше условностей больше греха и натиска; порванной испорченной одежды совсем не жалко, по крайней мере, первое время.


Накаченный полноватый, волосатый и лысеющий ухажёр видимо авторитет в своём нелегальном деле – выбрал шаловливую девицу. Известную в подпольных кругах, притонах рынках и на скачках. Перед тем как увести эту даму он вознаградил поэта купив стих адресованный ей:
Моя любовь – Кирдяк Надежда
На ней фирмовая одежда
Пикантный носик, чудо - ушки
Милей нет моей подружки.

Надежду-любушку купаю
Я раз в неделю как Данаю.
А летом в жаркую погоду
Я каждый вечер её мою.

Ласкаю стан рукою нежной
И летом и зимою снежной.
И все ложбиночки на теле
Целую горячо в постели.

Любимой Нади слаще нет
Ей каждый день дарю букет.
И бродим по осенним склонам
Любовь, роняя красным клёнам.

Вот так отчаянно люблю я
Ничуть к другим и не ревнуя
В себе надолго сберегу я
Любимой страстность поцелуя.
— Вот хорошо, что ты мне напомнил! Я уже чуть было не забыла, - утёрлась платочком Надежда Рутатуева, прозванная в народе за натиск Кирдяк.
Она с упоением обняла теневика, грубо схватив его за ремень, а другой рукой заодно утянула и чтеца - адъютанта. Трио демонстративно покинуло залу.

Однажды, желая подразнить Ходжу, его жена сказала: — Ходжа, ты так уродлив, что будет горе тебе, если наш будущий ребенок будет похож на тебя…

— Это ничего, – ответил Ходжа Насреддин, – горе будет тебе, если ребёнок не будет похож на меня…

‘Цветы — для того, чтобы их рвать, девушки — для того, чтобы с ними шутить, а потом рвать’.

Так за каких-то полчаса на вилле разобрали всех девушек, включая старух и не определившихся. Тогда принялись и за остальных.
Маркиз де Сад как резидент определённого, заявившего о себе сообщества тонко и извращённо улавливал настроения части публики:

Полюби ты меня гомосека
В душу милая мне загляни
И квартиру в четыре отсека
Забирай и мои Жигули.

Если будешь мне верной женою
Стану дома носить на руках
И на трёх я работах не взною
Деньги будем швырять как Саббах.

Дачу выстроим мы пятистенную
Пусть не будет детишек у нас.
Свадьбу сбацаем ох обалденную
Двадцать тысяч угробим за раз.

И меня извращенца пойми ты
Слава богу, активным был я.
Не скрывай свою страсть и открыто
Приходи, в стог ко мне, не мудря!
Эти и другие откровения маркиза застали врасплох большинство гостей.

— Несмотря на растущую технократию - воображение остаётся редким даром, так например - педоняхи - свободные люди на западе, а на востоке вынуждены скрываться.


— У нас говорят, нет коровы — подои быка.


И находили же! Даже звёзды – Хильдебрандт, Байрон, Брандо, Версаче, Караваджо и некоторые другие успешно отличились и на этом неровном поприще.


Вот где подлинный рассадник вседозволенности – юлианская вилла.

Пришел Ходжа с товарищем в Конью для учебы; товарищ, увидев минареты, в удивлении спросил: — "Как это их делают?"

— "А ты и не знаешь? Эх, ты! — заметил Ходжа. — Очень просто: выворачивают наружу внутренность колодцев".
Вся эта чехарда никак не развеселила скучающих в тени пальм. Кто- то считал проценты, кто-то тихо переговаривался, другие, молча, размышляли или мирно дремали под звуки большого скопления народа. Некоторым просто страшно было взглянуть в пустые глаза правды.

Молодой чёрноусый драгун с печалью таланта на нервном лице прочитал:
“Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник,
Как он гонимый миром странник,
Но только с русскою душой.

Я раньше начал, кончу ране,
Мой ум не много совершит,
В душе моей, как в океане,
Надежд разбитых груз лежит.

Кто может, океан угрюмый,
Твои изведать тайны? кто
Толпе мои расскажет думы?
Я — или бог — или никто!”
— Кто этот поэт?
— Михаил Лермонтов, русский Байрон, отправляется служить на южные границы.
— Поэтов надо беречь – а то они погибают молодыми.


Меланхолия - муха села на любимое варенье, меланхолия - и твою девчонку разыгрывают в карты на твоих глазах, меланхолия - хочется умирать, а рано.

ПЯТОЕ ПРАВИЛО ЦИВИЛИЗАЦИИ
ЧЕЛОВЕКУ СВОЙСТВЕННО ВНОВЬ И ВНОВЬ ОШИБАТЬСЯ.


— Прямо из Парижу! Только сегодня для вас! Мистер шоколад!

В зал ввезли огромный кекс, вероятно облепленный диковинным шоколадом, и установили в самый центр. Что такое шоколад этот народ вроде бы и не знал совсем. Не довелось ещё его откушать, тем более такой огромный шоколадный торт. Под крики публики кекс внезапно проломился и в нём оказался самолично мистер шоколад.

— Привет толпа! Я мистер шоколад кто ещё не знает, а зовут меня мсье Керван! – указывал он на одного на другого на третьего зрителя и говарил им прямо в зал: — Я твой бог!

В момент его появления и проломления кекса многочисленные осколки - плиточки шоколада полетели в толпу. Народ начал пробовать и офигевать от нового неповторимого вкуса. Публика ломилась за шоколадом – десертом энергетиком и афродизиаком.

— Облизывайте меня облизывайте – взывал Керван, — где вы ещё найдёте такой вкусный живой шоколад! - и несколько горячих поклонников шоколада ринулись к нему, слизывая шоколад прямо с живого человека.

— Вы ещё не решили? Тогда слушайте дальше! – воскликнул Керван и из кекса на импровизированную сцену вывалился гитарист. Тоже весь в шоколаде – это был Джимми Хендрикс. И он заиграл, и толпа слушала этот средневековый рок и не верила своим ушам, что так дико можно играть. И его облизывали. А когда публика прозрела, то поняла что музыкант, ни в каком не в шоколаде, а просто чёрный от природы. Хендрикс ломал гитару, а мистер шоколад прыгал под музыку как сумасшедший по остаткам шоколадного пиршества.

Видимо тогда на вилле у некоторых стратежных ийкиршцев и родилась свежая мысль сделать Кервана премьером у Димы Странника: — И будем в шоколаде!

Это была презентация шоколада.


Горячий музыкант Джимми ухватил двух или трёх понравившихся девиц и был таков – они уже на пороге начали поспешно раздеваться.



Первую красавицу и дочку американского миллионера, взятую в рабство Констанцию, поздравлял Мюррей Вельмонтес, он мягко журил её, при этом отчаянно ругая:
— Прогнулась! Он тебя взял на слабо, как девчонку сопливую! Знал, на что надавить! Очнись, наконец! Юлиан тебя развел как лохушку! Смажешь всю пудру, и поехали к нам в Майами.
— Что мне делать в этой Америке – здесь я первая красавица, - мило зарумянилась Консти. — Теперь можно до пенсии не работать.
— Ой - ли! Дурёха, говорю вам Констанция, езжай в Америку – целее будешь.
— У вас скучно, здесь я чувствую, как жизнь кипит, - и она поправила платье потому, что к ней подошёл очередной поклонник – чернявый взъерошенный черноглазый и с довольно наглым пронзительным взглядом.

Это был великий художник Караваджо, предложивший красавице свою картину взамен на свою любовь. А когда глупышка мисс снисходительно отвернулась от холста «Иоанн Креститель» размером 94 131 см. Он, ничуть не обижаясь, просто схватил её за руку и поцеловал, как и подобает настоящему гению, утягивая в сторону, прочь от толпы.

В этом узрели оскорбительное поведение и офицеры Вельмонтес и Лихтенштейн пытались остановить безграничного итальянца. Микеланджело Караваджо вспыльчивый порывистый и гениальный столкнулся в схватке интересов за красавицу Констанцию с Вельмонтесом и Лихтенштейном. Караваджо носил с собой огромный кинжал и ношение холодного оружия, без разрешения часто приводило к эксцессам. Завязалась схватка, оба франта решили проучить художника. Выбить кинжал было не сложным делом для двух опытных офицеров. Но отлетев нож, разбил изящное богемское стекло, впервые выставленное напоказ публике. Это был подарок из Европы, который Юлиан намеревался вручить русским.
Юлиан, услышав звон драгоценного стекла с исказившимся гримасой лицом устремился к нарушителю спокойствия.
— Прикончите его – вздорный итальяшка разбил моё стекло!

Так Меризи пришлось драться сразу с двумя привычно кулаками. Несмотря на несколько удачных ударов живописца князь и посол быстро прижали буяна к стенке. Остриё шпаги туго упёрлось в грудь второго Микеланджело. И тогда храбрые вольтижёры воочию увидели полотно «Иоанн Креститель» то, что размером 94 131 см.
— О боже какая прелестная вещь! У нас в Америке нет ничего подобного! – помимо воли воскликнул, отступая Мюррей Вельмонтес.
Лихтенштейн, оставив обезоруженного автора, устремился к шедевру и в сердцах признался: — Да одна эта картина стоит всего моего княжества!
Военные сумели по достоинству оценить холст Караваджо. Сразу появляющийся вкус на трофеи – это профессиональное качество настоящих победителей.

— Забираем картину и мы в расчёте! – быстро определился с ценой американец.


— Кто вернёт моё богемское стекло? – с негодованием закричал принц Нейстрии.


— А как же честь первой красавицы? – дожидаясь финала, возмутились зрители.


— Я спасу первую красавицу от варвара художника! – на ломаном языке вызвался негр Олууосегун Версаче одетый в какие-то немыслимые одежды, в чудовищном сочетании наброшенные на практически чёрное тело. Этот африканский гость представлял всю Африку и удивлял зевак и цветом кожи и всем своим затрапезным видом. Версаче было его настоящее имя, а стиль одежды получил уже некоторое распространение в столице. С ним находился и второй гость с чёрного континента в оранжево-коричневом балахоне Воле Шойинка, который записывал свои наблюдения.

Если сказать честно – то большинство уже было согласно отдать первую красавицу взбалмошному художнику но никак ни жуткому плохо говорящему африканцу в обезьяньем наряде.
Видя такой оглушительный успех у заезжих кавалеров, первейшие столичные дамы выкатились из забвения, принимая часть славы на себя.

Медея и Сусанна от всего сердца поздравили “королеву красоты”, подарив ей по любопытной безделушке. Девушка предусмотрительно догадалась не брать эти подарки в руки.

Сусанна Морозова удивлённо заметила: — Славная милочка. Понятно теперь как она выглядит. Эта европейская мода на стройных девочек. И чем же я хуже?

— О какой у вас фантастически красивый наряд! Это – китайское? – невозмутимо рассматривала победительницу со всех сторон прелестная Медея, тщательно выискивая на одежде самодельные лейблы.


Говорят, что самые яростные ненавистники ирландцев — сами же ирландцы; точно так же и жесточайшие мучители женщин — сами женщины. Но даже эти очаровательные женщины расступились перед прелестной Констанцией.

Иногда надо проигрывать – пощекотать себе нервы и отступить для виду, чтобы потом с новой силой ломиться на пьедестал почёта. Тем приятней будет вновь побеждать. И лицезреть убитых твоей красотой соперниц.

Как привычна ярмарка тщеславия – самым обворожительным некуда деваться от успеха!


Констанция не выдержала обрушившейся на неё славы и расплакалась:

— Оберните меня поярче пожалуйста, дайте в студию больше света, больше восторгов и купайте меня прошу вас купайте меня во всём! Что это – мои слёзы, ваши слюни восторга, шампанское, сперма? О диво – так давайте этого побольше и все сразу!


Толпа действительно пожирала Констанцию глазами, бессовестно раздевала её и раздевалась сама.

Констанция была лучшим подарком Европы. Даже получше стекла. Но её представление, обернувшееся эротической истомой и наполняющее виллу неизбежным развратом, переросло все рамки приличия.
… Если бы не вмешался индус.

Он, предвосхищая сильную карму эроса, добавил в зрелище незабываемые индуистские мотивы и необыкновенный гангский шарм. Сильвано Власта Шьямалан радел за дело и дарил свой подарок всем присутствующим.

— Радуйтесь и наслаждайтесь!


И закружилось индийское многоцветье и полились нескончаемые, колоритные мотивы, объединённые в танце тела движений и смыслов. Это и был бы всеобщий, многопрофильный секс, если бы это не был танец и песни. Индус доминировал и тем самым можно сказать воспользовался первой красавицей, пожалуй, не нарушив в общепризнанном аспекте её девическую цельность. Сильвано – это гибкость и такт, Власта – это доминирование, Шьямалан – экзотика и шарм, обладание. Так сложилось это имя. Нам русским это кажется – танцуют и танцуют, нарядные поют бесконечно и однообразно. Быть может, им такими же кажутся наши бесконечные пьянки драки разборки приколы и обманы.

Под крики восторженной толпы объявлялась горячая десятка.

…….

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 4 Авг 2015 06:55:02 Цитата

10.10 (3)

Гарри Поттер, круглый двоечник и второгодник, исключённый из школы магов и благодаря этому вовремя не убитый вместе с ними, крутился на вилле. На нём была нахлобучена обязательная широкополая и островерхая шляпа. Тёмно-синий балахон, покрытый кабалистическими знаками и заплатами.

После того как их всех истребили, появилась мода приглашать ‘как бы мага’ и прилюдно жалеть что с волшебниками так жестоко обошлись.

— У меня есть всё: зелья, стократно увеличивающие силу; микстуры, залечивающие самые страшные раны; боевые заклятья, зелья невидимости, ловкости, особые мази способные изменить внешность употребившего их до полной неузнаваемости.

При этих словах пройдохи я чуть не заржал ему прямо в лицо. По глазам было видно, что он врёт и не краснеет. Хотя что-то эдакого в Гарри и было, какая-то фатальная дурашливость. Грусть несостоявшегося волшебника, мальчик был талантлив, а потом всё куда-то девалось. Остались напрягающая и затянувшаяся детскость, полу комедийный эпатаж. Смешные нелепые потуги сделать реально что-то важное и абсолютная пустота в глазах за круглыми очками.
Однако кое-кто ему поверил – по крайней мере, около него крутились агент Госдепа skelet, Нугут Ютайпа и ещё два очень подозрительных типа. Гарри отсыпал что-то Нугуту прямо в карман: то ли это были семечки то ли волшебство в зёрнах. Да No Good и сам-то был ещё тот кудесник.


Всё бы ничего да еды было мало. Позавчерашние бутерброды со слизанной начинкой. Европейская, экономичная скромность в разрез русскому разудалому гостеприимству. Да ещё и Юлианова манера комментировать.
— Гости дорогие садитесь жрать, пожалуйста! А кому не налили просьба удалиться в недостроенные комнаты моего замка. Там есть что покрепче.

Нет, это не евро стиль. Если тебе угощать нечем — хоть говори ласково.




Однако всё же мы отвлеклись от самого интересного. Дам разобрали и уводили прямо отсюда, хорошо вилла была недостроенная и предлагала массу мало обставленных комнат. Но многих дверей ещё не было, поэтому приходилось довольствоваться слабой изоляцией и вскоре различные, непристойные отталкивающие и откровенно смешные звуки наполнили виллу. Сообразительные квартиранты после близкого знакомства менялись комнатами и партнёрами. Кто-то убегал, испугавшись, слышны были крики о помощи, несколько мордобоев и неудачных знакомств, масса разочарований и новых потерь.
Надеемся, были и обретения.

Хотя чему тут удивляться?

Независимо от того, что именно вы ищете в интернете, вашим критериям поиска будет соответствовать, по крайней мере, один порно сайт.

Правило Макмахона


Когда Ходжа строил дом, он наказал плотнику, чтобы доски для пола он прибивал к потолку, а потолочные доски – к полу. Плотник спросил, для чего это, а Ходжа объяснил ему: — Скоро я женюсь, а когда человек женится, то всё в доме идёт вверх дном, и я заранее принимаю меры.


В самый разгар вечера на виллу Юлиана ворвалась молодцеватая охрана приведённая агентом Госдепа по кличке skelet. У этого агента были кожа да кости, и просвечивал экзо скелет, поэтому его так и звали.
В зале инициативу перехватил бравый офицер Rybinsk: — Подите прочь к ботам и без вас разберёмся! – оттолкнул он skeletа.
Мы и не догадывались, что у нас уже были разные спецслужбы. Skelet ушёл, и возможно унёс, перехваченную у виконта настоящую четвёртую карту.
Охранники бесцеремонно растолкали всех и схватили за шкирку виконта де Бражелона выдававшего себя за британского шпиона. Виконт, поняв, что это провал, ринулся к окну:
— Но-но виконт без нервов. Вот хлебните лучше, — любезно протянул флягу контрразведчик, при этом резко ударив его по шее. Де Бражелон не ожидавший удара повис на стене, его повязали и, скрутив, увели с виллы.
— Господа приносим вам свои извинения и желаем удачно провести оставшееся время, - приятным голосом пояснил Rybinsk.
Но здесь присутствовали послы Британии и США - Окаи, ставший писателем, Вельмонтес и Эйзенхауэр - и посланцы попробовали вмешаться в задержание.
— У виконта дипломатическая неприкосновенность! - заявил Окаи.
— Мы учтём это при допросе. Кстати, верните своё прежнее лицо.
— Вы должны его немедленно отпустить! – потребовал Вельмонтес.
— Он подозревается в шпионаже против России и вывозе ценностей из страны.
— Но он гражданин Франции!
— С Францией проблем вообще не будет, - успокоил иностранцев Diplomate Адам Сораяма. Я обязательно разберусь с этим делом, обещаю вам, что сын д’ Артаньяна так просто не пропадёт.
— Всё равно, каким флагом размахивают - главное, чтобы древком не задели, - назидательно заметил иностранец Калиостро.

— А что он натворил можно узнать? - выкатилась Медея, очаровывая Rybinskа.
— Вам мадам я скажу по секрету. Он пытался украсть четвёртую карту Ийкирша.

В зале наступило оцепенение. Никто не знал что такое четвёртая карта Ийкирша. Но все почувствовали грандиозность этой новинки и масштаб великой тайны.

Четвёртая карта Ийкирша.

И сейчас вызволенная карта лежала изящной рубашкой вверх.
Что было под ней изображено – попробуйте догадаться.
Ариман? Немезида? Шут? Садовник? Пастух? Комит священных щедрот?

….. Митра?..


… В это время Киамагури дважды бывал на седьмом небе.
Медее это не удалось ни разу, если бы, не большая цель, разве бы она барахталась тут с этим самоуверенным и не сильным юношей в коротких одеждах? Когда он в третий раз подходил к вершине, цивильно блистательная шатенка дала ему выпить брызжущий напиток.
И только он это сделал, заявила, что это яд. Однако принц - курфюрст и сенатор Митра не пал духом.
— Коварная лгунья, ты не можешь меня отравить, потому что теперь мы связаны навечно.
— Чем это мы связаны, самовлюблённый дурашка? – удивилась колхидская царевна. — Твоим ребёнком что ли? Выбрось это из головы, я не Анджелина Джоли, мне столько детей не надо, пусть тебе рожает Белоснежка из 9 роты.
— А вот за это я тебя накажу, - подступил Принс. — Почему из девятой то, это тебе больше подходит 9 рота очаровательная Медея.
— Наказывай, что мне делать говори, глаза завязывать или мёдом обмазаться? Я ко всему согласная.
— Язычок у тебя злой.
— Ты же только что подлетал от него на седьмое небо, красавчик в колпаке.
— Что ты там про мою девочку намекала?
— Намекала? Ты у дракона её забрал?
— Забрал, ну и что?
— А ничего…
— Медея, не забывайся, дорогая, чары чарами, но за такие намёки, после моей коронации…
— Что убьёшь меня милый?
— А ты сама как хочешь?
— Только с тобой… и ещё с пятнадцатью кавалерами, - прошептала смуглянка, ладонью горячо дотрагиваясь до Киамагури.

Принц Интернационала схватился за бок, его неверие рассеялось, когда он почувствовал рези в животе и заметил подёргивания рук.
— Что ты наделала ведьма! Мне больно!
— Ага, всесильный Митра курфюрст, ты будешь умирать долго и мучительно.
Принсу стало хуже, он корчился на полу от боли. Медея отползла в сторону. Когда же он упал обессиленный и не мог встать, собралась покинуть его лежащего на холодном мраморном полу.
— За что? Что я тебе сделал бешеная южанка? – спрашивал занемогший полубог.
— Ты будешь императором, - произнесла она приговор.
— Если ты задушишь Митру, он не станет императором.
— Ты не умрёшь, но уступишь трон.
— Проклятие, отпусти меня ведьма и давай разберёмся без корчи.
— Хорошо, без корчи и без порчи – только если ты меня послушаешься.
— Всё равно император будет выбран, и колхидская царевна ничего с этим не сделает. Дай мне скорей воды. Что тебе женщина за дела до императора? Своей хитростью и уловками вы итак опутали всех мужчин.
— Поэтому вы не допускаете нас на свои митраистские вечери? – ужалила Медея Митру в самое сокровенное. — Молчи принц молчи и твоей силы не хватит, и сам погибнешь, – развевалась над ним южная красавица.
— Всё я сдаюсь, ты победила царевна. Только скажи, для кого ты так стараешься или кого хочет твоя Колхида Грузия в императоры? Господи, какая шальная геополитика – сколько стран то у нас набирается.
— Георгия.
Киамагури закашлялся от неожиданности, едкое слово буквально застряло у него в горле. Курфюрст замахал согласно, а в глазах его появились тоска и слёзы.
Медея вскочила и принесла пузырёк и воды.
— Так ты поклялся!
— Давай же Медея, пока я не передумал, - в этом всеобщем ужасе Киамагури и желал бы разобраться но явно не сейчас.
Он выпил и был спасён.

Потому что политику ещё делать надо – а бабы вот они рядом, бери – не хочу. Хотя – не уверен – не влезай! Поэтому-то импотенты так часто и идут в политику.


Медея, что ли разочарованная Митрой, сжалилась и добавила:
— И ты действительно не заешь? Державы ищут избранных, а император так забава… Император – зло или слабость – этот пост должен ошибочно занять временщик.

Голова Митры окончательно пошла кругом, и он остался лежать на полу, соображая.


На вилле уже пришло время дарить подарки.

Марко Поло рассказал о китайском открытии произведшим подлинную революцию в военном деле и продемонстрировал пробу.
"Проба на бумагу": порох насыпали на лист бумаги и поджигали. Хороший порох должен был сгорать легко и быстро, не прожигая бумагу и не оставляя на ней тёмных следов и белых зёрен.
 Порох. Калиевую селитру (saltpeter) получали из мест массовой концентрации компоста и останков умерших животных. Давно было замечено, что помёт животных, особенно навоз, при долгом лежании в тени слегка белеет. Китайцы, по-видимому, первыми нашли, что белый налёт на продуктах гниения органических отбросов есть не что иное, как селитра. Сначала "китайский снег" добывали на всякого рода свалках, находили его на скотных дворах и даже соскрёбывали налёт со стен деревенских хижин, построенных из глины и соломы. Позднее стали устраивать специальные селитряные кучи. В них свозили навоз, золу, землю с кладбищ, листву, ботву с огородов, солому, пищевые отбросы. Все это обильно и многократно поливалось мочой и помоями, обносилось высокими заборами для защиты от солнца, покрывалось сверху соломой и оставлялось для созревания. После созревания "селитряная земля" промывалась тёплой водой, для растворения селитры. Полученный щелок упаривался в медных котлах и охлаждался в корытах. При этом на дне вырастали крупные прозрачные шестигранные кристаллы селитры. Полученную соль "литровали" - очищали повторной промывкой.
В XIII - XIV веках стволы огнестрельного оружия изготовлялись из меди и железа, а поражающими элементами являлись камни, железные ядра, галька и обрезки железа. Китайские врачи с помощью пороха лечили язвы и раны, травили насекомых и дезинфицировали им помещения во время эпидемий.

— Я дарю вам порох.

Гость из Китая, молча, наблюдал за этой сценой. На лице Юйцзюлюя застыла обычная улыбка, и непонятно было, то ли радуется увиденному китаец, то ли сердится.
— "В царстве Тайюань высокие горы. На их склонах пасутся кони, которые не даются в руки. Поэтому сгоняют кобылиц и оставляют у подножия, чтобы совокупились они с жеребцами, сходящими с горных круч. От них и рождаются жеребята, потеющие кровавым потом. Их называют небесными". Император повелел доставить, во что бы то ни стало жеребцов из Тайюаня и вывести в Китае породу "небесных лошадей".
— Это диво так уж диво!
— Мы надеемся на дружбу русского народа и в подтверждении моих слов доставим вам такого жеребца, - Юйцзюлюй понимающе улыбнулся и наклонил голову.

Представитель известного в узких кругах города-государства Ouwen приберёг для такого случая свои подарки. Он обладал определёнными навыками руководителя небольшого города, но был глуховат на одно ухо. Именно на то, в которое ему говорили справедливые вещи, которые он не хотел слушать или на которые не хотел отвечать. Да я и по себе это знаю – пишешь ему, спрашиваешь, а в ответ тишина. В том городе должен был начаться катарсис, но очень медленно.
— Примите и наш подарок, - широко улыбаясь, начал Ouwen. — Мы слышали о кунсткамере и привезли вам тушку Menschenhasser со Стратегиума. Бестолковый и ненужный был человек. Он внезапно умер и засох необычным способом. Мы так и не сумели определить, что с ним стало. При жизни он был туповат, но самоуверен и часто выдвигал идиотские идеи. Котировался от слова ‘кот’ как полу дурак, полу выскочка и полу ничтожество. В общем, его не любили за склочный и надоедливый нрав. Да он умел прислуживать ныне опущенным на пастбище, но сам туда не попал, потому что внезапно засох. Вот посмотрите, какой вышел славный по безобразию образец. Оставляем его вам, если ему не найдётся места в кунсткамере, можете просто выбросить на свалку. Нам он, не нужен – он, вычеркнут из нашей памяти.
— Это и есть про́клятый Менш? Ладно, возьмём, редкий был засранец.
— Но это ещё не всё.
— Слушайте, откуда вы их берёте?
— Не спрашивайте – вот лучше возьмите ещё экземпляр. Эта обезьянка не знала кто такой Flashblacker4, даже когда делила с ним кормушку в клетке. Потом получился удивительный гибрид – обезьянка Flashblacker4.
— Ну, это уж совсем ни на что не похоже.


Выход индийского посланника совпал с тем, когда Принс и Юлиан расположились напротив друг друга в зале разбитого богемского стекла.
— Наш подарок – это пакт, по которому совместно мы откроем новую технологию, - индиец торжественно преподнёс принцу Юлиану технологическую карту.

Настал черёд арабского гостя. Частые приёмы Ходжи — притворное невежество и логика абсурда. И Ходжа Насреддин в присущей ему манере спросил:

Что тебе подарить
Человек мой дорогой?
Как судьбу благодарить,
Что свела меня с тобой?

Что тебе подарить?
Может, тех журавлей,
Что уносят на юг
Песню русских полей,
Может, синий туман,
Может, яблони цвет?
Для меня ничего
Невозможного нет.

(Жигарев, Алиханов)



Неотъемлемой частью образа Насреддина стал ослик, который появляется во многих притчах либо как главный герой, либо как спутник Ходжи.
У Ходжи спросили: — Отчего это, когда наступает утро, один человек идёт в одну сторону, а другой - в другую?
Ходжа Насреддин отвязал ослика, потом отвязал верёвку, которой он привязывал ослика и протянул её принцу:
— Если бы все пошли в одну сторону, - разъяснил Мулла, — нарушилось бы в мире равновесие, и мир бы перевернулся. Поэтому я дарю вам эту верёвку, с ней вы сможете поворачивать своего ослика в любую сторону, и для вас будет открытым весь мир.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 4 Авг 2015 06:55:44 Цитата

10.10 (4)


С удовольствием ждали и других подарков. Но у Поттера что-то не заладилось в кармане, и он побежал за водой. И мы остались без магии. Ещё парочка гостей попросту заныкали подарки. Негра Версаче с тряпками и побрякушками обсмеяли и чуть не вытолкали на улицу. Военные как всегда дарили оружие, но, то ли оно было изношенное, то ли украденное – явно не легендарное, и Юлиан как-то скуповато оценил все эти подарки. И всё пристальнее поглядывал на ещё тугие кошельки.


В это время Рудольф Харлем уединился в будуаре со второй красавицей Магдалиной, которую он утащил у Юлиана, пока тот любовался Констанцией. Голландец, загоревшись каштановым румянцем по-африкански, срывая с себя сенаторский кафтан, и отбрасывая штаны в сторону, накинулся на жгучую красотку, но получил пару пощёчин. Надо было видеть его растерянное лицо, Магда засмеялась и щёлкнула его по пушке.
— Так это ты чёрный рыцарь на носороге? Настоящий герой и вдоль и поперёк, ничего не скажешь! – пыталась она обхватить руками необъятное.
И раздалась музыка Магдалины – ох она-то уж умела кричать! А уж, какие крики у любви, не хочешь, а заслушаешься.

Когда любовью неохота заниматься или не получается тогда забавно просто послушать крики любви.

— Кто это так любвеобильно кричит? И, пожалуй, крик этот предвосхитил все другие, не так ли господа? Приведите же нам эту крикунью! – возмущённо насупился Юлиан.
— И дирижёра с палочкой! – настойчиво потребовали дамы.


Наступала кульминация вечера, когда королевич должен был пройти с первой красавицей перед гостями. Ожидая, что все дружно закричат его имя, Юлиан высокопарно объявил:
— Кто всего родине дороже? Тот и достоин, возвести нашу красавицу на пьедестал!
— Оружейник! Diplomate! – раздались крики. Юлиан, не ожидавший такого поворота, поджал губы и процедил: — Вот и хорошо пусть вами избранный и отведёт нашу красавицу.
Оружейник выступил вперёд и объявил: — Как военный я уступаю это право Diplomaty.
— Это показательно, - зашумела толпа, — что именно первородный Адам поведёт первую красавицу.
Адам Сораяма – первый человек на земле Сирии благодарил за такой выбор и явно был тронут таким вниманием.
— Дамы и господа! В этот памятный торжественный вечер на прекрасной вилле Его Высочества мы должны отдать пальму первенства именно ему. Что бы мы делали, если бы он не позвал нас к себе? Так и шлялись бы в темноте по канавам и колдобинам столицы?
Раздался смех и народ принялся громко нахваливать на все лады хозяина виллы.
— Поэтому я принародно объявляю достойнейшего из достойнейших – принца Юлиана и его спутницу первую красавицу России!

Вечер удался – этого то и ждал Его Высочество.
“Мисс Империя” грациозно проплывала под восторженные охи ахи мимо недостроенного портика, где высоко над ней незамеченной промелькнула фигура и кусок штукатурки, отломившийся от колонны, с высоты свалился рядом, задев её. Констанция упала с разбитой головой, её ещё живые глаза с невыразимой тоской скользили взглядом выше него, Юлиан боялся приблизиться, кровь хлынула из пробитого черепа и девчонка с короной провалилась в бездну.

— Констанция, Констанция.
Констанция, Констанция.

(на мотив М. Дунаевского)




Стоит им выйти из рядов, и они исчезают, а мы маршируем дальше без них.

Разве чьё либо отсутствие замечается на помосте Империи?



________________________________________


Одну из площадей столицы украшало величественное здание пантеона. В нём предполагалось представить в виде скульптур или полотен образы знаменитых граждан Российской империи.

Проезжая площадь пантеона на имперский съезд прибыли посол Британской империи (и Космополитен) Gravata вместе с Егором Шатровым и после сада рабынь, охраняемый королевскими мушкетёрами избранный королевич Нейстрии Юлиан 1.

Посол доставил следующее письмо от империи Британской – империи Российской.
''Любезный царь-император России! Как же вы преуспели, заселяя чужие земли и это хорошо, будет, где растить детей, пасти коз и хоронить безвременно ушедших. Несказанную радость доставляют мне слухи о вашей расторопности! Надеюсь, именно Вы займёте трон в этом городе, либо посылаемый к Вам Егорушка.

Воистину только непредсказуемость горячо презираемых нами отсталых народов способна одновременно удивлять, злить и восхищать! Я в полной мере оценила Ваш неожиданный подарок с расписными тканями и прочим барахлом и с прискорбием признаю, что зря в такой спешке отправляли Вы своих слуг для передачи личного послания, они все представились, как и множество моих людей унесла эта загадочная чума.

О важном лучше говорить из уст в уста, но ничего не бывает напрасно - у меня появилась возможность в скором времени самолично повидать вас. Рассчитываю не позднее чем через луну навсегда войти под своды Вашей Стройки Века в качестве почётного гостя. И в связи с этим могу порекомендовать вам - готовить места для британцев. У меня будет большая свита, мы любим роскошь и подарки.

Как вы понимаете, всё это от больного тщеславия - но не моего, конечно же. Просто Императрица правильной половины мира, как и многие другие венценосные особы не любит путешествовать в одиночку и без музыки. Наслышана о Ваших несметных богатствах, а я люблю синие и малиновые камни, ну и конечно лучшие друзья девушек – это бриллианты.

Рекомендую вам уведомить собственных слуг, что у них отныне есть два пути. Либо они будут служить на празднике в честь нашего визита, либо... как писали мудрые - молодые могут умереть, а старые должны. Слышала про ваших казаков, хочу, чтобы они сплясали мне гопака, наловите мне зверушек – гномов, аватаров, драконов, собак, медведей, ведьм, буратин – они будут забавлять меня в перерывах между казнями.

Чувствую, как вы предвкушаете наше скорое свидание, поэтому посылаю вам мыло. Прошу только не рвите письма. Я понимаю ваше бедственное положение и поэтому разрешаю, если захотите использовать оборот для написания ответа. Очень жду нашей встречи…

… Не знаю, напомнить ли вам про артефакты, получив которые я, пожалуй, повременю с визитом, правда не верится, что кусок камня или древнего дерьма способен на такое? Дайте мне два ответа, одно сразу, другое погодя, хорошо подумав.

Императрица Британская и всего правильного мира, будущая Повелительница необъятной Ойкумены''.


Гравата на самом деле, извиняясь, преподнёс дарственную большую красную кнопку, с надписью: " Перегрузка".
— Эту кнопку сделали в Америке, но я заказал и передаю Вам, дорогие и великие соседи по планете другую свою, с правильной надписью: "Перезагрузка". Примите и знайте, империя Космополитен прекрасно понимает, что наши страны должны сообща строить жизнь на этой нам подаренной земле, а интриги власти, это всё пиар попса и профанация!
Ему, конечно, не поверили, но кнопки взяли.


Таким образом, все кандидаты на императорский трон были в сборе. Все претенденты защищаемые подразделениями имели армейскую поддержку. Царя охраняли
 рынды — оруженосцы-телохранители при великих князьях и царях, сопровождавшие царя в походах и поездках. Во время дворцовых церемоний, приёма иностранных послов они стояли в парадных одеждах по обе стороны трона с маленькими топориками бердышами на плечах, стоять по правую сторону считалось более почётным, и набирались из юношей знатного происхождения. Во время войны рынды всюду безотлучно следовали за государем, нося за ним оружие.

Между отрядами соблюдалась тонкая грань, неосторожно перейдя которую можно было вызвать схватки претендентов. Какие силы следили за этим? Паладины и Секретная служба.

Впервые проходил особый отбор в императорские воины
 паладины — название высших придворных, военных и гражданских чинов при дворе императоров — рыцарь из высшего сословия, фанатично преданный какой-либо идее или какому-либо человеку.

Армия решает всё, забрав трофейный Вашингтон у американцев, мы воздвигали новую столицу у самых рубежей, поэтому в настоящее время здесь находились следующие воинские подразделения:

6 Стрелецкий полк – лейтенанта Р. Хьюманоче.
21 Уланский полк
27 Шумерский полк – лейтенанта Б. Вальзеи.
32 Подразделение «Охрана»
34 отряд - Царские рынды
40 отряд - Императорские воины паладины
48 Драгунский полк
51 Корпус морской пехоты – капитана Ф. Иво Дзимы.
56 отряд «Пластуны».
62 вся Королевская Рать
60 Армада
65 Легион смерти.


 Пластуны проявляли виртуозное мастерство скрытного и бесшумного передвижения по любой местности - будь то горы, лес или болото, предпочитая пользоваться кинжалами, а солдаты и матросы - штыком и прикладом.
 вся Королевская Рать – сюда набирались странные бойцы – гибриды, условно назовём их. Мы догадывались, что, обнаруженные разумные обезьяны, гномы, друиды, аватары, случайные эльфы и другие непонятные народы могли служить в нашей армии; злыми полководцами им отводилась суровая участь ратников, настроенных только на победу, а бойцовские возможности их были необычайно широки.
 Легион смерти – особое закрытое подразделение выпестованных фанатиков - легионеров смерти. Их по-особому формировала и готовила разведка.

 Служба ПЯНЖ занималась безопасностью поддерживаемой нестандартными методами. Секретная служба охраняла всех кандидатов на императорский престол доступными ей средствами. Полицейские функции по-прежнему выполняла Стража, разведывательные ЦРУ, шпионские ШТРЕК.


Ещё не выбран был император, а битва за особо приближённых императорских воинов паладинов и командование элитными подразделениями развернулась нешуточная. В памяти многих была история, как солдат Эльмар подхватил меч Аскалон у смертельно раненого Георгия и не выпускал его, пока сам не стал царём, так что в паладины было не попасть. Ведь не исключался и силовой вариант. При равных шансах на трон, поддержка одного ключевого полка - паладины, мушкетёры, рынды, стрельцы, морпехи, легионеры и т.д. - могла сыграть решающую роль.



________________________________________



Съезд обсудил вопрос о регалиях.
 Регалии — знаки и привилегии высшей государственной власти - орден, знак отличия, некоторые символы или эмблемы, принадлежащие правителю - корона, скипетр являются зримым олицетворением его императорского, королевского, монархического или иного суверенного статуса и власти. Некоторые из них могут иметь сакральный смысл или приобщать смертных правителей к пантеону богов. Регалии используются при коронации или инаугурации и представляют собой произведения искусства, изготовленные из драгоценных материалов, имеющие художественную и историческую значимость. Из поколения в поколение передаются, как традиция, используются как символ признания законности правления.
Утверждались инсигнии — внешние знаки могущества, власти и сана Императора.
Предлагались следующие варианты инсигний - золотые короны, трон, кресла слоновой кости, сопровождавшие царей Ареопаг 12 консулов и префектов, полный комплект верхних и нижних одежд, ящичек мощей и евангелие, орденские планки, мантия, кардинальский и епископский перстни, монашеский посох - воплощённые в материальную форму или в особую привилегию.
Делегатам показали старинный фолиант в котором рассказаны такие вещи о талисманах и амулетах, что ни приведи господь.

На съезде были приняты:
Инсигнии Российского Императора:
1. Корона/Корона Мира (король Франции)
2. Орденские Знаки 7 кавалеров
3 - 4. Держава и Скипетр (Рака Реликвий Собор Йогиберра Даян)
5. Муаровая Перевязь Императора
6. решение Ареопага
7. решение Сената
8. выбор Курфюрстов
9 - 11. Мечи - Аскалон (Тевессон Крёз), Агни (сокровища Митры) и третий ещё неизвестный меч.
12. Дар Саркофага (сокровищница Иво Дзимы)
13. Щит Аякса (усыпальница Георгия)
14 -15. Кресты и Звёзды.
16. Орденские Цепи Рыцарей Круглого Стола, Иезуитов Инквизиции и др.
17. Титул, капитал, армия, выборщики.


________________________________________


В столицу прибывали иностранные гости. С нетерпением и даже некоторой растерянностью ожидали посланника неведомой страны. Эта страна якобы лежала далеко за горизонтом и была совершенно необычна. Крупицы информации, добытые у иностранцев и путешественников, не внесли никакой ясности. Не понятно даже было, как выглядели те люди. Да и люди ли они? Противоречивые сведения не распутывали, а наоборот запутывали клубок неизвестности. Государство, лежащее где-то на дальнем материке. Отдалённый от цивилизации мир, бережно хранящий свои устои. Неужели это первый контакт с удивительной частью планеты?

Навстречу делегации послали отряд Вольта. За маленький рост и большие амбиции назывались они вольтижёры, хотя огнестрельного оружия у них ещё не было. И сам переменный Вольт и его дёрганые бойцы были напряжены – что там им предстоит увидеть? Одного из четверых за мерзкий подлючий нрав звали Lord-Inquisitor. Маленький и злобный он не раз отличился в карательных операциях.
Вот она та искомая карета – внешне ничего необычного. Переборов испуг три мелких вольтижёра втиснулись в экипаж иноземцев. Увидев там двух настороженных вестников, Lord-Inquisitor криво ухмыльнулся:
— Ха, ну и рожи! Вы что не рады нашему императору?
И приподняв секиры, трое коротышей набросились на сидящих посланцев. Вольт следил за операцией снаружи. Удары секирами в один миг и дело было сделано – на месте гостей образовалась каша из порезанных останков. Посланники были без охраны? А кто их вёз? Эти вопросы не пришли в маленькие головы нападавших отъявленных храбрецов. Сопротивления не было – лишь напоследок костлявый посланник Ибърх’е, запрокинув голову и валясь назад, руками разбросал убийц и, те посыпались из экипажа, но сам тут - же рухнул замертво.
Безжалостная тройка, собрав из кареты всё, что им показалось ценным и, подбадривая себя за убийство безоружных, вознамерилась как следует рассмотреть презент и тела убитых.

Шесть ножей, по два в каждой руке взвились как один шорох. Прыжком кобры впились в тела воинов - в шею, в миокард, в подреберье справа, в поясницу. Lord-Inquisitor и двое других как лопнувшие пузыри с лёгким пуком распластались наземь, моментально покрываясь прижизненными трупными пятнами. Пару минут и их сумбурные жизни улетали далеко отсюда, а тела тут же начали гнить.
Вольт не успел и рта раскрыть, как сам оказался на коленях упёртым лбом в землю. Но его пока не прибили.
Трое в защитных масках быстро собрали остатки и предметы невыполнимой миссии и также бесшумно скрылись в кустах.

Неведомый посланник так и не попал на приём к русскому императору.
Кто знает, если бы состоялась та встреча, цивилизация пошла бы по иному пути.

07. 2015


________________________________________
© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.
________________________________________

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 15 Авг 2015 05:40:14 Поправил: Егор Шатров Цитата

«Пастушья свирель»
(отрывок из глав 10.11-10.12)

«Свирель что сгубила любимца богини
В развалинах башни покоится ныне»

Свободной была та держава как будто
Не духом единым питалась – как Будда
А доллар могучий по землям ходил.
Хозяйски в дворцах чёрной дудкой водил.

Ломая преграды, мы движемся вспять
И дом, и Отчизну у нас не отнять.
Вражины бубните неправду свою
Быстрей захлебнётесь в коротком бою.

Свирель что сгубила любимца богини
В развалинах башни покоится ныне.
Твердил он одно: «Исключительны мы»
Пока не остались в том месте холмы…

Ну, вот узурпатора век обречён
И образ навеки в базальт запечён.
Мальчишка поднимет свирель голубую
Воскликнет: «Я сказку красивую снова раздую!»


Свирель что сгубила любимца богини
Под Ялтой бесстыже купается ныне
И брызги летят, красных девок кружа.
Да не оскудеет, животворна межа!

Однако ж вернёмся в стихию империй,
Где «счастье народа» бесспорный критерий.
Подрос наш герой и молвил он шутку:
«Не стану я плясать под вашу дудку!»


Теперь захотелось царя нам избрать
А кто мы такие чтоб русло менять?
Плоды демократии – два кандидата:
Душа пианиста и сердце солдата.

«Свирель что сгубила любимца богини
В развалинах башни покоится ныне»

Там город большой – он столицей зовётся
И новый хозяин в стране избирётся.
А кто преуспеет в той гонке за трон -
Уступит другому: открыв вещий схрон.


Большую свирель вновь достанет пастух
Игрой, забавляя повелителя мух.
Пусть музыка льётся, страницы шуршат
На теле священной водицы ушат.

Свирель что ласкала устами богиня
Играла – мы слушали рты все разиня.
В той музыке шорох и бравые гимны
Полёты души – до экстаза до схимны.


Опустишь свирель, и угаснет мелодия
И мрак покроет имперские угодья.
В плену проснётся тёмный исполин
Мир содрогнётся битвой половин.

Свирель поласкала журчаньем эфира
Жемчужным сияньем и негой порфира
Укутанной трелью седой ворожбы
Но главное – дух зазвучал там наш бы!

Достойных трона выборных вельмож
Злой враг исчезни – магия не трожь!
‘Законопатим’ мы свово царя
И будет править – Родину храня!


Раздумья высокие – истину мнемлю
Слетают с небес и ложатся на землю.
Быть может, и ты спотыкнёшься тогда
Запомни слова и ступай на года…


Свирель что сгубила любимца богини
Под сводами храма высится ныне.
Длиной целый фут - шириною сполна
Вошла артефактом в легенды она.


Свирель что сгубила любимца богини
Куражится с дамой в пуховой перине.
Заброшены дудка игра самовар.
Разбита яичница иль божий дар.


Сыграл пастушок – затуманились дали лихие
И русская песня настигла все страны глухие.


Свирель что сгубила любимца богини
Совсем позабыта народом отныне.
Сейчас наш новый путь горласт и трубен
И будем мы плясать под мёртвый бубен.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 23 Авг 2015 06:55:27 Цитата

Моему первому сайту Циврукому адрес моего маленького сайтика:

http://hungo461.wix.com/civ-bestseller

Штурман
штурман



Репутация: 1149(???)
# Дата: 28 Окт 2015 21:41:42 Цитата

Егор Шатров, у тебя появились последователи:
  • CivilizationBook.ru

  • Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 29 Окт 2015 14:11:16 Поправил: Егор Шатров Цитата

    Штурман, спасибо за сравнение, но там ничего интересного - две монеты, горшки, туземцы...

    А у меня целый мир и складывающийся эпос.

    Рад был тебя услышать.

    fantakt
    Участник



    Репутация: 1257(???)

    # Дата: 29 Окт 2015 15:05:00 Цитата

    Егор Шатров: Штурман, спасибо за сравнение, но там ничего интересного - две монеты, горшки, туземцы...

    А мне понравилось Улыбка

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 29 Окт 2015 15:35:24 Поправил: Егор Шатров Цитата

    Оценка fantaktа дорогого стоит..

    Но меня правда никак не зацепило - таких произведений хоть пруд пруди.

    Даже нет намёка на хоть какую-то оригинальность. Если только чем-то напоминает меня, как заметил Штурман.


    Однако ж я читал только 14 глав.

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 16 Дек 2015 06:34:22 Поправил: Егор Шатров Цитата

    ________________________________________

    «Цивилизация Бестселлер»
    Часть 10 . 11 (1)
    21+

    Хоть иногда надо говорить себе правду.
    Я не писатель. И мне не очень нравится писать.
    Гораздо больше, например я люблю петь.



    Создавать такой объёмный труд очень не просто. Эта книга начиналась как игра, в которой предполагалось участие новых игроков с сайтов, где она публиковалась. Но ожидания едва оправдались, и автор один создаёт этот восхитительный шедевр. Работа неспешная, поскольку поэма пишется по его желанию и на фоне происходящих событий современного мира. Поэтому длится она, будет долго.

    Написанные главы можно публиковать отдельными книгами в чёрном с золотом и синем с платиной переплётах.

    Данная сенсационная редакция нам представляется законченной и без всякого стеснения раритетным изданием, коль скоро высохли рождённые автором вдохновенные строки.
    Вы говорите: ‘фэнтези, альтернативная история сказки бред’.
    Мы говорим: ‘fusion, random, bestseller’.


    Завистники малоумные и живущие в ящике собственного ограниченного дряхлеющего сознания добавляют: ‘шизофрения’.
    Им ничего не осталось, шизофрения это их последний сучок, за который они могут зацепиться. Так они называют всё, что выходит за рамки их восприятия мира – ту невероятную интерпретацию и немыслимую широту, нестандартный подход и непривычный стиль повествования. Всё, что не укладывается в их узкий заскорузлый мирок, обусловленный смешными нормами и установленными для лохов стандартами. Они даже во снах и под наркозом не могут себе представить, что так можно думать и писать. И живут в тесном ящике своей так называемой жизни по их меркам неплохо. Страшно раздражаясь присутствием безграничной фантазии, ошеломляющего блеска ассоциаций и попросту наличием оригинального таланта. Любое чудесное проявление, выходящее за их дурачковые ничтожные рамки, вызывает ‘гнев’ зависть и колики по всему организму. Единственная ‘защита’, и они шипят её скопом, словно объевшиеся пьяной крупы мыши: “бред шизофрения”.

    Убожества всегда боятся самобытного таланта, и не в силах толпой причесать его по своим тривиальным меркам – закрывают доступ к себе на мышиный сайт. Они не ожидали, что гениальный труд можно просто так обнаружить на их сайте и оставить гадкий след в отзывах.

    Не бесследно. Следы как слова имеют продолжение и последствия. И все без исключения наследившие “авторы” обязательно будут найдены и получат по заслугам. Это уж системное и для многих судьбоносное кредо. Конечно, в итоговую оценку кроме замызганного комментария войдёт и вся их, так называемая прожитая жизнь. Может быть, и добро перевесит… Труёбищные сайты – Strategium, Imperial и т.д. – ожидают смерть и муки многим пользователям. Эти сайты прокляты, и пользователи могут поплатиться здоровьем судьбой и генетикой. Каждый заход на эти сайты опасен для тебя и для твоего будущего.
    Что же касается непростого восприятия романа – неоднократно справедливо замечалось, что между его насыщенными главами надо делать паузы в чтении. Это свойственно всем мудрёным манускриптам и сложным переводам, сохраняющим букву и дух автора. Когда мне передают новый текст, я и сам стараюсь не читать или одолею одну главу в день и делаю перерыв. Повторюсь – книга задумывалась как игра. А настоящий игрок в ней один и это сам автор. Авторство накладывает отпечаток на трактовки, и мы упускаем другие версии и нюансы.


    Потому сейчас стоим перед дилеммой – либо продолжать Цивилизацию, либо остановиться.


    Какое принять решение?


    Усилить ‘шизофрению’ сделать её богаче разнообразней, добавить бреда, вставить галлюцинации? Будет то, что надо. Ясно что ‘своя шизофрения’ в любом романе и есть самый смак – тот индивидуальный гарнир, который не повторим и нужен аппетитному блюду.
    И пока мы думаем – период сомнений, автор проведёт на Чёрном море в Ялте…


    Предлагаю и вам на какое-то время передохнуть…

    ________________________________________


    «Пастушья свирель»

    «Свирель что сгубила любимца богини
    В развалинах башни покоится ныне»


    Свободной была та держава как будто
    Не духом единым питалась – как Будда
    А доллар могучий по землям ходил.
    Хозяйски в дворцах чёрной дудкой водил.

    Ломая преграды, мы движемся вспять
    И дом, и Отчизну у нас не отнять.
    Вражины бубните неправду свою
    Быстрей захлебнётесь в коротком бою.

    ‘Свирель что сгубила любимца богини
    В развалинах башни покоится ныне’.
    Твердил он одно: “Исключительны мы”
    Пока не остались в том месте холмы…


    Ну, вот узурпатора век обречён
    И образ навеки в базальт запечён.
    Мальчишка поднимет свирель голубую
    Воскликнет: «Я сказку красивую снова раздую!»

    ‘Свирель что сгубила любимца богини’
    Под Ялтой бесстыже купается ныне
    И брызги летят, красных девок кружа.
    Да не оскудеет, животворна межа!

    Однако ж вернёмся в стихию империй,
    Где “счастье народа” бесспорный критерий.
    Подрос наш герой и молвил он шутку:
    «Не стану я плясать под вашу дудку!»

    Тогда захотелось царя нам избрать
    А кто мы такие чтоб русло менять?
    Плоды демократии – два кандидата:
    Душа пианиста и сердце солдата.

    «Свирель что сгубила любимца богини
    В развалинах башни покоится ныне»


    Там город большой – он столицей зовётся
    И новый хозяин в стране избирётся.
    А кто преуспеет в той гонке за трон -
    Уступит другому – открыв вещий схрон.

    Большую свирель вновь достанет пастух
    Игрой, забавляя повелителя мух.
    Пусть музыка льётся, страницы шуршат
    На теле священной водицы ушат.


    Свирель что ласкала устами богиня
    Играла – мы слушали рты все разиня.
    В той музыке шорох и бравые гимны
    Полёты души – до экстаза до схимны.


    Опустишь свирель, и угаснет мелодия
    Бездонный мрак покроет все имперские угодья.
    В плену проснётся тёмный исполин
    Мир содрогнётся битвой половин…

    Свирель поласкала журчаньем эфира
    Жемчужным сияньем и негой порфира
    Укутанной трелью седой ворожбы
    Но главное – дух зазвучал там наш бы!


    Достойных трона выборных вельмож
    Злой враг исчезни – магия не трожь!
    ‘Законопатим’ мы свово царя
    И будет править – Родину храня!

    Раздумья высокие – истину мнемлю
    Слетают с небес и ложатся на землю.
    Быть может, и ты спотыкнёшься тогда
    Запомни слова и ступай – на года…

    ‘Свирель что сгубила любимца богини’
    Под сводами храма высится ныне.
    Длиной целый фут - шириною сполна
    Вошла артефактом в легенды она.

    ‘Свирель что сгубила любимца богини’
    Куражится с дамой в пуховой перине.
    Заброшены: дудка игра самовар.
    Разбита ‘яичница’ иль божий дар.

    Сыграл пастушок – затуманились дали лихие
    И русская песня настигла все страны глухие.

    ‘Свирель что сгубила любимца богини’,
    Совсем позабыта народом поныне.
    Наш новый путь горласт и трубен
    И пляшем мы под пьяный бубен.

    ________________________________________

    Перед тем как читать дальше эту книгу вы должны сделать для себя важный и окончательный выбор. Выбросить все выдуманные условности и глупости, которые вы носили с собой долгое время, все правила, навязанные вам ловкими хитрецами и крепко впечатанные в ваш мозг. Выкинуть их хотя бы на время и свободно следовать по течению книги;


    Либо это невозможно и тогда остановиться в чтении эпоса и обыкновенно нести свои вериги дальше по жизни… Аккуратно по узенькой дорожке и, не переступая невидимую черту.
    … Если решили избавиться от сковывающих вас вериг – бросайте их сюда прямо в мешок!


    Этот мешок – условностей и стереотипов оговорённой чужими правилами жизни. Нарушив кои, ты сразу выпадаешь из выстроенного ряда, и у тебя начинаются крупные неприятности или же ты просто заканчиваешь своё бренное существование.

    Все разделения и условности – это просто разделения и условности!

    У тебя есть выбор – разделяй или уславливайся.


    Итак – ты с нами?
    ________________________________________

    ________________________________________
    ________________________________________
    ________________________________________

    Девять площадей столицы, которые удивили весь мир.


    Путешествия – это великолепно! Особенно когда ты сидишь дома, у открытого окна с чашечкой кофе и под шум листвы или дождя не спеша ваяешь свой эпос.

    В котором, кстати, сам чёрт ногу сломает.

    Признаемся, что автор окончательно запутался в чтимом легендарном манускрипте.

    Что значит грамотный перевод для великого эпоса!


    Теперь пляшем от наших героев.

    По большому счёту кроме дюжины разномасштабных действующих лиц вырисовываются двое или трое первостепенных героев. В некотором роде лидерство их временами теряется в повествовании. Обращаю ваше внимание что, по-моему, основные герои – это Фирузо и сейчас Щаръяли. Однако, не исключены и другие мнения по этому поводу.


    А пока вокруг нас рыли и строили.

     Замки богачей росли на окраинах города. Крепостные стены, насыпной холм из земли, часто смешанной с гравием, торфом, известняком или хворостом. На вершине возводилась каменная оборонительная башня, окружённая палисадом, четырёхугольные, восьмиугольные, круглые башни, правильные и неправильные многоугольные донжоны, а также комбинации из нескольких форм. Донжоны были жилищем феодалов, различные помещения замка — оружейные, главный колодец, склады продовольствия. На углах крепостной ограды возводилось долговременное пятистороннее укрепление – бастио́н. Перед куртиной впереди крепостного рва в промежутке между бастионами, строили фортификационное сооружение треугольной формы равелин, служащее для перекрёстного обстрела подступов к крепостному обводу, поддержки своим огнём соседних бастионов. Для сообщения между фортификационными сооружениями служили подземные коридоры и галереи – потерны. Перед крепостью располагалось широкое открытое пространство - эспланада, вышка, а у богатых — непременно терем, иначе называемый чердаком, со светлыми красными окнами на все четыре стороны.

    Строительство столицы велось своим чередом - проспекты авеню, бульвары террасы аллеи, набережные, парки площади, акведуки, водопровод канализация, театр вырастали на её просторах. Широкий список городских строений прилагается.


    Остановимся лишь на нескольких площадях столицы.
    Университетская площадь и образовательное учреждение на ней.

    Передовые технологии и советы из Национальной библиотеки, Национального архива, Академии Наук, Национальной лаборатории, Титанового института Юмруда Живанши – шаг за шагом претворялись в жизнь. Цивилизация затаив дыхание, следила за пульсом этого большого неуёмного города. Уйма источников информации советов опыта, инженеров учёных финансирования. Весь этот раскрученный на полную катушку моховик ……

    … Никто и не думал, что найдётся всего одна завалящая книжонка, а в ней такое!

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 16 Дек 2015 06:35:42 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10.11 (2)


    «Завалящая книжонка»

    Много рыли в окрестностях этого города. И нарыли. Из потревоженных склепов вылез древний призрак…


    … Наш новый малоизвестный герой бродил и смотрел и смотрел. Как будто лет пятьсот не мог ничего этого видеть….
    … Как только я ступил за ворота вместе с обозом, в окне чата появилась запись об открытии новой локации, "экс – город - крепость Вашингтон". Также, в ней говорилось, что репутация с его жителями у меня находится на уровне подозрения, что не добавляет особой радости.

     В компьютерном моделировании, в частности в компьютерных играх для представления пространств лабиринтов и в целом уровней игр используется понятие локаций. Для облегчения создания иллюзии целостного мира, его разделяют на некоторое количество частей — локаций. Управляемый игроком персонаж может единовременно находится только в одной локации. Загрузка в компьютерную память необходимых данных о локации одной части мира происходит намного быстрее, чем, если бы нужно было загрузить весь мир сразу. Игровой персонаж, уходя из одной локации, автоматически вызывает загрузку другой; локации обычно стараются спроектировать таким образом, чтобы их смена не была отчётливо заметна для игрока.


    Обратной дороги нет? Не правда! Мы тебе её сейчас укажем! Повернём историю вспять.

    Поворачиваем обратно – к древности к магии, к первозданной могучей природе к кондовым принципам.

    Остановить будущее – то, что бесцеремонно нарушит прежний покой и сломает вековые, патриархальные устои. Мифический мир фэнтези и неспешное течение времени нас устроит больше. Так думаю я – Щаръяли - тот, кто вышел на волю. И теперь посмотрим, как у вас тут всё устроено пока я спал.

    Мои виртуальные глянцы, маячившие у левого уха, настойчиво рекомендовали отправиться на место космического дебюта. На то место где когда-то появлялись пришельцы. Там до сих пор стоит капелла.

     Капелла – часовня, придел в храме для молитв и хранения реликвий.
    По крайней мере, это необычное строение так называли. Кем оно было построено и для чего, никто не знал. Считалось – как память о той встрече с очень необыкновенным прилётом и появлением гостей. Оно высилось на огромной площади заложенной даже не местными жителями. Дома жителей позже строились по дозволенному третьему кругу вокруг капеллы. Потому что первый и второй радиусы занимали хорошо оплачиваемые строения, дающие постоянную, немалую прибыль в городскую казну.


    Площадь Капеллы.

    Башня и Обсерватория.

     Капе́лла α Возничего — самая яркая звезда в созвездии Возничего и шестая по яркости звезда на небе Северного полушария — жёлтый гигант. В рисунке созвездия Капелла расположена на плече Возничего. На картах неба часто на этом плече у Возничего рисовали козочку. Она ближе к северному полюсу мира, чем любая другая звезда первой величины.
    Полярная звезда — только второй величины и вследствие этого играет важную роль во многих мифологических сказаниях.
    Капелла упоминается в табличке, датируемой 2000 д. н. э. как ‘подсказка’. Название Капелла в переводе с латыни означает “маленькая коза”, поскольку в древнеримской мифологии звезда символизировала козу Амалфею, вскормившую Юпитера.
    Капелла расположена на плече у Возничего. Так, и у Щаръялы над левым плечом располагался невидимый комментатор: капелла козочка GPS рация компьютер.
     Рог этой козы, после того, как был случайно сломан Юпитером, превратился в рог изобилия, который может наполняться всем, чем только пожелает его хозяин.
    Сломанный рог – был ли такой у нашего героя вышедшего из тени? Узнаем это из переводимой рукописи.
     В индийской мифологии, Капелла рассматривалась как сердце Брахмы.

    А у англичан упоминается как «пастушья звезда».

    Каббалистический символ Капелла – в астрологии служит предвестником гражданских и военных почестей и богатства.
    Капелла была ярчайшей звездой неба в период с 210 000 до 160 000 годов д. н. э. До этого роль самой яркой звезды неба играл Альдебаран, а после — Канопус.
    Максимального блеска (−0,8m) Капелла достигла 240 000 лет назад, когда расстояние от Земли до звезды было 28 световых лет.
    Все эти многообещающие эпитеты дают основания надеяться на большие возможности Капеллы и в первую очередь тому, кто знает способы их применения.

    Щаръяли в этот внеурочный час потребовался дух Капеллы. Перечисленные её названия и функции: ‘рог изобилия, сердце Брахмы, пастушья звезда, козочка на плече возничего, каббала’ – давали широкий простор для воплощения другим героям. Но этого нельзя допустить – всё, что схвачено, то навеки наше, решил заново возрождённый. После многих лет проведённых чёрт знает где, необходимо было надышаться чудодейственным спектром Капеллы.


    Предполагалось, что этим комплексом строений вокруг Капеллы занимался магический Орден, но после разгрома школы магии закрылись переходы и порталы, и стройка была законсервирована.
    Щаръяли всё равно чудилось их присутствие. Чувствующий, и пеленгующий войлок с сомнением прожурчал: ‘Магия, здесь присутствует магия. Нам она не опасна’.
    Магия незримо продолжалась, и в том числе это был тор.

     Тор (тороид) — поверхность вращения, получаемая вращением образующей окружности вокруг оси, лежащей в плоскости этой окружности. Tor — свободное программное обеспечение для реализации второго поколения так называемой “луковой маршрутизации”. Это система, устанавливающая анонимное сетевое соединение, защищённое от прослушивания, и предоставляющая передачу данных в зашифрованном виде.

    То ради чего подземный залежанец и прибыл сюда немедленно, приостановив все другие дела. Как сковырнуть этот тор себе, навеки переоснастив козочку за ухом?
    Сейчас находка почему-то не очень радовала киммерийца. А всё, потому что с этим были связаны колдуны.


    Беру тор и валим?

    ‘Не спеши, надо оглядеться’ – был ответ из трубы.

    После разгрома школы магии появилась категория людей, не крестьян, не военных, не строителей, не дворян, не торговцев и не подходящих под другие группы. Эти люди непонятно чем занимались, были разных возрастов и национальностей – волхвы́ и подобные им — мудрецы, или маги, они пользовались большим влиянием в древности. Мудрость и сила их заключалась в знаниях различных тайн, недоступных обыкновенным людям. Всякого рода гадатели, волшебники, маги, прорицатели были известны во всех культурах и в зависимости от степени культурного развития народа, представляли разные степени мудрости — от знахарства до научного знания.
     Волхвы или маги являются в качестве особого класса у персов, а по свидетельству Геродота, они составляли одно из шести племён древних мидян, сосредоточивавшее в своих руках все религиозные функции. В среде славянских народов это слово имело значение “жрец Велеса”, Велеса в народе называют также “валах” или “волохатый”, то есть волосатый. Кельтский аналог слова волхв — “друид”.


    Неужто кто-то из волосатых появится и помешает мне достать тор? Давайте посмотрим мне даже самому интересно тут попрыгать на одной ноге.


    Тор демонстративно торчал из угловой бойницы капеллы. На, мол, бери меня, если сможешь. Как такую лихую машину никто до сих пор и не выломал? Самонадеянные американцы знали бы, какие возможности у этой самой детальки, так и не получили бы крепко под зад в Колорадо.
    Ну да сейчас у нас китайцы – порох открыли, и грядёт новая страница мировой истории; дважды переписанной и трижды забытой.

    Щаръяли подошёл к каменному приделу. Капелла была, пожалуй, одним из самых прочных строений в этом городе. Ломать, не строить подумал незваный гость и кулаком постучал по старинному барельефу. Тихим эхом отозвалось где-то в глубине этой часовни без часов. Зато на противоположной стороне площади напротив капеллы в башне, утренним заревом осветило все окна.
    ‘Ба да мы тут не одни. У нас зрители!’ – по-настоящему удивился юноша уже потерявший счёт времени. Там в отблеске зарождающегося солнца проявились очертания бородатой личности явно необычного происхождения. ‘Точно волосатый’ – подумал Щаръяли. А козочка подтвердила: ‘Это Саруман – чародей из Толкиенады’.

    Серый или как там его звали, первым разглядел меня и видимо лихорадочно выбирал заключение для такого тёмного покорителя капеллы.
    Башня была вычурная и больше смотрелась как диснеевская декорация. Интересно, почему маги так обожают высокие башни?
    ‘Коза, какова рекогносцировка… всё-таки Толкиенада’?
    ‘Ха-ха-ха’, - будто смех чиркнуло в левом ухе. ‘Саруман первым не нападёт – не те времена Толкиен в остатке. Людей нет и площадь фактически пуста. Если просто выламывать тор из стены – возможно маг помешает’ – был ответ.
    Откуда он взялся этот неудавшийся властелин колец! Залез в башню и сидит прямо в столице. Никого не боится, что ли, как его не вычислили. Магов же победили?

    Едва заметный ветерок достиг воротника Щаръяли, окутывая и разоблачая его пред чужеродной магией. В магии этот фокус называется ‘тотальное вскрытие всех файлов’ или полное разоблачение. Такое, не под силу заурядному магу.
    ‘Щупай, щупай серая лахудра’ – не размыкая губ, снисходительно произнёс недавно поднявшийся из нижних слоёв высокий малец.
    Добытчик тора ментальным всплеском зацепил торчащий из стены инструмент и осторожно дёрнул его на себя. Тор поддался, и осыпающаяся каменная крошка отрезвила площадь.
    Саруман подскочил, как будто у него с мясом вырвали бороду – и мелкодисперсный вихрь пронзил насквозь место, где находился Щаръяли.

    Да – если бы не если бы, то и конец.
    Колючие гвоздики плотно вспахали землю и камень, превратив их в решето. Но парень не зря так долго спал в укромном месте. Могильный холод не расступился перед ним, тончайшей оболочкой не пропуская ни одного гвоздика. Однако почти отодранный тор завис на высоте угла капеллы, не думая окончательно падать в мои уставшие лежать руки.

    Наш враг приблизился – Саруман нагло ступал по земле как человек и только его необычайно вытянувшиеся в мою сторону руки напоминали, что это очень дурной колдун.
    — Поговорим? - завыл сладким голосом Саруман. — Оставь, свои поползновения на тор, и мы мирно разделим магию этого мира на двоих.

    — Магию этого мира! Я не ослышался? Да ты старик совсем спятил со своими коваными кольцами всевластия. Не о чем мне с тобой говорить лукавый бородач. Ни одному твоему слову я не верю, - отверг я напрочь все колдуновские претензии.
    Самоуверенный хитрый ведьмак, зачем же он связался со мной, поняв, с кем имеет дело? И почти сразу мне ответили слева: ‘Он ведомый. Только вот кем’?

    Своими умелыми заклинаниями волшебник пытался вскружить мне голову и оторвать её заодно. Закулисный пёс – мутил во властелине колец, теперь здесь мутит. Затылок и темя сначала поплыло, затем я их не чувствовал.
    ‘Не беспокойтесь всё на месте’ – тем не менее, подтвердила левая локация.

    Итак, Саруман – чудо бородатое из властелинии колец. Мои несколько жизней позволяли сравнивать разные миры. Их ‘Арда и Средиземье’ был даже не в первой десятке…
    Тор дружище вались мне в руки, и я потопаю дальше! – призвал я к себе продвинутое приспособление всё ещё торчащее из стены капеллы. Но двойное кружево крепко зацепилось за угол и упорно не хотело падать вниз.
    Бородатое пугало, предавшее Гэндальфа, ловко прыгнул в сторону врага, выпуская струю раскалённого добела огня, но та струя беспомощно растаяла в чёрном мареве моего защитного заклинания.
    Эти магические подвижки всё-таки сдвинули тор, и он неудержимо начал падать.
    Саруман вскрикнул от злобы. Огнём, метя похитителя и останавливая оторванный тор и на лету припаивая его обратно к камням капеллы. Хорошая технология. Сварка в движении. Огненная струя, выплеснувшаяся из-под маски волшебника, иссякла, однако яркие дымящиеся капли продолжали падать с пластинчатого воротника на землю, прожигая камни между его растопыренных пальцев.

    Ох, помешанный злодей! Огонь, как же я его сейчас не любил и, да – потирайте довольно свои потные ладошки – нет, не боялся, но остерегался. Огонь очень даже мог нанести мне урон. В ухе выпалило сразу два совета. Занятый одним – второй я не воспринял.

    Пламя неожиданно обрело форму и забилось в трубу капеллы. Факелом, вырываясь вверх и угрожая пожаром зданию и окрестностям. Саруман схватился за голову, видя, как огонь переметнулся из трубы на здание капеллы.
    — Ах ты, зверёныш подземный, - гневно вскричал он. — Ну, хорошо – я ставлю перед тобой выбор – жизнь людей или тор.
    — Жизнью, каких людей ты торгуешь пьяный старик?
    — Людей и полуросликов Средиземья страны Толкиена.
    — О-о! Ты совсем из ума выжил старый чёрт, - схватившись за сердце, пояснил я. — Забирай их всех заодно с гномами и эльфами – мне нужен только тор!

    Щаръяли отпустил колдуна и, уловив, когда тот в отчаянии ущипнул себя за бороду, тем самым вызывая безвозвратные силы – смахнул мёртвую каплю со лба…

    Призрачная тягучая тень неизгладимо окутала мага. Вопль, вскинувшись, застрял в придаточных пазухах старца, колдун закашлялся и подавился собственным кашлем. От этого кашля тело его заходило ходуном, а плоть ещё на живом разрывалась, оголяя фиолетовую субстанцию.
    Пару минут ветер кружил и разметал частички, называемые ‘человеческим телом. Но это было ещё не всё.
    Останки Сарумана были заброшены в современную Пальмиру, где ядовито чадя, нейтрализуют иблисских варваров, в наши дни безжалостно разрушающих особо знатную достопримечательность. Операция Пальмира – химатака застывшее облако, ждущее и убивающее варваров.
    Вы возразите: некромант должен ценить убийц?
    На самом деле умерших людей гораздо больше чем живущих. И у нас выбор богатый.

    Тор ожидаемо опустился вниз и сиюминутно встроился с ‘капеллой на плече возничего’. Я ничего не ощутил, а там раздался ехидный комментарий: ‘Ух, ты заявись шестерёнка! Теперь нам ничего не страшно’.

    Ругается? Как они там, в ухе все разместились, я не знаю.


    Все эти недурственные применения силы не остались незамеченными.
    Появились несколько зевак, да ещё вдобавок приковылял один дряхлый старичок – самый известный мудрец и философ – мне даже неудобно называть сейчас его имя – настолько оно почитаемое. Кроме того на площади засветились ещё две подозрительные личности.
    ‘Местные шпионы. Не убивай их. Они не сунутся. В общем надо здесь завязывать’.

    Разведчики переговаривались и привлечённые шумом и вспышками устремились ближе к центру площади:
    — Не знаю. Многие торговцы, которые проезжают этой дорогой, видят чёрные тени в бойницах капеллы. Говорят, что если войти вовнутрь, то того дурака ждёт мучительная смерть.

    — Смотри-ка да это, похоже, колдун! Откуда он тут взялся?
    — С чего ты взял?
    — Выглядит странно, объект не похож на обычного горожанина.
    — Сколько у нас сейчас непохожих – со всего света понаехали в столицу. Все колдуны?
    — Да нет. Но смотрит смело и независимо, глаза умные. А его рост? Сколько ему лет – на вид не больше 25 и одет со вкусом – да от него за версту несёт нестандартностью.
    — Слушай ты, столько наговорил. Хорошо, задержим нестандартного субъекта, арестуем, упрячем и сгноим, заодно разделим всё изъятое у подозреваемого.
    — А ты сколько наговорил. Кто бы он мог быть, не знаешь? Маг, вельможа – нам надо вот именно сейчас лезть на рожон? Или лучше разузнать и точечно наверняка с подкреплением накрыть этого проходимца?

    — Глазам не верю – великий мудрец и живая легенда направляется к нашему подопечному!
    — Великий мыслитель дозвольте нам выразить своё почтение! – почти по-военному отчеканили оба шпика.
    Философ махнул головой, но не слышал их слов, потому что взволнованно бубнил, недобро кивая на меня:
    — Некроманты, словно нетопыри или крысы. Разбегаются в норы, летят в тень и сумрак при свете факела. Но стоит оставить их в покое они вновь выбираются из своих нор.

    — Это устаревшие сведения. Дядя ты не в тренде, - попытался перечить я великому писателю русской земли. Но тотчас, же на меня зашикали собравшиеся зрители. Некоторые уже на ходу записывали его живые мудрости, кроме самих разведчиков кое-кто из зевак уловил смысл сказанного, а догорающая смердящая труба над капеллой была невольным символом чего-то и впрямь несусветного.

    Разведчики не верили, своим ушам, немедленно решив разделиться, и одному из них предстояло экстренно сообщить жуткую, неправдоподобную информацию.
    ‘Слухи пострашнее чумы’, - напомнил мне чужой голос в ухе то ли тор, то ли коза.
    И я ответил….


    … Закрываясь от порывов, мудрец поймал в ладонь хлопья пепла. - Эта тлетворная гарь, - нахмурился он, - нечто большее, чем просто отголосок далёкого пожара. Я чувствую, как она взывает ко мне. Навязывает сомнения и страхи...

    И настало вечное счастье, и мглистые очертания наводнили три улочки, ведущие к Капелле. Площадь очень медленно погрузилась во мрак ещё до полудня и при светящемся солнце. Небытие и тлен ворвались на приоткрывшееся пространство и монотонно пожирали всё живое на своём пути. Поначалу упёршись с одной стороны в капеллу, а с другой в башню. Поживиться видимо было чем, потому что активная некрос - трофика утробно урчала. Так биогенные творения переходили в нечто пугающее, и малоизученное. Страх и ужас так и не успели обрести свои очертания – люди не столь торопливы, они настигали их мгновенно внезапно и фатально. Как свечки тухли одна за другой не до конца состоявшиеся жизни и переходили в умертвия. Новое состояние, необычное и непредсказуемое. Когда надо я позову их, и они обретут движение, а значит, снова будут жить, но по-другому и не совсем в этом мире. Все – и мудрец и зеваки и разведчики и подглядывающие и те, до кого что-то донеслось и вся близлежащая живность…


    А для виду – чтобы надлежащим образом прикрыть тлен места происшествия - мелко припорошило льдом. И лёд дождался своих первых свидетелей, а потом стал, очень быстро таять. Чтобы вообще не осталось никаких следов.


    Кто в этом городе обнаружит пропажу или подвох? Люди исчезли, в том числе и выдающийся мудрец. Так и скажут: жил легендарно и ушёл бесследно в никуда. А может он где-нибудь так и бродит среди нас и прислушивается к голосу народу, что там говорят простые люди?

    Об этом можно написать целую книгу.


    Ну что вам на прощание можно сказать на знаменитой площади Капеллы?


    ШЕСТОЕ и СЕДЬМОЕ ПРАВИЛА ЦИВИЛИЗАЦИИ

    МИФЫ ПРИНАДЛЕЖАТ ВСЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ


    ВОЛШЕБСТВО ПРИЗРАЧНО И БЕСКОНЕЧНО


    То есть все сказки народов мира остаются с нами и их появление пересечение и время – понятие, весьма относительное. Мифы множатся и повторяются в слегка изменённом виде. И поэтому у нас сразу несколько книг в одной – вот что значит представленный эпос. Чтобы было проще – всё в одном месте. Говорят это сложно для восприятия, но по-другому нам никак нельзя – время сейчас такое. Выспимся потом.


    ________________________________________

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 16 Дек 2015 06:36:33 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10.11 (3)


    Достав тор, захотелось чего-то большого. Золота, например.

    Щаръяли тянуло к богатствам – слишком долго он лежал в непроглядной тьме. Потому так невероятно тянет к золоту – сверкающему вечному, ослепительному, счастливому и кровавому. Нескончаемому, отбираемому могущественному манящему покупающему божественному золоту! Где оно?


    На золотой площади.

    Огромная золотая цепь охватывала площадь города с элегантным особняком, ставшим нашим Алмазным фондом. Здесь хранился изготовленный для коронации Большой венец императора. Это была уникальная регалия — трёхъярусная металлическая корона с крестом, украшенная 561 диамантами, 148 жемчужинами, 72 изумрудами и 161 турмалинами. По специальному заказу для выбранного императора добавят ещё его особые индивидуальные камни, какие секрет, мы же не знаем, кто выиграет, но самоцветы будут, очевидно, непростые. В мастерских изготавливались «Игры Престолов» – несколько тронов, «Перстни Ареопага» и с большим числом граней алмазы – «Коронованные розы». Эти атрибуты предназначались для венценосных правителей и ареопага. Создавалась уникальная коллекция Алмазного фонда, это были заказанные и изготовленные ювелирной фирмой и отдельными мастерами ценные раритетные изделия.

    И площадь, и алмазный фонд усиленно охранялись. ‘ Тройная защита. Неплохо придумано’, - прошептала капелла. Не будем вдаваться в подробности – нас-то интересует содержимое, а не обёртка.
    Когда надо подобное мне создание может стать почти невидимым, сказываются годы – да что это я – ‘сто лет одиночества’. Миновав охранников, агентов, стены механизмы и потайные секреты, и по дороге безошибочно разгадав пару-тройку смертельных загадок, я, наконец, проник в хранилище.

    Вся эта премудрая охрана вполне стоила той роскошной начинки. Чтобы не травить душу драгоценными мелочами перечислю сокровища списком.

    Алмазный фонд:

    «Большой венец Императора».
    «Игры Престолов» – несколько тронов.
    «Перстни Ареопага»
    «Коронованные розы».
    Кочубеевский изумруд
    Пражский рубин 250к
    Алмаз «Эксельсиор» (995,2 кар.)
    Алмаз «Де Бирс» (428,5 кар.)
    Алмаз «Аркенстон» — легендарный камень, откопанный гномами в глубинах Эребора, самая большая ценность сокровищницы Эребора, называемый также «Сердцем Горы». Являет собой ограненный круглый алмаз размером с голову ребёнка, излучающий неясное сияние.
    Антикварные Ордена со всех земель
    Яблоко Великодержавное – алмазы, изумруды, яхонты.
    Единственная в своём роде Раковина с 87 жемчужинами
    «Шапка Мономаха»
    Золотой венец с 102 аквамаринами, 208 жемчугом ориенталь, 230 алмазов - бриолет, 87 фиолетовых сериямов.
    «Шутовской Колпак» - уникальный предмет, закрытый для исследования
    «Маска Тотал Коронейшн»
    Янтарный Посох патриарха
    «До́рдже — ваджра» - священное оружие, палица, жезл или скипетр, используемый в тибетском буддизме как символ высшей власти и правосудия, «камень благородный», символизирует мужскую, активную силу в связи с женским, пассивным началом, которое заключают в себе прикрепленные к жезлу колокольчики. В совокупности дордже олицетворяет метод и мудрость; деятельность, основанную на сострадании; высшее блаженство; семь позитивных и вечных доблестей. Бриллиантовый скипетр, «несокрушимый», молния — это божественная сила учения, трансцендентная истина и просветление. Подавляет все злые желания и страсти. Он неразрушим, но сам способен разрушить всё, даже, казалось бы, несокрушимое. Изготовлен из золота и бриллиантов. Арсенальное лезвие из шепчущей стали.

    «Солнечная повозка» — миниатюрное скульптурное изображение повозки эпохи бронзового века, обнаруженное крестьянином в трундхольмском болоте.
    «Призрачная Тень» – изделие непонятной формы, платина, 66 бриллиантов, 113 турмалинов Голова Арапа – с переходами от бесцветных к чёрным по краям.
    «Сон Эндимиона» – изящная поделка из золота, с 65 бриллиантами, 87 коричневыми фалумами и 130 сердоликами – смазень.
    «Небесная Парюра» — набор ювелирных украшений, подобранных по качеству и виду камней, по материалу или по единству художественного решения: золото, 156 бриллиантов, вареники – аметисты дороже рубина их 208.
    Золотой складень с 188 алмазами - багет, 64 александритами, 79 турмалинами, 52 чёрными опалами.
    «Букет Императрице» - золото, 93 бриллианта, другие камни.
    «Убор Гиземы» – золото, 184 топаза, 156 рубинов фасет.
    Орнамент – золото, 53 бриллианта, 84 лала, 61 яхонт, 35 вареников, 41 смазень.
    «Падший Ангел» - изумительная фигурка ангела из золота, с 108 бриллиантами и 107 эмеральдами - дублетами.
    «Цивилизация Ойкумена» – изогнутая пластина, золото, шудры – серые алмазы в количестве 161, 83 земляничных аквамаринов – биксбиитов, другие камни.
    «Цивилизация Фиаско» – ювелирная книжка, золото, 158 алмазов Шапеудо Падре, 100 безмолвных гагатов со смолистым блеском.
    «Ганза Палей» – талисман, золото, 68 алмаза Перуцци, 74 молочно - голубых сапфира – геуда.
    «Статуэтка Аргейзе» - золото, 104 вареника, 102 царских опала с багряным ядром, 34 изумруда, 37 сапфиров, 28 шпинелей, 50 жемчужин.

    После увиденного чуда я долго приходил в себя, не способный двигаться. Просто сидел и как безумный любовался сокровищами. Может день, а может два…

    Особенно мне подходила «Небесная парюра» будто бы специально подобранная для меня. Безупречный вкус, сногсшибательная роскошь, утончённая строгость присущая недосягаемой элите и в целом убранство достойное бога.

    Величие некоторых предметов затмевали всё мною ранее увиденное. Чего стоил один только золотой складень, усыпанный эксклюзивными бриллиантами, непередаваемо оттеняемыми малиновыми турмалинами и чёрными опалами с переменчивыми вспышками александритов. Этот складень сам составлял ВВП среднего государства. Я не буду описывать присутствующие в коллекции бескрайние уникумы – ««Аркенстон, Дордже, маску ТК и Цивилизации»». Достаточно будет иметь один талисман или статуэтку из фонда, чтобы обеспечить свою жизнь богатством и уважением, а если у тебя будет целых два предмета?


    Я провёл в алмазном фонде три или четыре дня…


    Похищать весь алмазный фонд у России из этого прекрасного особняка, на замечательной площади в создаваемой столице? Да что я зверь, какой! Алмазный фонд в надёжных руках гохрана! Меня смущало лишь платиновое изделие непонятной формы с 66 дьявольски огранёнными бриллиантами в обрамлении больших турмалинов шириною спектра от бесцветного до чёрного. “Призрачная тень”. Создавалось ощущение, что этот раритет должен был пролежать со мной там, в глубинах цивилизации сознания. А сейчас его сняли и водворили на не самый заметный постамент алмазного фонда.

    ‘Да они не понимают что творят’, - тихо и понимающе вздохнула мёртвая локация у меня за ухом.
    …. Видимо привыкший подолгу задерживаться в некоторых избранных местах я так и не смог покинуть тот алмазный фонд.

    И провёл там целую вечность, любуясь праздничным переливом немеркнущих камней. Так и пролежав до наших дней…


    …. Однажды правители великой русской земли зашли выбрать себе украшения по статусу, а там, в центре на знатном мягком ковре покоится совершенно неординарный субъект пронизанный светом и цветом палящих и зажмурившихся камней и сам подлинное, невероятное сокровище.

    — Что это за легендарная личность? У нас не было такого экспоната или я чего не знаю’? – недоумённо спросит президент у хранителя фонда.

    Перепуганный хранитель импровизировал на ходу: ‘Это наш новый экспонат «Живая и мёртвая легенда» он пронизан одними сокровищами, причём это не только, драгоценные камни и металлы, но живая и мёртвая материя, а также неведомая субстанция и полу застывшее космическое вещество.

    — Откуда он? – спросил президент. — Подождите, я предположу сам. Золото Хомунаптри? Нет скорее сокровища Хут-ка-Птаха. Или это привезено с новой земли?

    — Владимир Владимирович! Вы как всегда всё точно определили! – захлёбываясь восторгом начал хранитель.

    — Минутку, кажется, я догадался, откуда он – из Нейстрии с пещеры Ляско? – президент победоносно и с иронией глянул на хранителя и зампредов. Хранитель, кивая, замахал головой, а слова его застряли в глотке.

    — И что он стоит’? – спросил президент.

    — 9 % ВВП’.

    — Ого! Берегите же его как зеницу ока’!

    — Так точно господин президент!’

    — А что у него внутри вы ещё не исследовали?

    — Нет, товарищ Верховный Главнокомандующий! Не успели сканировать, – отрапортовал зампред по армии.

    — И не надо. Не лезьте. Вот приеду с Генеральной Ассамблеи тогда и разберёмся. А пока снимите наше фото на память, сейчас это называют селфи. Я покажу его американскому президенту, как у нас говорят, ‘на всякий случай, чтоб не рыпался’…
    На фоне меня вальяжно лежащего на драгоценном ковре президент был подтянут и убедителен, а его мудрые глаза говорили: ‘Эх, ребята толи ещё будет!’
    Делегация вышла. Хранитель вытер пот и упал в единственное кресло.


    — Надо его перенести под гобелены. Сделать там сцену инкрустировать её золотом и провести подсветку.

    — Вы с ума сошли! У президента селфи с фигурой – американцы увидят. Куда его теперь тягать? Пусть уж лежит тут до скончания веков.

    — Откуда он взялся? И что это за объект? Он сверкает и переливается неведомыми камнями, но он явно не каменный. У него определённо есть металлические вставки, но это не металл. Он живой, но он мёртвый. Это человек, превращённый какими-то силами природы в ювелирное и биотехнологическое чудо? Но такого и приблизительно никогда не было.

    — Вы и в самом деле, считаете, что его доставили с пещеры Ляско?

    — Ни в коем случае! Президент сделал только предположение, а мы уже докопаемся до истины. Сейчас я дождусь доклада – кто и откуда привёз этот бесценный экспонат и наконец, услышу всё удивительные подробности этой сенсационной находки.

    Следом в хранилище влетели эксперты и, выпучив глаза, роем облепили меня.

    — У него живые глаза!

    — Это настоящая кожа!

    — Кровь алая и голубая!

    — Не может быть! Эх, жаль сканировать запрещено.

    — Не снимайте одежду.

    — Ба его огромный член упёрся мне в подбородок и вибрирует.
    Если бы он не разглядывал его восторженным взглядом и не сучил бы по нему ручонками – он, может быть, и не был бы таким огромным. Тянулся то он к сисястой шифровальщице древних текстов. Точнее расшифровальщице. И дотянулся, плавно войдя ей меж увесистых сисек и раскидав их как боксёрские груши по сторонам. Потёрся о сиськи и увеличился, приоткрыв ей новые горизонты. И шифровальщица выпучив глаза и широко открыв рот радостно вскрикнула:

    — Тату! – и указала всем на тёмные полоски, в верхней трети оглобли жадно ухватив за них руками.

    Идиотка! Она приняла за тату следы вечно лилового загара Мачу-Пикчу. Триста лет назад я был предметом поклонения древнего народа. И летом мне часто приходилось выставлять на солнце особый знак их поклонения, который приводил всех в фанатичный трепет. Тогда лились молочные реки с кисельными берегами на их огромные золотые чаши. Что они потом с этим делали, я уж и не помню.

    Шифровальщица изучала надписи и сделала новое открытие:

    — Вот смотрите – иероглифы и арабская вязь по всему периметру коры фаллоса.

    Я чуть не поперхнулся. Ну и дурёха! Какая вязь – это были многочисленные следы укусов и сосаний, сосаний и покусываний, грызни и заглатывания моего фаллоса королевами и шлюхами, ведьмами и красавицами, инопланетянками и ещё чёрт знает кем. Что только с ним не делали и куда только его не засовывали. Потом он провалялся со мной погребённым невесть сколько времени.

    Мой многострадальный член!


    Хорошо ещё, что они не переворачивали меня другой стороной.

    Она слишком рьяно взялась за исследование. Кровь в конец взыграла, и упругий и ужасный вырвался из её цепких рук – тут уж я расслабился – лихо, задев по пути троих по физиономиям. Что там задев, отшлёпав так, что синяки остались. Главный спец, потирая синяк под глазом и шатающийся зуб, с тихим отрезвляющим ужасом наконец-то изрёк:

    — Да он смеётся!..


    Тут уже и я не выдержал…


    — Осторожно он открыл рот! – испуганно раздался последний крик в Алмазном фонде.

    Я отчего-то вздохнул, и вся эта живая экспертная масса закружилась, завязалась клубком, медленно превращаясь в тлен. Скукоженные слипшиеся части тел и немые крики и не закончившиеся планы на жизнь.


    После длительного поста я немного поживился или если хотите помертвился…

    В наиохраняемую палату Алмазного фонда вернулись два хранителя – как раз в тот момент, когда экспертная масса живо теряла человеческое обличье. Вихрь умертвляющего коктейля тотчас же прихватил и их, с треском захлопнув дверь за хранителями.
    Исследование закончилось, исследователи пополнили ряды внезапно усопших. Перешли в новую форму существования.

    … Здесь было хорошо, красиво.
    Экспонату надо двигаться дальше.


    ________________________________________


    Что же мы решим по деньгам? По скромным оценкам всё создаваемое в молодой столице стоило неисчислимого межгалактического капитала. Так откуда такие средства, что Россия вышла на первое место и по ВВП и по капиталу? Богатейшие ресурсы, несметные сокровища, а коррупция ещё не захлестнула навечно страну своей удавкой?


    Давайте разбираться.


    Что-то мне напоминало сейчас прямо в мозг.
    ‘Золото Хомунаптри’!
    О да конечно! Мальчишке курфюрсту открылись все двери, хотя он и пугал людей своей дерзостью и осведомлённостью. В высших эшелонах власти знали о его причудах, да и были у нас хорошие разведки уже в ту пору. Информация о нём поражала, не знали кто он такой. Но его золото делало своё дело.

    Презирают человека, но не его деньги.



    Сокровища Хут-ка-Птаха. Египетские дары, сделавшие полнокровной нашу валюту и обогатившие золотой запас.
    (А теперь внимание – следующий кусок из старой рукописи не соответствует действительности: ‘Во время экспедиции гиперборейской эскадры произошёл контакт с народом Инков, принц Киамагури доставил им кучу лекарств от чумы в обмен на золото и другие условия договора’.)

    Интернациональные ценности и данные нам богом несметные богатства великой русской земли сыграли решающую роль.

    Ой, полным, полна моя коробушка,
    Есть и ситцы и парча.

    Конечно, мы не знали всю бухгалтерию. Но всё равно для первого места в мире этого маловато. Откуда взялись ещё богатства? Есть ли какие-нибудь указания на тот весомый вклад, перевесивший нашу чашу? Хотелось бы знать.

    Но пока на этот вопрос у меня ответа нет.


    Капиталы призваны довлеть над обществом.
    Всюду правит империя корысти.
    Надо знать цену деньгам.
    Всему есть своя цена.


    ________________________________________

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 16 Дек 2015 06:37:28 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10.11 (4)


    Концепция.

     Империя в общественном сознании представлялась как земное воплощение Царства Божьего, наилучшая модель организации государства, при которой правитель поддерживает мир и спокойствие в христианской и много конфессиональной стране, охраняет и заботится о процветании церкви, а также организует защиту от внешних угроз. Концепция империи предполагала единение государства и церкви. Тесное взаимодействие императора и иерархов церкви, осуществлявших верховную светскую и духовную власть. Полномочия императора ограничивали лишь обычаи и традиции, император осуществлял верховную светскую и духовную власть, руководил правительством, и единолично объявлял войну и заключал мир.

    Денежно-эмиссионная и таможенная политика занимала казначея, набобов и банки. С согласия сената могли утверждаться законы, вводиться имперские налоги, объявляться война и заключаться мир. Учреждение высшего имперского суда в качестве верховной судебной инстанции империи, в юрисдикцию которого попадали все конфликты между государствами империи, между монархами и сословиями, между доменами и короной откладывалось. Приходили сведения, что за ненадобностью судов вообще не будет. Адвокаты и всякие там стряпчии и нотариусы запрещались. Их бесстыже потирающих довольные руки в большом количестве изгоняли с насиженных приплаченных мест и переселяли на ударные стройки. Работы было много, но только работы, а не обмана. Кто-то из ‘юристов’ перевоспитался, кто-то не успел и остался лежать в земле сырой, большинство же, к сожалению, ушли в теневой бизнес, в мафию. Беззаконие обман и манипулирование – это и было их настоящим предначертанием.


    Право на участие в собрании округов получили все государственные образования – графства княжества, губернии, рыцари, вольные города, церковные владения, расположенные на его территории. Округа занимались вопросами военного строительства, набора и снабжения армии, распределения и взимания имперских налогов и разрешения региональных конфликтов. Империя не имела конституции как единого нормативного акта, в основе её государственного устройства и принципов функционирования лежали неписаные правовые обычаи, которые лишь начиная с позднего средневековья стали дополняться законодательными актами императоров и сената. То есть судов не было, а законы были.

    Законов должно быть очень мало – все законы должны были умещаться на одной стороне листка.

    Чтобы их мог прочитать каждый, а не трактовать обученный.


    В состав Российской империи кроме царства и его земель вошли Сибирь, Нейстрия, Интернациональное княжество, графство Америка, колония Тёмриц, оба оазиса, курфюршество Хомунаптри и небольшие промежуточные земли Украина, Татария и другие.
    Закреплено право свободы перехода из одной религии в другую для имперских сословий. Гарантировались свобода вероисповедания для религиозных меньшинств и право на эмиграцию. При этом были строго зафиксированы конфессиональные границы и установлено, что переход правителя княжества в другую религию не должен сопровождаться изменением конфессий его подданных.


    ________________________________________


    Вот мы и добрались до памяти и традиций. Нашему взору открылась грандиозная Воздвиженская Площадь с памятником Георгию Победоносцу. Щит и Булава – что регулируют атаку и оборону.

     Булава́ — холодное оружие ударно-раздробляющего действия с деревянной, или металлической рукоятью стержнем и шаровидной головкой — ударной частью, нередко снабжённой шипами. Различают, обычную шарообразную булаву и шестопёр или пернач, к головке которого приваривались рубящие кромки. Длина булавы около 50—80 сантиметров.


    Щаръяли пожалел, что не был знаком и не воевал со Святым Георгием.
    ‘Змею повезло больше’ – закашлялся, толи засмеялся тор. Но недолго. ‘Слушай не ходи дальше!’ – прозвучало от него почти как приказ.
    — А что там такое, опасное? – вслух вырвалось у широкоплечего поводыря с сужающейся талией. Эта фигура было постоянным коньком в моих, извечных странствиях.

    Какое-то священнодействие происходило в самом конце площади.

    Фимиамы сгустились вокруг Покаянного креста, полупрозрачным облаком, православный священник принял с подноса серебряное распятие, взявшись налагать на памятник троекратное крестное знамение.


    Уйти не мешать было первым позывом.
    Мне это было неинтересно.
    Но хотелось отдать Георгию дань уважения и памяти как одному из немногих подлинных героев. Поскольку герои цивилизации многажды дублированы в разных именах и странах их на самом-то деле были единицы.

    Процессия на площади весьма представительная. Стоит ли приближаться?

    ‘Не стоит. Кроме священника ещё пару человек представляются неясными. Общий же настрой следующих может быть крайне негативным’.

    Ну, убивать то их в таком месте я точно не собираюсь, - подвёл черту, низвергнутый в прошлом. Стараясь особо не шуметь, сделал шаг навстречу.

    И вскоре был услышан тремя участниками процессии.
    Гримаса большого удивления у одного, спазм невероятного ужаса у другого и опасный шум в ушах священника. Митрополит содрогнулся, толпа ахнула, но он не упал и последовал дальше по расписанному заранее церковному протоколу. Шум в ушах митрополита возник почти сразу с появлением на площади недочеловека. Возникла дилемма – устоять, твёрдо провести важную и значимую церемонию. Не дрогнуть, перед заведомо сильным противником. Тем самым показать и силу своей веры, и силу Его Веры и дать силы своим верующим братьям. Память по Святому Георгию требует твёрдости – надо удержаться перед страшным соблазном, достаточно того что ты споткнулся – больше он не увидит твоей слабости.
    Йогиберра Даян держа себя в руках, не сумел даже кивнуть окружению – мол, что-то случилось.
    А здесь было кому кивнуть.
    Но тогда бы начали полную эвакуацию и объявили бы план перехват и комендантский час – пока не выловили бы заползшего зверя.
    Иерарх ни на минуту не сомневался, что враг будет побеждён.

    Боже – сколько это уже продолжается?!


    Однако если священнику было оправдание, то двое других заметно растерялись. Один удивлённый явно не спешил вмешиваться, буквально застыв в полушоке. А тот, который ужаснулся, просто растерялся, его глаза были прикрыты, и он не знал, как выйти из этой поганой ситуации. Любое вмешательство грозило немалыми сложностями, если не сказать, провалом и тяжёлыми последствиями.

    Это только в сказках ебошат некромантов, на самом деле до ваших методов им и дела нет.

    Ну что скажешь?

    ‘Они оказались гораздо умнее, чем я думал’ – с сомнением раздалось у высокого арийского виска.


    Первое русское захоронение – самый древний русский человек. Эксгумацию и бальзамирование святых останков первого русского человека проводили настоящие кудесники своего дела - Алхимик, Знахарь, Звездочёт, Провизор, Жрец. Поскольку мавзолей Георгию решили строить в древней столице, здесь создавали знатный национальный погост, и главной стала гробница «Первого Русского».
    Митрополит завис, призвав все свои силы, чтобы принять правильное решение – продолжить либо прервать священную церемонию.
    Пойдём отсюда – всё одно я не верующий – не будем им мешать!

    ‘Как знаешь’ – высокопарно заявила коза в ухе. Но я ей не ответил – не хватало ещё религиозных споров на такой торжественной церемонии.
    Митрополит вздохнул и облегчённо перекрестился, а за ним и вся верующая площадь.


    Светлая Купель. Для освящения крещенской воды митрополит Йогиберра Даян погрузил пасхал в крещальную купель и совершил им крестное знамение. Перед совершением таинства крещения пасхал зажигается, от него зажигают свои свечи новокрещёные. Страдающая от жары паства нестройно подхватила: "Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя!", после чего, с почтением глядя, на усталого милитария, по очереди начала подходить к нему за благословлением, становясь на одно колено и склоняя голову.

    Оглушённый таким жутким известием, пришедший в себя вельможа резонно подумал, что если он не сообщит о прибывшем живом катафалке, то это точно сделает митрополит. Но сила воздействия подобного сообщения и ‘твои реальные возможности человек’ остановили его. Пусть он это подтвердит, но сделать столь важное заявление первым должен высокий церковник. Заодно и проверим митрополита. Иерарх он или не иерарх.

    Учитывая особый статус появившегося гостя, наблюдение и поимку поручили службе ПЯНЖ и спецподразделению.


    Локация высветила мне новое сообщение: ‘Ваше присутствие обнаружено. Вас выслеживают. Вероятность ареста минимальна. Идёт анализ и исследование вашей угрозы городу. Народ безмолвствует’.
    Я хмыкнул. Что-то они очень умные?
    ‘Вы попали на митрополита и сильного вельможу. Они не торопятся нападать, без полных гарантий. Накануне выборов императора, такой шум в столице совершенно не нужен. Да и власть ещё не определила отношение к вам. Они надеются, что всё обойдётся’.
    Да выбрось ты это из головы! И я так надеюсь. Открытые бои в мои планы пока не входят. А что это за вельможа?
    ‘При второй встрече с ним капелла выдаст достоверную информацию’.
    Оказывается и тор не всеобъемлющ.



    Что нам известно об армии?


    Армия.

    Дислокация войск была такова:
    2 Казацкая армия – г. Кыштым,
    3 Добровольческая армия – г. Лугано
    13 отряд «Сумерки» – с. Москва
    14 Мозаичный кадетский корпус – г. Ллкуаль Теппль
    19 Гусарский полк – г. Арктур Шелесто
    24 Сибирский корпус – г. Чарцы Торкиа
    38 полк Червонного казачества – г. Киев
    59 Чеченский корпус – г. Копенгаген

    В столице в это время находились:

    34 отряд Царские рынды
    37 Стража
    40 отряд Императорские воины паладины
    69 Центурия меченосцев

    Последние подразделения и могли быть задействованы в поисках. Но и сам приказ будет иметь двойственное действие: “Поймать некроманта” – так никто не скажет. Начнётся паника. Значит, магия существует. Значит, опасный враг свободно гуляет по столице. Значит, мы так выбираем императора. А кто тогда им станет? Значит неприятный гость вне нашего контроля. Значит, он мог действовать и раньше. Что он уже натворил? Как изменил ход событий? Какие ещё фокусы преподнесёт нам цивилизация? Уничтожить некроманта, – какие ближайшие последствия это возымеет? Договориться с ним? Чудовищно.


    Предвыборное время – хуже не придумаешь. Можно сказать – анархия неполной власти. Силовик или вельможа – сильный и влиятельный могущий остановить гостя рискует оказаться с ним один на один. Готов ли он на это? И если у тебя паранормальные способности в поимке врага – тогда ты тоже маг и это становится достоянием гласности и приоткрывает твой арсенал для потенциальных соперников. А сейчас в столицу слетаются буквально все силы. Скоро здесь сам чёрт ногу сломает.


    Эти и другие обстоятельства наносят отпечаток на наше, скромное пребывание.
    И тут прозвучало успокоительное за левым ухом: ‘Отбой они нас не прочухали. Никто не ощутил ваше присутствие. Мы по-прежнему инкогнито’.

    Я тебя не понял, а митрополит, а вельможа и ещё третий? Ты же говорил – они знают.

    ‘Точно и проверено. Мы и в правду достигли их и обладающие даром сумели нас почувствовать. Но ваш туманный шлейф потушил эти их ощущения: своеобразная, лёгкая защита от обнаружения. Митрополит не захватил наш дух, с ним остались только его смутные ощущения. Третий нас не уловил. А вельможа играет сложную роль и очевидно знает, что мы есть и в принципе можем быть рядом. Но он не занят этим, занят другим и как сильный суверенный игрок не мешает и нам. Пока это всё.

    Перед нами открыты все дороги’.


    Ну, иногда ты скажешь.
    И я долго стою в растерянности.
    Под землёй у меня не было дорог, я просто лежал и отвык от этой суеты, а тут, в вашем мире просто глаза разбегаются.
    Потом ещё этот румяный парень во мне.

    Остановиться на ночлег, чтобы завтра продолжить столичное дефиле.



    ________________________________________

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 16 Дек 2015 06:38:45 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10.11 (5)



    Ночью не спится.


    А в районе оживление – движение воинских отрядов и очевидное окружение ими нескольких городских объектов. В том числе и нашего постоялого двора.
    К чему бы это дружок?

    ‘Они действительно ищут колдуна’.

    Сколько их?

    ‘Два отряда – татары и меченосцы’.

    Каков колорит. Почему я их не знаю?

    ‘69 Центурия меченосцев. А про татар есть кусок из старой рукописи. Прочитать?’

    Почитай перед сном.
    Может, засну.
    Сна нет да мне и не положено вроде спать.
    Надо привыкать потихоньку.
    Оставленный фрагмент старой рукописи:


    “… с Рамилем никак не выходило. Он организовал своих соплеменников, сумел в короткий промежуток поднатаскать их, бунтарь объяснил им, что не надо бояться русских солдат, они такие же люди, как и все остальные. Этого делать не надо было, так как ордынцы реально угрожали нашим землям. До этого их аппетиты были устремлены на запад, к викингам. Татары и викинги – зарубалово что надо! А когда смуглым братьям этого показалось мало, они обратили свои прищуренные взоры на бескрайний восток. Хан Рамиль, как сам он себя называл, провёл свои ‘полчища’ на выжженные земли, на запад по Енисею и в центр до Ресифи и этот город объявил столицей ханства. Оккупация была странной, в основном без насилия, просто татары занимали населённые пункты и объявляли, что они братья русских и всегда были таковыми. Их как долгожданных гостей встречали в трёх городах – Фарадее, Имеретии и Хильверсуме, вот такие сюрпризы, как ножом в спину, секирой в бок…


    … В Ресифи Рустам Имеретия сказал Рамилю:

    — Но с тобой больше делать я ничего не буду, живи, тебя итак завтра выгонят из дворца, а ведь так всё хорошо начиналось, помнишь, как вы тут проспорили себя в рабство?
    — Чего ж не помнить, то.
    — Давай Рамиль говори, что замышляешь в этот раз, с кем спелся, где опять врагов нашёл?
    — Вас дурят, а вы уши развесили, история должна быть правдивой, а не лубочной!
    — Ты что ли её писать будешь?
    — А хоть и я?
    — Не выйдет, писалка то у тебя обрезана. Признавайся с кем в сговоре, поведай нам, мы же тоже за Россию боремся, ты ж капитан российской армии, рыцарь Круглого стола!
    — Да, побольше тебя для родины сделал и русский я насквозь, с Россией на века!
    — А с Тартарией?
    — И с Тартарией, тоже Российской Империей.
    — Молодец! Красиво у тебя получается. Наш пострел везде поспел…


    … Пол под Рамилём разверзнулся, и кресло провалилось, в клетку подземелья. Его куда-то повезли, а когда раскрыли дверь – к нему вошёл Монтелукаст:
    — Вот мы и встретились Восставший из бана.
    И быстрым движением приложил перстень к рамильеву лбу.
    — Это печать смерти, прощайся со светом изменник. Рамиль широко раскрыв глаза, посмотрел на небо:
    — О небо, о, моя страна, я ничего ещё не успел! О, несправедливые боги!..”


    А этот румяный любил истории. Завтра перед сном ещё почитаешь…
    Ближе к утру началась проверка постояльцев. Их принудительно будили и выводили во двор. На соседней улице происходило то же самое. Только нашу улицу проверяли меченосцы, а соседей ордынцы. Все воины держали мечи.


     Акина́к — короткий (40—60 см) железный меч, применявшийся скифами во второй половине 1-го тысячелетия до н. э. Акинаки использовали также племена персов, саков, массагетов и др. Акинак обладал отличными колющими свойствами и достаточной (до двух килограммов) массой для нанесения рубящих ударов. Дол, как правило, отсутствовал. Имел сердцевидное перекрестие и плоское навершие в виде поперечного, короткого бруска или полумесяца. Вместе с определённой разновидностью трензеля, акинак являлся одним из элементов так называемой скифской триады — комплекса предметов, характерных для скифской культуры. Археологические находки акинаков и других составляющих триады позволяют проследить засвидетельствованное Геродотом и Диодором проникновение восточно-иранских скифов через Переднюю Азию и Кавказ до Северного Причерноморья.
    Хопе́ш, (слово обозначало переднюю ногу животного) — разновидность холодного оружия, применявшаяся в Древнем Египте. Имеет внешнее сходство с ятаганом. Восходит, видимо, к шумерскому аналогу. Состоял из серпа (полукруглого клинка) и рукояти. Рукоять хопеша двуручная, составляет 50-60 см (20—24 дюйма) в длине, хотя существовали меньшие примеры. Лезвие могло иметь внутреннюю или двойную заточку. С формой полумесяца хопеш не являлся мечом, но происходил от боевых топоров. Однако, в отличие от своего прародителя, хопеш оставлял не порубы, а раны, схожие с сабельными. Это оружие вышло из использования около 1300 г. д. н. э. Различные фараоны изображались с хопешем, также это оружие было найдено в гробницах некоторых из них — в частности, у Тутанхамона. Хопеш в Древнем Египте был оружием искусных бойцов и элитных военных подразделений. Длина хопеша позволяла работать им и с колесницы. Существует предположение, что не заточенные хопеши, также найденные в захоронениях, имели церемониальный статус.
    Конча́р — тип колющего холодного оружия. Представляет собой меч с прямым, длинным до 1,5 м и узким трёх- или четырёхгранным клинком. Применялся в странах Азии, восточной и центральной Европы в XII—XVII веках. Кончар заимствован славянами у тюркских народов, которые взяли идею китайского дааба. Эффективен для пробития кольчуг, бехтерцев, шерстяных бурок. Также преимущество гранёного клинка было в том, что он был прочнее плоского, и при том же весе его можно было сделать длиннее. Кончар использовался в основном конными воинами. В бою он удерживался одной рукой, и удар наносился за счёт скорости и массы коня (нередко он использовался как запасная пика). В пешем бою, чтобы пробить латы, его держали двумя руками.

    А почему они так странно вооружены?

    ‘Мечи хорошо помогают против магов’.

    Ну да что есть, то есть, - заметил я, рукой нервно оглаживая шею. Мечи хорошо помогают против всех у кого есть шея, конечности и незащищённое тело.

    Дошла очередь и до нашего постоялого двора. Меченосцы твёрдо выполняли команду – не дерзили, но и особо не церемонились с народом. Кто замешкался, подталкивали рукоятью меча и лёгкими пинками.
    Однако они странным образом желали обойти наш дом.

    ‘Ваша аура действует – они подсознательно избегают нашей встречи’ – пояснил мой локационный спутник.
    Ну и как нам быть – встречаться мне с ними или валяться в постели?
    ‘Можно совместить и то и то. Потом уничтожить всех – заодно позавтракаем’.
    Не надо мне давать людоедских советов. Мы адаптируемся к людям или продолжаем нагнетать обстановку?
    ‘Понял. Исправлюсь. Просто подумалось – лишняя энергия нам не помешает’.
    А не надо думать. Надо констатировать. Думать буду я – слава цивилизациям голова у меня будь здоров и варит как надо.
    Историю надо подвести – вот тогда мы и надышимся и навоюемся и наедимся сполна. По нашему высочайшему статусу. Кто на этой земле его превысит? Есть ли такие? Скажи мне тор?
    Кашель, мычание, а потом едва слышная расслабляющая музыка мне в ответ.
    Ты боишься ответить – музыку включил? Говори мне правду!
    ‘Есть мой друг и брат.
    Но мы не теряем шанс, с ним сравниться’.

    … В комнату постучали и сразу ворвались – постояльщик и трое меченосцев. Щаръяли распростёрся голый в постели, руки его обхватили большую холодную подушку, одеяло сбилось в сторону, одна нога повисла до пола. Приобнимая её у кровати лежала обнажённая девушка со сбившимися волосами, на глазах её застыли размазанные слёзы бесконечного счастья. В ногах у спящего валялся молодой субъект подозрительной внешности и рода занятий. На руки вошедшим свалился пьяный рыжий матрос в порванной тельняшке, его пустая бутылка звякнула об акинак воина и вдребезги разбилась. Ещё одна девица голосила под кроватью, то ли стонала, то ли жаловалась. Что-то ей не там порвали и какую-то душу вынули. Рядом в тазу полном крови хрипел жирный кабан, а из шкафа торчали чьи-то ноги и настоящие ослиные уши, там раздавалось ритмичное матерное сопение. По комнате всюду валялись деньги, одежда, вино странные предметы и жгуче пахло вечно непрекращающейся оргией.

    По выражению лиц вошедшего конвоя можно было защищать диссертацию по психологии психиатрии юриспруденции и судебно-медицинской экспертизе.
    Налицо были: блуд, пьянство, свободомыслие беспринципность, нарушение тишины, отсутствие необходимых документов. Аморальные действия, подозрения в магии, использование запрещённых приёмов, насилие, воровство, содержание притона. Перепродажа и контрафактная продукция, угроза убийством, наркотики, порочные связи, неподчинение властям, предоставление заведомо ложных сведений, шпионаж в пользу иностранной державы, фальшивомонетчество и содержание животных в ненадлежащих условиях.
    И это только набралось навскидку!

    Солдаты готовы были разом очистить этот бедлам и вышвырнуть всю компанию на улицу, а там повязать и сдать тюремщикам, прихватив заодно и хозяина заведения.
    — Вперёд акинаки повяжем это богомерзкое пристанище, - вскричал в гневе меченосец.
    И почувствовал лёгкий укол в поясницу. Затем расползающуюся дурноту по всему телу. Разом отлетели все эмоции, и захотелось просто лечь и долго лежать не двигаясь. Что это такое? Двое других закашлялись – один до синевы и колик внизу живота, а второго начало рвать и выворачивать до полной пустоты и налившихся кровью глаз. Хозяин заведения в ужасе схватился за голову и не почувствовал её, зрение затуманилось и его сильно потянуло на низ.

    Лёгкий могильный холод окутал помещение.

    Неживые фигуры ночного спектакля зловеще выпучили языки, а потом раскрыли свои чёрные пасти. Мёртвые остались, а четверо вошедших бесстрастно выбрались на улицу и тихими невзрачными голосами подтвердили, что всё там нормально. Так и продолжили службу – навсегда потерянные и как в воду опущенные. Эту четвёрку теперь как подменили, больше в их жизни не будет событий лишь одно тихое недолгое существование.

    Если бы не ещё одно обстоятельство.
    Центурия досматривала эти два дома, но к ним подошли ордынцы и заявили, что они не доверяют и требуют самим проверить эти два дома, дабы убедиться в добросовестности меченосцев.
    Это был неприкрытый вызов, и он обернулся тотчас же вспыхнувшим на этой почве конфликтом.
    Вот мечи и пригодились – хопеши акинаки и кончары. Дурной поединок покажет, какой меч лучше. Татары и меченосцы и раньше были недружелюбны, а тут как раз подвернулся и повод.
    Схватка расползшейся по всей улице центурии меченосцев и более плотно подтянувшегося ордынского полка перелетела с улицы на улицу, и началось боевое махалово и крошево.
    Солдаты, наведавшиеся в претенциозную комнату, как и офицер, погибли среди первых, а за ними ещё и ещё. Некому было остановить эту ненужную схватку. Ордынцы и меченосцы были упрямы и безрассудны, а их мечи были остры и безжалостны.


    Кто-то не вовремя направил сюда ордынцев, но в результате все погибшие становились тленной ротой Абугрим и, ни одной…


    Пора было подниматься с постели – завтрак готов…



    ________________________________________



    Оставив негостеприимное заведение, Щаръяли двинулся осматривать достопримечательности столицы.

    Это была не просто любознательность. Чудеса могут рассказать о многом – для каждого у них есть свои истории. Что услышит от них такой безмерно старый инок?
    Великие строения вовсе не чужды мне. Под сводами нескольких из них мне приходилось десятилетиями сидеть стоять и даже лежать. Особенно занимательно чудесное или просто эстетическое воздействие этих объектов на меня. Не скрою, есть места, предназначенные для трансформации энергии души эфира информации и других компонентов или как вы это ещё называете.

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 16 Дек 2015 06:39:45 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10.11 (6)

    Чудесная площадь. Чудеса света Царьграда.

     Церковь Святого Георгия Bete Giyorgis — самая известная из одиннадцати древних монолитных церквей XIII века в городе Лалибэла. Уникальность монолитных церквей Лалибэлы в том, что они не построены в прямом смысле слова, а высечены в каменной толще красного вулканического туфа. Плоская крыша церкви Святого Георгия находится на одном уровне с поверхностью земли, а двор церкви представляет собой котлован глубиной 12 метров. Церковь составляет единый каменный монолит с окружающей скалой. Попасть к её подножию возможно только через тоннель, прорубленный в скале. Стены храма декорированы карнизами и пилястрами, плоская крыша украшена орнаментом в форме креста.

    Я уже говорил, что Георгий один из самых любимых моих героев. Если бы я повстречал его в своей жизни, то скорей всего постарался пойти с ним и строить цивилизацию как он хотел. Тогда я точно не стал бы таким плохим недочеловеком.

    Грешным делом у меня закралась мысль – а не поднять ли Святого Георгия Победоносца и не сокрушить ли всех врагов разом и внешних и внутренних?


    Я не заходил в эту уникальную церковь, а просто долго стоял снаружи, всматриваясь в древний камень и вслушиваясь в шум времени….


     Мадабская карта — мозаичная карта-панно на полу православной Георгиевской церкви, самая древняя карта Святой земли. Созданная византийскими мастерами во времена Юстиниана, теперь доставленная в столицу. В центре карты — схематичное изображение Иерусалима, на котором выделяются Храм Гроба Господня и многочисленные городские ворота, в стороне можно разглядеть дельту Нила.

    Карты я люблю с детства, может быть, потому что почти с рождения у моей маленькой кроватки висела большая карта. А эта Мадабская карта сейчас мне что-то говорила, но я не понял тот язык. А почему эта карта чудо? Да потому – сами догадайтесь с трёх раз.

    В Египте есть двое кто мог бы помешать мне или лучше – к кому бы я прислушался, и я это знаю, я даже знаю их имена. Но вы не дождётесь от меня такой откровенной информации. Хотя внимательный читатель этой книги может их определить.


    Так ведь хорошо, что книга очень редка и нигде не публикуема.

     Пейтингерова таблица — пергаментная копия с древней римской карты, созданная в XIII веке монахом из Кольмара (Эльзас). На ней изображены римские дороги и основные города Империи. Карта получила своё название по имени одного из владельцев.


    А вот эта таблица устроила откровенный пеленг моему тору, беспрерывно передавая ему информацию. В их перемигивание я не вмешивался. С одной стороны у мессенджеров своя жизнь, а с другой, что и говорить – все дороги ведут в Рим.
    А около Рима растёт паренёк, с которым мне во что бы то ни стало хорошо бы однажды встретиться.

     Стеллы Аксума. Сохранилось более 200 грандиозных базальтовых стел, созданных не позднее IV в. н. э., высота самого большого — 33 метра.

    В этом месте можно посмотреть на белый свет и практически всё увидеть. Под каждой стелой видно своё – откуда придёт война, где хранят богатства, куда светит солнце, где полный мрак некроманта, какой ход лучше сделать и как правильно жить сегодня. А также многое другое в зависимости от ваших устремлений. Всё это укажут стелы – если ты умеешь видеть.



    Стела показала этот город – нашу нынешнюю столицу. Византию – Константинополь – Стамбул – Вашингтон – Царьград.

    Стела показала события ХХI века.

    На Земле началась 3 мировая гибридная война.

    Концепция гибридной войны.


    Когда как будто не было безусловного агрессора и безусловной жертвы.
    ИГИЛ убивали жителей Междуречья и Ближнего Востока пытаясь слепить своё государство. Вспыхивающий котёл в странах Магриба и на Ближнем Востоке, а также дальше и по другим территориям.
    Международный терроризм устраивал теракты в разных государствах.
    Он был выпестован и вскормлен финансами США и их союзниками и марионетками. Проводилось финансирование сразу нескольких противоположных сторон для того чтобы огонь конфликта не угасал.
    Целью Америки, была, прежде всего, Россия.
    Хотя Штаты и воевали для виду с ИГИЛ, но это была игра.
    Гибридной война являлась по нескольким критериям. Она была не тотальной, а выборочной – локальные и региональные войны с допуском или провокациями в отношении некоторых участников. Особенно важно было втянуть в войну Россию.
    Провокации, блеф, лживые информационные вбросы имели равное танкам значение и даже больше. Вообще ложь и провокации играют огромную роль. Важно – кто первым запустит выгодный бренд и сделает верный пиар-ход. Расследования правды имеют гораздо меньшее значение. Манипулирование массовым сознанием.
    Разжечь местные конфликты, подливая масло в огонь войны. Втягивание в региональные войны всё новых и новых участников.
    Исключительность агрессора. Доминирование и право сильнейшего.
    Игнорирование международного права и установленных договоров.
    Глобализация терроризма.
    Региональный интернет с управляемыми пиар - ходами и регулируемыми волнами управляемой толпы. Зажигание с помощью ярких лозунгов, использующих призывы свободы, демократии, радикальных религиозных понятий. Организация оранжевых революций и государственных переворотов.
    Гибридная война предполагает и некоторые уступки, и отходы в сторону или даже назад. Такая война – многоуровневая многоходовая многолетняя и приходящие к власти политики лишь становятся практически управляемыми игроками. Игрок агрессор может жертвовать даже собственными силами так, например эпическое разрушение небоскрёбов близнецов.
    Победители не определяются сразу – этот процесс на десятилетия.
    Гибридная война, к сожалению, предполагает также использование разных запрещённых приёмов. В том числе новых форм и средств ведения войны.
    В гибридной войне нет истинных союзников, а есть только временные друзья и соратники по борьбе, хотя это и завуалировано.
    Гибридная война, как и обычная, влияет на рынок, но это влияние широкополосное – бизнесмены мобильно перестраиваются и используют форс-мажорные обстоятельства на равных с военными или обгоняя их.
    Гибридная война подлинная мировая и другой она быть не может, потому что в основном все игроки понимают – слишком откровенные действия приведут к гибели огромных регионов или же глобальной катастрофе. Образование нескольких коалиций лишь усложняет обстановку.
    К сожалению, гибридная война ещё более непредсказуемая, чем обычная. В ней игроки даже могут меняться ролями и местами, но для этого надо по-настоящему играть.
    Фактически можно назвать три силы – Америка и компания, террористы (ИГИЛ и др.), Россия. На самом деле основных игроков и сил больше.
    Правила гибридной войны по ходу меняются. История лепится на глазах.
    Гибридная война в виду многих разновеликих компонентов непредсказуема.
    “Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?”
    Вы открыли Ящик Пандоры.


    Нет, стелы мне не понадобились. Что-то меня остановило рассматривать некоторые обстоятельства грядущего, и я предпочёл жить импровизируя.


     Собор Святой Софии.
    Патриарший православный собор, памятник византийского зодчества, символ золотого века Византии. Во времена Византийской империи собор находился в центре Константинополя рядом с императорским дворцом. Более тысячи лет вплоть до постройки Собора Святого Петра в Риме Софийский собор в Константинополе оставался самым большим храмом в христианском мире. Высота Софийского собора — 55,6 метров, диаметр купола 31 метр.

    Как и говорится во всех источниках и фильмах к этому величественному сооружению меня даже на шаг ‘не подпустили’. Здесь празднуют свой праздник другие силы – вечные и божественные. Таким парням – нашкодившим и пролежавшим много лет в земле и всё равно не верующим ни во что – здесь не место.

    Не будем же нарушать традиции, омрачая своды храма своим присутствием. Пусть помпезно высится величавый храм двух религий, а мы для себя поищем другое место.

    Главное больше не пускать в Царьград турок чтобы потом не получать подлые удары в спину. Это русская столица – так правьте бал и зажигайте свечи. Вы – цвет цивилизации – это говорю вам я – некромант, повидавший и свет, и мрак и живущий в двух или трёх мирах.


    Так нормально?

    ‘Не очень, но сойдёт’.


    И ещё одно чудо света, о котором частично говорилось выше.


     Российский Императорский дворец – (статья энциклопедии не написана).

    Одна большая стройка, на которой люди уже умудряются жить и одновременно править большой страной.
    Без законов, без императора, без чётких границ, без жёсткой системы на всех уровнях жизни. Как это у них получается? Что это за стиль такой непонятный?

    Жёсткую власть и прокрустово ложе – вот что надо стране для успеха.


    А вот и прежний строитель – тот самый парень по имени Вальтер, который встречался мне уже несколько раз с немым вопросом во взгляде – знает он, что ли меня? Его оригинальный шатёр, в котором он жил был заляпан краской раствором и штукатуркой. Парень сидел, опустив голову и, раздумывал, а вокруг него эпизодически бесновались, потрясая кулаками мастера, инвесторы и прорабы.

    — А вам шатёр не жалко или их у вас просто много? - невинно поинтересовался я.
    Парень поднял голову и быстро посмотрел на меня. В его глазах я разглядел недоумение. Он ждал ещё чего-то, какого-то вопроса или напоминания. Но я не знал его или не помнил.

    А что это он на меня так смотрит?
    ‘В вас есть его друг – голос и манера. Штукатурщик и грустит’, - пространно ответила капелла.
    Так что съесть мне его что ли? ...

    … А Вальтер, глядя на этого странного шатающегося здесь проходимца, снова узнавал друга и, не решаясь с ним заговорить, теперь понимал, как он будет строить дворец с его противоположной теневой стороны.

    Щаръяли не обратил внимания на промелькнувшую с вензелями запись от тора – этот величаво возводимый дом будущего императора наводил его на определённые раздумья.

    Не построенный дворец.

    А если: никогда не построенный императорский дворец? Что здесь происходит? Чувствуется весомое присутствие потоков энергии и духа. Завихрения и пересечения двух или трёх узлов. Неспокойное место. Это всё связано со стройкой и выборами императора?
    ‘Именно. И неподалёку две дамы имеющие желание показаться нам’.
    — Не нам, а мне, - быстро поправил я. — Кто ты такой? Заушная раковина вот и сиди там.
    ‘Да конечно. Это импровизация’.
    Ха-х. Не смеши меня – скажи ещё это коитус.


    ________________________________________
    © Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.
    ________________________________________

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 29 Дек 2015 04:56:24 Цитата

    Часть 10 . 12
    ________________________________________
    ________________________________________
    ________________________________________

    21+


    Незамеченным ступал я под сводами не построенного дворца. Хотя вокруг кипела строительная работа – для меня дворец был пуст.

    Из большой лиловой спальни полной запахов и ароматов навстречу незваному путешественнику ‘выплывала’ Калипсо.
    Эта девушка нравилась даже мне – совсем пропащему некроманту, повергнутому в чудовищный сонм тёмных сомнений. Она с любопытством рассматривала меня, по-моему, не вполне доверяя своим ощущениям.
    ‘Самка, красавица ведьма, готова спариваться с вами, берите её – потом разберёмся что к чему’.

    Мужчин, которые её не удовлетворяли, Калипсо делала уродцами – один от неё ушёл косым, другой с рваным ухом и трещиной в позвоночнике, у следующего выпали волосы и посинели руки, у четвертого открылся бесперебойный простатит, и оттого резко упала эрекция. Дальше пути несчастных пересеклись, они встретились и решили пойти с кольями убивать её.
    Чернявая аборигенка островов жутко привлекательная и сексапильная Калипсо вышла к ним нагая и бесстыжая. Выжимая одну чувственную грудь, забрызгала их, затем опорожнила другую, захлестала их волосами смоляными длинными как ветви ивы и острыми как стрелы, влажные волосы обмотали их и высекли. Заплевала ничтожников, повернулась, показала обворожительный смуглый и в тоже время заманчиво белый желанный зад и оправилась.
    Черти смотрели, не моргая, и не двигаясь, понимая, что второй раз для них это не повторят. Они были отверженные слабаки и любовницы их торгуют квасом и лузгают семечки, даже не замечая, что оприходованы и не раз. Пока разогнутся, а охальника и след простыл, ищи свищи ветра в поле, ну купчихи уже требуют подхода, а столичные мымры вообще избалованные иностранцами, да понаехавшими тут из провинции.
    Да девушка Калипсо поражала своими нарядами, её выходы в паланкине были шоу НиБэнимэНиХило. Всегда неожиданно, путь дефиле менялся, и никто не знал, где её ждать в следующий раз, успех был феноменальный, черноокой до сих пор никто и никогда не мог отказать.

    Чего она хотела? Похоже, император её не сильно занимал.
    Девушка, поднимающая к сексу любого. Даже мертвеца? - спросите вы. А, вот при случае и посмотрим.

    — Молодой человек желает проводника на экскурсию?
    Но увидев оскомину на моём лице, сразу поправилась, — Эротический проникающий массаж первый сеанс бесплатно?
    И когда пауза снова затянулась, доверительно с придыханием прошептала — Lady go go или ты больше по парням…

    Я как мог, улыбнулся ей в ответ. Но ей этого показалось недостаточно.
    — Ты что фонарик?
    Боже мой, где моя знаменитая улыбка, укладывающая ко мне в постель любую красавицу прямо на дорогах цивилизации? Пока я лежал в сырой земле она совсем растворилась.
    ‘Улыбнись, улыбнись ещё раз’ – подсказывала левая коза.
    Я улыбнулся.
    — Не то не то, - недоумевала знойная красавица. — Для Дария бы сошло, для Бонапарта, Аль Пачино, Джона Траволты, но для тебя этого мало. Ладно, улыбки не будет, ну тогда хоть трах?!
    Похоже, моё несколько удивлённое лицо её всё-таки позабавило. Она реально изумилась.
    — Да ты и этому разучился? Не ври мне подземный маньяк, меня не обманешь, я тебя чувствую. Давай ложись, как там лежал, а я сама запрыгну.
    Машинально я стал снимать штаны, но опомнился и зло выговорил ей:
    — Пусть тебя трахают красавица – волки лесные да быки колхозные!
    Калипсо нервно дёрнулась в ответ:
    — Как ты смел! Мне никто и никогда не отказывал! Ты мумия нечеловеческая возомнил себя способным избежать чар Калипсо?
    — Давайте перейдём на вы мадам, так будет проще, - сбавил я темп.
    — Мадам? Вы не хотите меня чудовище? Так вы что ж под землёй сменили ориентацию? Вы хотите красивых парней?
    — Я хочу трупов, - сказал я ей, чтоб быстрей отстала.
    Калипсо вскинула гневные очи:
    — Вы меня разочаровали, я, не спящая красавица и не мёртвая царевна, но я сделаю исключение и пропущу вас…

    Произошла какая-то мизансцена.

    — Ваш вид Щаръяли в этой стильной, чёрной рубахе и золотых бриджах, не внушает доверия вы, что отныне порно звезда? Да, и ваши экзотичные некромантские ритуалы. Но я умолкаю.

    Людям невозможно выдержать прямой взгляд дракона, если только они не защищены магией, или благословлены божествами. Человек попросту цепенеет, не в состоянии побороть сильнейшую, магнетическую волю.
    А каков взгляд некроманта?
    Он не хотел овладеть ею как конь объезжает кобылицу и не хотел иметь её и по-всякому множество раз, как царь имеет своих наложниц. Запрещённые приёмы тоже были некстати. Но и оставить её нетронутой после сказанных слов и её идеальной распутной репутации не мог.
    Он посмотрел в её разные глаза. И достал, и она увидела… и сразу почувствовала много мощно вечно и непередаваемо. Так достают до глубины реликтового озера, до шахты прорывающей всю планету насквозь или рассекают парсеки во вселенной, так рвутся прежние связи и навеки устанавливаются новые, неизгладимые.

    Это был секс через глаза?

    Не знаю, что это было – но он её поимел и как обычно отвернулся – разве может некромант кого-нибудь полюбить?
    Даже Калипсо?!

    Девушка дрожала.
    Девушка разжала.
    Девушка у жала.
    Девушка заржала.
    Девушка рожала.

    Незалежний встряхнул её и языком провёл по смуглым терпким рдеющим щёчкам утонувшей в омуте экстаза чародейки.
    — Вы меня слышите фея? – как можно мягче прошептал я.
    ‘Пора кончать её’ – завистливо прошипела наблюдательная коза.
    Успеется…

    … Калипсо не спеша возвращалась на землю.

    Никакие тренировки разума не спасут мозг от постепенного разрушения, но, ты - же лежал в земле…

    Очевидно, мы перестарались…

    Потому что в моём мониторе появилась резко возникшее сообщение оранжевого уровня безопасности от потустороннего источника, которое капелла напрямую ретранслировала мне.
    ‘Есть опасность, что в территории будут приезжать абсолютно неподготовленные проходимцы, либо городские сумасшедшие и деревенские дурачки’. И как вы помните, это были слова премьера.

    Когда-то наполненный солнечным светом и переливающийся яркими красками от драгоценных камней и металлов, сейчас дворец был погружён во мрак. Теперь его стены украшали изображения хаоса, смерти и разрушения, лица людей застывшие в предсмертной гримасе, горевшие на костре.

    Массивные двери замка с грохотом раскрылись и трое всадников тяжёлыми шагами стали приближаться к Калипсо.

    Огненный всадник – Ра Аполлон Митра?
    Зелёный всадник – Осирис Мухаммед Птах?
    Пурпурный всадник – Сет Юпитер Шива?

    Ведьма резко повернулась, и свет от факелов упал на её бледное лицо, очень давно её глаза были разных цветов, небесного цвета левый и чёрный как ночь правый, теперь в её некогда волшебных глазах всё время полыхали языки пламени.
    — Где он? – троекратно прогремело под сводами зала и у неувядающе молодого лица гарной дивчины.
    — Вот! – вскричала она, указывая прямо на меня. — Он долго безжалостно насиловал меня и выбросил на обочину!
    — Ты спала с некромантом?
    — И ты бы с ним спал – куда ж от него денешься!
    — Ведьма! Ты получишь своё, - уверенно пробасил синий всадник.
    — Но сначала мы выловим некроманта, - напомнил красный, на огненном коне.

    Столько врагов и сразу я не готов был увидеть даже в страшном сне.
    Они расквитаются со мной за многие очень многие мои ‘спорные и двойственные’ дела. И за всю многовековую диалектику.
    Как много я оставил следов в мирах света и тени? Что было со мной, а что мне пригрезилось за долгие осознанные и неосознанные годы. Через сколько судеб я прошёл, сколько я сделал крутых поворотов в этой истории, сплетённой в единый узел человечества. И сколько нас таких, то ли волшебников, то ли богов, то ли избранных изгоев болтается на временной спирали цивилизации. Зависли и не туда и не сюда, кто бы подтолкнул, но тогда опять нарушится общая структура вселенной. Межвременщики.

    Ха-ха-ха – я смеюсь над этими сказками!

    Которые, правдивее реальности…


    Героя обложили со всех сторон, и деваться мне было уже некуда.
    Причём обидно, что прямо в императорском дворце, в котором я надеялся осесть…
    Но и в землю опять – не хотелось!
    Они в золоте во власти и на конях – а я в земле сырой и без движения с остановившимся временем и лежачим членом.
    Большего зла они для меня даже все вместе не смогли бы сделать, чем повергнуть туда откуда я пришёл.

    Я, конечно, вернусь - весь в друзьях и в мечтах, -
    Я, конечно, спою - не пройдет и полгода…
    (В. Высоцкий)

    Я, конечно, вернусь и накажу каждого….
    Но это будет потом.

    Хотя кое-что было и сейчас в запасе…

    Всадники увидели меня, и как всегда после расправы с девицей я был непристойно полуодет.
    Полуторчало – почти как их мечи.

    — Видите, он издевается над нами, считает себя выше и больше всех - сразу подвёл черту под разбирательством прекрасный Аполлон, манерным божественным жестом обводя вокруг меня и моего заметного продолжения замысловатую фигуру.
    — Давайте выслушаем его, - напомнил каноны всегда цветущий и противоречивый Осирис.
    — Мочить его – он нас не пожалеет! Кого он жалел и скольких он уничтожил, так или иначе?! Некромант – для него не существует правил!
    — Зарыть его! Сжечь!
    И понеслось чем дальше, тем страшнее…

    Я подошёл и, вырвав у Иблиса дырявое багровое покрывало, которым он накрывал приговорённых к адским мукам, частично укрылся им. Но куда там эти дьявольские дыры, ровном счётом совпали с моими причиндалами и мохнатые яйца с кулак Геркулеса угодили нещадным судьям на обозрение.

    Тут уж, хотя влиятельный Хут-ка-Птах и возражал, суровый приговор мне был вынесен досрочно и посмертно.

    Калипсо любовалась происходящим.
    Я заметил, что женщинам не важно – что делают, им важно – как делают. Ей были занимательны и форма всадников, и их вздыбившиеся кони, и тряпица Иблиса и мои яйца. И неподдельный гнев бравого Юпитера, смущение и недовольство строгого Мухаммеда. Неприкрытые колебания дружелюбного Митры и кривая ухмылка таинственного Сета. Замысловатые кривляния пучеглазого Кришны и возражения суровому решению стильного Хут-ка-Птаха. Её совершенно не интересовал приговор и что меня опять невесть куда и насколько закопают.

    И тут фея почувствовала… - только феи могут сразу почувствовать, что внутри их что-то зарождается.
    Вот недотёпа – залетела…. выражение её лица изменилось, и она впервые с жалостью посмотрела на меня.
    Этого не будет – впрочем, как хочешь, - сразу дал я ей знать.



    Но всё давайте заканчивать эту сцену – мне надоело.

    ‘Возможно, нам не прорваться. Трое выставили крепкую защиту.
    Вы должны сильно и по-настоящему захотеть, разом уверенно поднять мертвечину. Накоротко остановить время, частично использовать резерв, на миг омертветь, ментально коснуться трёх стихий и дружески посмотреть на Сета’.

    Что он наговорил, я ни черта не понял.
    Не буду, оставим всё как есть, - отрицательно замахал я.
    ‘Вы действительно не хотите? Есть более простой выход – переключите сознание и войдите во тьму’.
    И это не нужно. Пусть боги решают – я готов им подчиниться.

    Осирис вышел вперёд и начал воздействие решения триумвирата.

    ‘Ой, ли’, - вдруг радостно ответила мне капелла. ‘Вот видите – не хотите вы их слушать!’

    Загремела колесница запряжённая грифонами и в мгновение ока у императорского портала появилась грозно восседавшая в ней Немезида.

    — Всем встать, суд идёт! – хорошо поставленным голосом заявила она и демонстративно достала весы.

    Народ застыл в изумлении и недоумении – и кто она такая и как она смеет лезть, когда здесь находятся подлинно великие. И, мол, конями затопчем. И баба есть баба.

    Но все замерли, когда её весы стали выравниваться. И выровнялись…

    — Ничего! – подытожила богиня правосудия.

    — Как так ничего?! В смысле ничего, - разом заголосила толпа могущественнейших мужчин.

    — Ничего нет для суда. Все свободны, заседание закончено. Больше я никого не задерживаю, - решительно провозгласила вердикт Немезида.

    Удивительно – ведь даже не плакала при этом.

     Немесида наблюдает за справедливым распределением благ среди людей (греч. nemo, "разделяю") и обрушивает свой гнев (греч. neme-sao, "справедливо негодую") на тех, кто преступает закон; Немесида - богиня мести.



    Я бросил Иблису его пошлое дырявое покрывало только скомпрометировавшее меня.

    И заметил, что кое-кто не прочь рассчитаться со мной и после справедливого суда.


    Всадники удалились…




    — Судья как вы меня нашли?

    — Я и не искала вы сами ко мне пришли, - педантично, словно зачитывая приговор, зачастила Немезида.

    — Прощайте, не надо меня провожать, - стал удаляться я и помахал ей рукой.


    — И не хотите увидеть, как в городе расправляются с невинным колдуном, которого люди приняли за вас?!

    — Нет, не хочу!



    И тут уж я сказал чистую правду.

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 29 Дек 2015 04:57:35 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10. 12 (2)

    _____________________________________



    Совершенную значимость данному манускрипту придаёт наличие в нём бесценного материала по артефактам. Столь богатую по списку, оригинальному описанию и отчасти применению необычных предметов информацию не найдёшь и в специальной магической литературе. Возьмите если сумеете, пять самых знаменитых книг по артефактам – и эта в том ряду будет четвёртой.
    Артефакты?

    Груды их валяются у нас в нескольких музеях, а ещё больше разбросаны по вселенной. Ну и что? Не надо преувеличивать силу этих камушков и предметов ну да красивые необычные прочные, меняют тебя и не всегда в лучшую сторону. Бывают, опасны, безрассудны и самонадеянны их владельцы. Чаще эти предметы непонятные, устаревшие.
    Что ещё – ну да порою делают обладателя недосягаемым, знаменитым, открывают новые горизонты, да что там говорить, море возможностей.
    Оба Элессара? Ковчег Завета? Святой Грааль? Философский камень? Животворящий Крест? - замечательные святые и магические игрушки, которых нам так не хватает в коллекции. Неужто они недосягаемы?

    Но разве это главное?

    Будь самим собой, не разменивайся на пузатые мелочи в виде артефактов, иди своей дорогой! Пробирайся сквозь невзгоды и невезение, сгибайся под гнётом каждодневного труда и обязательств перед обществом.
    Заводи будильник, годами сиди перед монитором, говори штампами, будь моден, как модны и похожи миллионы таких же баранов по всему свету.
    Видишь, эта жизнь прекрасна – такая жизнь просто прекрасна!
    И тебе ни разу не достать в ней артефакта!
    Но если не можешь стать хорошим человеком тогда становись приложением артефакта.

    До сих пор бытует мнение, что наличие артефактов определяет силу героя. Чем сильнее такой предмет, тем сильнее и его владелец. Например, у меня четыре артефакта, а у моего врага всего три – значит, я его положу. Или у меня один сильный, а у него три слабых то я его сделаю.
    Не стану развенчивать эту аксиому. Тем более что подавляющее большинство артефактов спокойно лежат в разных музеях и коллекциях и никому не мешают.
    Кто знает, как ими пользоваться? Взял надел и владей?
    ________________________________________



    Наконец-то мы подбираемся к самой, что ни на есть власти.
    Кто ж её не любит имея?

    Перед нами открывалась во всей красе

    Императорская площадь.

    Вход на площадь во всю длину перегородили императорские воины паладины 40 отряда.
    Они стояли, молча цепью, на расстоянии друг от друга и смотрели вдаль неудосуживая вниманием ни народ, глазеющий на них ни что другое.

    ‘Ваше присутствие и конфликт ордынцев и меченосцев как следствие и вот они здесь. Даже не надейтесь, мы не сумеем их проскочить’.
    Пусть стоят. А что нам там делать?
    ‘Поздравляю, по вашу душу отрядили знатного сыщика’.
    Сыщика, они, что белены объелись? Что мне знатный сыщик, если я царей и богов укладывал?
    ‘Хозяин не богохульствуйте. И магов укладывали – но стоит ли этим кичиться?’
    Мало кто знает. Одни герои на слуху – другие в забвении.
    ‘Пишется же великий манускрипт, где и вы в героях’.
    Медленно пишется. Мало просмотров. Недостаточный тираж. И много героев – опять я затеряюсь!
    ‘Не затеряетесь! Это сообщают вам мы – капелла с тором – а у нас есть опыт подобных вещей’.
    “Вы” – император что ли? И кстати, что император? Кто будет править миром? Не знаете…. Всё-таки я пойду на площадь.

    ‘Вы хотите сразиться с паладинами? Вас немедленно разоблачат’.

    Так что я, по-твоему, даже не могу стать императором?
    Неожиданно прозвучал этот вопрос и тор задумался.


    ‘Вы действительно этого хотите?.. За каждым кандидатом стоит целая когорта наставников и контролёров. Среди них и земные боги, и маги и инопланетяне. Нужно вам лезть в этот огород’.

    Опередив мои сомнения, капелла быстро сместила акценты: ‘Не скрывая подлинный вид вам не достичь трона. Но предоставляется такая возможность – Юлиан или Егор. Проникнув в их сущности можно приобрести трон. Их образы и внешность постепенно поменяются на вашу. А имидж зададите любого из сохранённых вами ранее образов’.

    Меня вполне устраивает мой нынешний образ.

    ‘Напомню, он комбинированный и по крупицам собран веками’.


    Юлиан, Егор – почему такой выбор? Император – это надолго и поэтому мы хотим – Цезаря, Александра, Владимира! Кто правит миром – эльфы, маги, боги или люди? Если боги, – мне интересно какие? Маги – тогда укажите их поимённо. Или есть основания подозревать управление миром другими сущностями?..

    ‘Такие основания есть. Но официальная версия – допускает, что правят люди’, - пояснила капелла.

    Тогда две императорские вакансии – две империи – двухполярный мир. Или есть третья сила?

    ‘Третья сила всегда есть. Она переменчивая и вносит фактор нестабильности’.


    Кто станет императором, сейчас можно предугадать?

    Для этого набрали грамотных аналитиков в основном из народа еврейской области около Рокфеллера, их устроили в первые, открывающиеся в это время учреждения социологии, и показали, если они хотят жить хорошо, надо строго и с умом выполнять рекомендации центра. Аналитики заработали дружно, с огоньком и выдумкой и давали в нужный момент 63 процента за царя, подготавливая нас к честному народному выбору. И впредь все их опросы, и анализы будут куплены властью и деньгами, а роль в этой тотальной говорильне продажнее юристов банкиров и шлюх. Рейтинговое агентство.

    ‘Воспользуемся мнением экспертов. Претенденты’.
    1. Царь Руси. Кто поддерживал царя – аппарат, большинство армии, стража, 7 из 12 рыцарей Круглого Стола, канцлер, тайный советник, казначей, министр Раск, примас Эванджелиста и епископ Марсалис.

    Это самый вероятный кандидат. Но и его можно устранить.
    2. Сын Георгия Воздвиженского выступил за свободу!
    — Не о силе думай, а о народе и справедливости! Правда и честность сильнее десяти армий, равенство и уровень жизни заменяют ещё десять.
    ‘Он сказал это на встрече со спонсорами. После таких слов от него спешно отвернулись все инвесторы’ – развёл несуществующими руками тор.
    “Поздно, сынок, слишком поздно. Ты уже в седле, и либо скачи, либо будешь затоптан”. Напутственные слова Победоносца, если б только они могли снова прозвучать Егору оттуда.

    Штамп полукровки….
    В мире, где существуют разные существа – все полукровки.
    Не надо себе придумывать – чистых наций никогда и не было.

    Отличный подарок – сын Георгия!


    3. Королевич Нейстрии Юлиан, заняв почётное место на троне, предназначавшееся императору, не захотел его покинуть, чем немало разочаровал своих выборщиков, говорить он также не был намерен, заявив только одно:
    — Я единственный законный наследный монарх, а все остальные самозванцы!
    Ордена Иезуитов и Инквизиции, папская курия, Франция встали за него.
    ‘Из этого жалкого нейстрийского птенца можно было сделать настоящего орла в нашем обличье. Изменить до неузнаваемости чтобы люди и сказания говорили: рос паршивым галчонком, а превратился в могучего орла или кровавого грифа…’


    Каким образом я стану Егором или Юлианом?
    Забрав сущность, и полностью уничтожив человека. Пикантный обряд – мне приходилось не раз так делать – где-то там коза ведёт счёт тех поверженных. Кандидаты оба хороши по-своему. А может выдвинуть кого-то ещё поближе по статусу?
    ‘Это намного сложней и пока я не вижу такого кандидата. Испытания претендента вот ключевой момент, где мы окажемся в заведомо выигрышной ситуации’.
    Ты знаешь испытания претендентов?

    ‘Одно из них – как отреагирует трон.
    Вам придётся заранее сесть на этот трон, полностью скрывая вашу сущность и удержаться на нём. Фактически обмануть империю и смотрящих и это сверхзадача’.

    ‘Ещё одно важнейшее испытание. Кто посвятит вас в императоры?
    Не папа царь не мама царица, а проходимец. То есть, обыграв их, вы самолично посвятите будущего императора, а затем займёте его место’.


    Пока я даже не представляю, как это всё будет выглядеть. Но при таком раскладе ты упорно скрываешь от меня – какова - же цена всех этих испытаний?

    ‘Не сомневайтесь – цена высокая.
    Ваши страдания продолжатся.
    Вы прочно войдёте в пантеон самых зловещих героев. Уничтожив живых и подняв мёртвых. Точнее вы их смешаете. Ещё один мир и много, много горя. Целых два мира.
    Но будут и несомненные взлёты.
    И эта роль не вечна.
    Обретая, вероятно вы страшно растеряете себя, в вас и сейчас есть надлом. Эта ноша всех жизней в вас’.

    И только то?! Всё уйди! Мне надо хорошо подумать!

    ‘Думайте мой повелитель, пока у нас есть время…’ – мягко проворковала козочка и ушла в долгое небытие.
    ________________________________________
    Площадь Время.

    Время не даёт опомниться, позавчера один потом пять городов, вчера Русь, а сегодня какая-то к чёрту Империя? Народу всякого видимо невидимо, все борзые, кто главный, где народ, ничего не поймёшь.


    В этой сумятице отряд воинов, сопровождающий своего хозяина – заметный аргумент. И деньги, золотые, серебряные рубли, дукаты и суверены.


    Если сказать, что вся цивилизация строила нашу столицу и не одна – ничего не сказать.

    Какие такие сооружения возводились на её бескрайних просторах, мы до конца и не узнали. Были приоритеты в строительстве, но, несмотря на разное финансирование и всевозможные строительные подходы в этом сумбуре нельзя было понять, почему, то или другое здание возводиться быстрее, хотя в три раза по размерам и красоте превышает другое, неказистое с трудом возводимое рядом.

    Столица строилась лихо, порою дерзко, единого центра не было, а сооружения возникали как грибы после солнечного дождя.

    Эта площадь занимала особое положение – не шумная и на периферии; если люди мельком забредали на неё то, быстро посмотрев на время, как правило, торопились дальше по своим делам.

    Жизнь протекала размеренно и по часам.
    Часам, висящим на главной башне этой площади.

    Посмотрим же временной исторический расклад: что было и что будет.

    Как воспользоваться временем.


    На этой самой площади открывались необыкновенные возможности манипулирования со временем. Этот секрет заключался в умении сочетать время и движения теней.

    Многие древние обсерватории типа Стоунхенджа имели такой потенциал.


    Тени возводимого императорского дворца о многом могут рассказать.
    А тени образуемые на площади Время прямо предназначены для этого.
    Буквально они могут показать эпизоды прошлого настоящего и будущего.
    Это очень редкое умение рассматривать тени и видеть сквозь тени невозможное.

    Повернись лицом к Солнцу и все твои тени останутся сзади.

    Твои тени – важнейшая информация о перспективах и возможностях.

    Тени подскажут тебе такие дорожки, что мало не покажется.

    Вы скажите: некромант не оставляет тени?

    Всё у нас как у людей – даже больше.
    Появление таких наших особенностей связывают с предками, идущими от магов и титанов которые не стали богами и пришли с разными намерениями к людям.
    Царство теней.

    Дополнительная информация и куча козырей в игровой колоде. Забегая вперёд, я могу сказать больше: это целая новая масть. Ко всем моим возможностям и локациям: рог изобилия, сердце Брахмы, пастушья звезда, козочка на плече возничего, кабалла военных почестей и богатства, прибавьте ещё незабвенное царство теней.
    Что может время?

    Время остановилось; смещение времени – и исчезают города.


    Нам этого не нужно и поэтому смотреть сквозь тени под городскими часами надо осторожно и соблюдая особый ритуал.

    Теперь с укреплений не было видно города. Только бесконечные поля, и на полях - армия. Войска, расположившиеся в бивуаках, как на средневековом фесте. Взятие Константинополя.
    На трёх материках стало две союзной России, а на месте Америки жил ещё и странный мало похожий народ.
    О невероятно – две Земли! Два или три новых материка.
    Возвращение или recovery легендарных народов. Я всегда знал, что они не исчезли полностью! Моё дикое появление оживило цивилизацию – инки шумеры гиперборейцы этруски аватары драконы титаны и это далеко неполный список.

    И ещё и ещё невиданные сведения… – нет, так не интересно играть, когда наперёд знаешь.

    Обернись во гневе – тени уволакивают тебя в своё царство.


    ‘Нам этого пока не нужно – слишком много ещё успеем’.
    Но я уже не слушал тороид в ухе. Задвинув свой всесезонный, колоритный плащ, я мгновенно вступил в дворцовую тень, полагая, что на переходе двух миров сам разберусь, кто станет императором.


    И что же дворец?

    Приглядевшись, киммериец насчитал не менее сотни скелетов и мумий, кланяющихся какому-то чудовищу с жезлом в руке.


    — А ну мертвечина, - яростно прокричал Щаръяли, — не заставляйте меня свистеть в мой золочёный свисток, живее твари! Быстро разбежались!

    А потом на него обрушилась чудовищная боль.


    Враги Щаръяли утроили свой удар по некроманту.

    Щаръяли не устоял, шатаясь, припал на ногу и уселся на пол…


    Боль… Я не стану описывать её. Эта боль и великая тайна – тот кто её испытал, находится в ранге неописуемых…

    Вероятно, я потерял сознание….
    Боль.

    Бог - свидетель видел её отражение в бледном лице и широко раскрытых глазах некроманта. Он (некромант) упивается страданием своих жертв.

    Не совсем так. Он наслаждается всем на земле – природой властью свободой любовью искусством. Горем войной, жизнью и смертью, мыслью и страстями – и всё это даёт ему немалую энергетику.

    Особенно болью – а она даёт ему невиданную силу.

    Болью очень разной. Один верещит от пореза, а другой, зажмурившись, терпит голимый оборванный нерв.

    А потом ещё и ещё боль.

    Каждый судит о боли по собственному опыту. О, если бы, этого было достаточно!..
    Что я чувствовал и видел там за гранью дозволенного?
    Да кое-что уловил – это была плата за боль.
    Я мог объявиться на другой стороне – там на другом конце океана меня ждали с распростёртыми объятиями и полным пиаром по жизни.
    Во мне был заинтересованы один бог, один маг и титаны и на излёте боли ещё кто-то.
    ….Трое моих врагов почти добились своего – я скорей всего валялся на этом полу.

    Все мои навыки и приспособления были со мной, но я их не чувствовал.

    Во как вырубили! Что они хотели сделать, я не знаю. Их имена очень известны.

    Наверное, тогда я погибал.

    Оставались временные крохи, и один из миров навсегда закроется передо мной…

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 29 Дек 2015 04:59:28 Цитата

    10.12 (3)

    ________________________________________



    … Душный бурый дым наполняет всю залу, медленно плывёт тёмными слоями над одурманенными курильщиками.

    Териак.
    Кое-кто курил – и все были одурманены этим запахом.


    Зато ко мне вернулись чувства, а враги в этом дурмане замешкались.

    Дым был не мой.
    Я не владел такой одурманивающей технологией.


    ‘Это было авансом за императора. Ещё раз хорошо подумайте, стоит ли вам занимать чужой трон’ – очнулась коза или я её просто долго не слышал.


    Было ли у меня время на императорство? Готов ли я был хотя бы отчасти подумать об этой многострадальной стране, которую так много и несправедливо третируют, у которой никогда не было хорошего царя и впервые за тысячелетия помочь этому народу?


    Один знакомый попросил у Насреддина денег на короткий срок.

    — Денег дать я не могу, - ответил Насреддин. — Но срок тебе, как другу, могу дать любой…


    Потом часы вновь перевели назад, и будто бы ничего и не было. Ни сумасшедшей боли, ни около мирного перехода, ни американского предложения.

    А это всё игра теней.


    Такое могло произойти только на площади Время.


    Хорошая идея выстроить такую площадь, не правда ли?


    Хотя башни с часами есть во многих городах.



    ________________________________________

    Художественная площадь.

    Добраться до этой площади на самой окраине столицы не составило особого труда.
    Совершенно случайно я забрёл на эту площадь.
    Как можно было не заметить такое запоминающееся место?
    Никому и дела не было до этого маленького захолустья.
    Большая территория, отведённая под площадь, пустовала за исключением двух строящихся галерей расположенных с разных её сторон.
    Художественная площадь.
    Вряд ли кому в ту пору понадобилась бы живопись.
    Реально людям не хватало ни денег, ни жилья, ни стабильности – правила игры часто менялись, и сама жизнь преподносила всё новые и новые сюрпризы.
    Что за баловство такое эта живопись? И почему ей в манускрипте отводится столько внимания? А в столице была отведена целая площадь.


    ‘Не входите туда’, - сразу сообщила мне моя вечная рогатая спутница.
    ‘На площади происходит временная разбалансировка уникальных способностей. Зона сдерживаемой свободы. Удерживаются практически все сверх способности, оставляя чистым пространство для художественного творчества. Одним художникам здесь открыты все пути. Единственное в своём роде место’.
    То есть я на этой площади становлюсь обычным человеком?
    ‘Фактически да’.
    Кто же учудил такое могущество? Кто так любит художников?
    ‘Есть один паренёк’.
    Паренёк? Кто он такой, почему я не знаю?
    ‘Вы можете его увидеть и встретиться с ним он рядом. Но напомню – на этой площади мы не в тренде’.

    Удивительное рядом – век живи и век учись.
    Недавно я отпрянул от строенного удара богов и магов и вот нарвался на обезоруживающего мальчишку. И всё это ради мазилок и картинок.
    Гильдия художников – весьма и весьма любопытно.


    Обыкновенный мальчишка в окружении двух своих друзей – Джулио Романо и Гвидо Рени, как известно прибывших вместе с ним из Италии стоял посредине площади и вертел головой, сравнивая перспективу обеих дальних галерей. Галереи строились напротив друг друга. Оба великих художника что-то говорили ему. А рядом расположился третий – Микеле Тозини и вдохновенно творил своё «Святое семейство с Иоанном Крестителем» на холсте и прямо на площади.

    Творец и дворец…

    Тор рассказал мне. ‘В столице возводят две художественные галереи – условно Генийпассан и Ру̀ссо Шедевр. На них претендуют сразу несколько великих художников, среди которых – Аннибале Карраччи, Якопо Тинторетто и Питер Рубенс готовые выкупить их за свои деньги. Приобретённая галерея позволит выставлять максимум своих, а не чужих работ. К примеру Рафаэль Санти, Питер Брейгель и все русские мастера не нашли такой суммы. Национальная же галерея, принадлежащая государству или частному лицу, может собрать работы разных мастеров. Всё упирается в деньги - надо купить дорогую столичную землю, выстроить достойное рангу здание галереи и собрать отменную коллекцию, приобретая картины либо выставляя их напоказ по договорённости с авторами.
    Однако и художников теснили с площади, потому что рядом уже толпились совсем другие заведения. У русских всё жёстко и если бы не этот парень художников задавили бы силовики банкиры бандиты шоумены власть торговцы или простые обыватели. Ведь достаточно сказать: ‘бей магов, бей пидоров, бей художников’ и им всем наступят кранты.
    А тут было так, что из Рима приехал мальчик и теперь у художников возможно лучшие условия в этой стране’.

    Всё это напоминает мне сказку о волшебном мальчике.
    ‘А так и есть уважаемый Щаръяли, иногда это случается’.


    Юный ценитель предложил устроить конкурс, предоставив каждому великому художнику создать своё творение в столице. Победителю присуждалась Воздвиженская премия, и он становился лауреатом со всеми вытекающими из этого последствиями. Далее два варианта – либо творение будет куплено государством, частным лицом, либо автор дарует его городу или оставит в своей собственности, но с демонстрацией в галерее. Аукционы ещё не проводились.


    А что эта – живопись действительно так прекрасна? Сильнее драгоценностей природы, артефактов людей оружия? Не понимаю – обычные плохо хранящиеся темнеющие и желтеющие холсты, размалёванные тряпки…


    ‘Сударь мой’, - заговорил тор. ‘Мы долго лежали в земле, и кажется, что-то упустили. Но мы обязательно нагоним. Скажу вам прямо. Если вы полюбите живопись, то не просто догоните богов магов титанов и прочих, а по своему потенциалу превысите их. Добавлю, вскоре по ценности художественные галереи приблизятся ко всем ювелирным и артефактным коллекциям, оружейным арсеналам и экономическим объектам и превысят их, удвоив ВВП.

    Что же мы раньше обходили этих художников?

    ‘Ой-ли шеф? С некоторыми вы уже встречались. В прошлые разы. Иеронимус Босх, Фрэнк Чёрч, Ян ван Хемессен, Россо Фьорентино, Джексон Поллок, Маттиас Грюневальд’.


    Конкурс начался. В нём на сегодня участвовало почти два десятка художников. Художники создавали свои творения, где желали, им также был предоставлен удобный старый особняк, оставленный стоять с прошлых времён в тени этой площади. Имена этих художников общеизвестны, а все их работы станут первыми экспонатами обеих Национальных галерей. Лауреатами первого конкурса будут названы три художника, каждый получит дорогую Воздвиженскую премию и резко подскочившую цену за последующие творения. Лауреатство открывало двери дворцов банков музеев и закрытых коллекций.

    Кто знал, что этот особняк можно было посетить и самому полюбоваться как творят мастера.
    Но люди в большинстве своём были заняты рутинными повседневными делами.


    Некромант был в растерянности. Он хотел понять, в чём же тут дело. Откуда такая сила у живописных полотен. Почему талант великого художника, оказывается, ценится даже выше великого полководца пророка учёного торговца инженера и др.
    А самое главное он не мог не встретиться с лоббирующим художников мальчиком.
    Оказаться на одной площади и не встретиться.


    Я подошёл к художнику, рисующему сразу две картины «Святого семейства с Иоанном Крестителем». Полотна отличались цветовой гаммой и расположением изображаемых персонажей. Они были, как живые, но они были и мёртвые нарисованные. Как я это понимаю. Художника звали Микеле Тозини. Запомните это имя или запишите. Поверьте это великий художник! Он не рисовал дьявола, но он создавал неподражаемые по красоте портреты молодого Бога и Богоматери и Святого Иоанна Баптиста. С его работ они выглядели реальными и слегка окутанными эфемерной дымкой фантазии художника. Я-то их видел – именно так они и выглядели. Удивлённый я спросил у него:
    — Великий живописец извините, что отрываю Вас от создания этих шедевров уже сейчас украшающих наше бренное существование. Но откуда вы знаете изображения Иисуса Марии, Иоанна и Петра?
    — А я и не знаю, я просто воссоздаю свои образы по памяти.
    — Кх-х. По какой памяти высокий Мастер? Так Вы их видели?
    — Да что вы милейший. Как же я мог их видеть? Это всё талант художника. Посмотрите работы Лоренцо ди Креди, Сальвиати, Бронзино – думаю, вам тоже понравится.
    — Нет, не видел. Как вы отнесётесь, если я приобрету обе эти ваши картины?
    — Но они едва готовы. К тому же я участвую в конкурсе за Воздвиженскую премию.
    ‘Он не выиграет в этом конкурсе’, – сообщила мне капелла.
    — Вы не выиграете в этом конкурсе, а я хорошо заплачу.
    — Почему вы так говорите?
    — Я умею предвидеть.
    Художник недоверчиво заулыбался. — Есть у нас такие гении – Леонардо, Джорджоне, Дали. Тоже умеют предвидеть, - с мягкой иронией заметил Тозини. Одного молодым съела чума, другой сошёл с ума, а третий улетел на свою планету, – подвёл итог живописец.
    — Тысяча золотых дукат за картину итого две тысячи подойдёт?
    — Что? Что вы сказали? Вы шутите!
    Я достал увесистый мешочек с золотыми дукатами – там было две с половиной тысячи, и протянул его Микеле Тозини.
    Автор удивлённо заглянул внутрь и растерянно пробормотал:
    — Если я нашёл почитателя искусства то наверное для того и пишу и стараюсь, - и после недолгого колебания добавил, — куда распорядитесь доставить готовые полотна?
    Я протянул ему визитку с вензелями, где было написано:

    “Сурра Щедрото, меценат и филантроп.
    Царьград, Тенистый бульвар 28.

    Живописец, с недоверием рассматривая, взял её.

    Однако наше общение не осталось незамеченным и к нам направлялись, судя по внешнему облику ещё двое не менее великих художников. Их сопровождали боевого вида молодые люди.

    — Вот он смотрите вылитый молодой Юпитер! – указывая на Щаръяли, призывал незнакомый великий художник. И трое боевиков в нетерпящих отказа формулировках безапелляционно ‘предложили мне’ позировать для будущей картины в Национальную галерею…

    — А я зарисую его в образе молодого Иоанна Крестителя. Снимите эту помпезную одежду Юпитера и наденьте на него простой залатанный плащ учителя Христа.

    Ну, вот приятно слышать. Чему быть – того не миновать. Лучше войти в мастерскую в образе натурщика, чем некроманта, - подумал я и послушно побрёл за военными. Может, и денег заработаю. Чего не сделаешь ради искусства. Два живописца забрали меня в свой сюжет – с одной стороны Беллини зарисовывал в образе молодого Юпитера, а с другой Бартоломео в образе San Giovanni.


    Всё бы хорошо да проходящий мимо Уильям Блейк сказал охранникам:
    — Когда мэтры закончат, приведёте ко мне этого натурщика, он будет у меня Сатаной’.
    — Есть сэр!’ – чётко ответили охранники, отчего-то смутно напоминающие берсеркеров. При этом упоминании многие перекрестились, и меня от волнения тоже бросило в дрожь.
    — Отлично то, что надо – немедленно подметил венецианец Джованни, — сделай мандраж ещё больше, это напоминает неистовство грозного Юпитера.
    — Бледнейте, бледнейте юноша ещё больше, - подхватил напротив Фра, — и сильнее покажите испарину волнения юного Предтечи Христа.

    Пока они рисовали, я раздумывал – вот, поди, же какой не простой труд передать все нюансы и настроения, наполнить смыслом и создать картину на века, восторгаться которой будут всё новые и новые поколения людей.

    Потом меня увели позировать Уильяму Блейку, создающему одну из своих дьявольских картин. Голый вид молодого Сатаны воодушевил к работе ещё трёх знаменитостей и подсказал им навеянные мной недурственные героические и эротические образы.


    Художественная площадь быстро затянула неупокоенную душу скитальца – видимо я долго пролежал, и теперь наполнялся чем-то возвышенным.


    Попасть в картины шести мастеров – кажется не самый плохой день.


    Каким-то неясным образом я настолько отключился от собственного восприятия, что меня как куклу переводили с одной мастерской в другую и рисовали и рисовали. И ведь долго я не врубался, что мои способности резко ограничены и тор давно не работает.

    Тор – территория опережающего развития.


    Великие художники нарисовали меня во всех задуманных ракурсах и отпустили восвояси, машинально я ещё ступал по площади и оставался во власти максимального расслабления и ограничения своих сверх способностей.

    Как вдруг по выходе отсюда меня подхватили чьи-то крепкие руки, и повели совсем уже в другую сторону…



    ________________________________________

    Егор Шатров
    Участник



    Репутация: 412(???)
    # Дата: 29 Дек 2015 05:00:08 Поправил: Егор Шатров Цитата

    10.12 (4)


    Теневая жизнь, синдикат мафия.
    Это особый мир.

    Андеграунд, неофициоз, беззаконие, свои законы.

    Нам ещё предстоит поподробнее заглянуть туда, если конечно нас с вами пустят.
    В столице появился богатый коллекционер старинных предметов. Красивые участки периферии столицы шли нарасхват, не хуже площадей. Он купил один такой у леса, там и расположили доставленный ему необъяснимый Кокон, но Толстый перенёс акцент на подземные этажи, куда вгрызались его странного вида строители, туда - же перекочевала и найденная его ребятами в заморских землях обшивка звездолёта?

    Грэм встретился с двумя людьми на самом верху, где без обиняков ему была предложена чёткая диспозиция, что и как столицу пытались взять под ‘разумный контроль ради гармонизации её жизни’. Люди с ним беседовали непростые и много знающие, и коли выбор пал на Грэма Завараджо, то Толстый не возражал, он-то знал, что как не планируй, жизнь всё расставит на свои места.
    Мафия, с которой договорились.

    Мафия, с которой в принципе нельзя договориться.

    Синдикат мафия (6 предприятие).
    После художественного позирования и туманного оставления площади мною заинтересовались обитатели неофициальной жизни. Попросту перехватили, пока восстанавливались мои настройки и чувства. Им это удалось: они умели перехватывать людей в пору серьёзных колебаний и затруднений, на это у них был особый нюх.

    Мол, когда то тебе помогли, и ты уже обязан им по гроб жизни. Так они вербовали персонал.

    Меня измождённого и вымотанного почти подхватили под белы ручки и принесли после позирования шести великим художникам. Ведь, как известно при хорошем позировании твой образ практически перетекает и впечатывается в картину, живя уже отдельно вместе с этим произведением. Учитывая, что на Художественной площади я был фактически в отключке – много живопись забрала у меня сил. Люди, подбирающие таких вот неустроенных оборванцев, принесли меня и бросили бесчувственного на затхлый пол забегаловки. Странно, что я можно сказать подземный чародей в полной красе так быстро оказался во власти этих бездомных бродяг. Богатую одежду мою оприходовали, а самого от греха подальше прикрыли рогожей.



    — Что вы принесли?

    — Валялся там на углу. Верзила одет хорошо, деньги забрали, но убивать не стали – знатный видать чел может, выкуп получим.

    — Какой выкуп? Выборы императора на носу – с твоим выкупом нас раздавят как гусят на дороге. Выкуп – совсем ополоумела загорская шпана?

    Посмотрим, будет работать у нас. О да ни хера себе – Альфонсом гангстером отправим к богатым кобылам на постой. Внешность подходящая. Если будет упрямиться, припугнём, накажем для острастки, а дальше жестоко – не мне вас учить.
    …Крючья, свисавшие с потолка, были в безобразном состоянии. Ржавые, с остатками тёмной плоти на гранях, они смердели застарелой кровью и гнилым мясом. Точно так же пахла и решётка, на которой здесь любили поджаривать тех, кто не раскаивается в своих ошибках.

    Но слава чертям это ещё висел не я.

    Удивительные дела происходят на наших глазах. Я ничего не мог с собой поделать. Убивать их не хотелось или я не мог? Превращать всё это в труху я не спешил, а ротозейством и андеграундом заниматься накануне выборов меня сам чёрт подвигнул. Что это за напасть? Хворь что ли какая? И тор по-прежнему продолжал молчать. Как я быстро привык к его присутствию и без него заметно терялся. Очеловечился? Да что же это такое – неужто так со мной обошлись художники или это всё же тот парнишка?

    Поскольку вставать я не хотел и видимо не особо подавал признаки жизни, меня, как свалили на грязную дерюгу в углу, так и оставили там лежать. Похоже, я приближался к тому состоянию, в котором провёл много лет вдали от света и людской суеты.
    Без тора я не сразу понял, что теневая сторона жизни как обратная сторона луны – и повседневная драма и буффонада, особый мир, живущий по своим неписаным законам. Мафия притягивала, как и многих людей – навечно, если не навсегда. Тогда у меня был выбор.
    Ну что ж знакомо – лежать, так лежать – лишь бы меня больше не кантовали.

    Со мной разговаривали, меня даже кормили.
    Но всё это было не то.

    Две или три местные дамы кинулись оценить мой рабочий потенциал. Но как они не крутились и чтоб они не вытворяли, прилива крови я не ощутил. Меня здесь это совсем не привлекало, а их наоборот очень даже развлекло. И хотя обозы местных мастериц так и остались, не разворочены – вялые пудовые тягания и перемоги, слегка воодушевили их.
    Вся эта грязная лавочка определила, что цели будут абсолютно повержены и для той работы я гож. Как так ведь у меня самого не было абсолютно никакой твёрдости в этом вопросе.


    — Пора на дело - будешь охаживать пони.
    — Пони? – немного удивившись, как-то проснулся я.
    — Так мы зовём депутатшу заксобрания которая нас прикрывает.
    — Депутатшу заксобрания,… - засомневался я уже окончательно.
    — Матрёна депутата закоренелого собрания отпетых мошенников и бандюганов гильдии воров и проч. Очень представительное собрание. Туда и наш смотрящий папа входит. Пони совсем выбилась из стада и поглядывает по сторонам. А пони тоже кони и отбившуюся конягу надо слегка вздёрнуть и вернуть в стадо. Вот для этого ты и предназначаешься, - сказал кормчий этого вонючего закутка и при этом подозрительно ласково похлопал меня по плечу.
    ‘Пора кончать’, - эхом непривычно отозвалось в ухе.
    Ух! Где ты был козёл на возничем? - спросил обрадовано я у тора.
    ‘Система дала ощутимый сбой. Мы отключились у художников, но постоянно анализировали ситуацию. Так паренёк в непростом столичном окружении защищал группу великих художников и тем самым помог нам. Мы нещадно обогатились новыми возможностями и стали сильнее теперь мы ещё и тор – территория опережающего развития’.

    Ещё сильнее, - не поверил я. Куда уж больше, - скептически оглядывал я свою рвань на драных коленках.

    — Ты что заснул? – спросил меня кормчий злачного заведения и опять похлопал по плечу, — Вставай, началась облава.
    — Облава на мафию? – несказанно обрадовался я.
    — Дуралей, на колдуна. В городе объявился жуткий мертвяцкий колдун, его и ловят - облава за облавой.
    — О-о-о, - совершенно неподдельно вырвалось у меня.

    Помочь, что ли стране разом уничтожить весь этот преступный мир?
    ‘Мафия бессмертна’ – автоматом пробормотал мой робот.
    Тогда пойдём кобыл охаживать, - сказал я, то ли тору, то ли этому грязному сутенёру.
    — Для начала пони, - поправил меня заподозривший что-то неладное падший кормчий и быстро убрал руку с моего плеча.
    Завозчик пони опасливо поглядывал на моё левое ухо. Он что услышал? - не поверил я себе, явно адресуя этот вопрос моей козочке.
    ‘Щаръяли мы лоханулись ‘микрофон’ после подзарядки был установлен на максимальную громкость. И этот омерзительный субъект что-то услышал’.
    Едва договорил тор, как несостоявшийся сводник с женой депутата в ужасе бросился наутёк. На его искажённом гримасой лице повисло дикое выражение ужаса.
    ‘Не может быть. Этот дурень нас вычислил. Хлопните его по-быстрому’.
    — Эй, шкурёнок не беги так быстро я не поспеваю за тобой, - сумрачно пошутил я ему вслед. Он меня услышал, ноги его заплелись узлом, и поставщик тазиков для кобыл свалился наземь.
    — Пощадите, пощадите, - взмолился теневик. — Я всё расскажу!

    — Я одного не пойму, ты зачем мне руку на плечо клал?
    — Простите, я не хотел! Я не хотел вас обидеть. Я пригожусь, вот увидите!

    Тьма поползла на просящего кормчего. Но тьму остановили, и тогда гниль поразила его руки. Руки распутного поводыря гнили прямо на глазах.
    — Иди гнилушка. Если кому-то обмолвишься, сгниёшь заживо, и семья твоя несчастная сгниёт.
    — Спасибо, спасибо милостивый господин! Век буду вас благодарить! – подгнивший подпольщик неожиданно быстро уполз, с глаз долой.

    ‘Отпустили. Проболтается своим и перед инквизицией’.
    Не успеет. Вся каморка и все кто к нему прикоснётся, сгниют. Будут гнить, и вонять, пока не издохнут. Хорошую болезнь мы зарядили как бы впотьмах…

    ‘Миссия Щаръяли’ – понятливо прожурчал мне ответ в instagram.


    И пусть мне просто не повезло, я окунулся не в лучшую из сторон теневого бизнеса и попал не в самые чистые руки. Мы определённо ещё свидимся, и я поменяю своё отношение к мафии. Мафия бессмертна – бессмертен и некромант – у нас много общего. Потом мне сильно нравится нарушать правила и законы. Кроме того я смотрел оба фильма — «Крёстный отец» и «Однажды в Америке» и как мальчишка навсегда покорён героями Роберта де Ниро, Аль Пачино и Марлона Брандо. И за эти гимны мафии я готов вновь и вновь пересматривать свои позиции.

    Так что до встречи.

    ________________________________________

    Миновав грязь стройку, и ‘через пень колесицу’ я не надеясь уже увидеть что-нибудь сто́ящее, всем нутром почувствовал знакомую стихию.
    Стихию тлена расцвета и упадка.
    Я любил такие противоречия, забавляла полная дезориентация трудового и наживающегося на этом эксплуататорского народа. Ни с чем не сравнимый духмяный запах распада, когда цветущие оттенки перетекают в очень насыщенные гнилостные органические фрэши. Тысячи взаимопроникающих вкусов и непочатый край плесени, биосинтеза и фантазий.
    Как не старайтесь – вас не допустят в эту лабораторию, только если вперёд ногами.
    Нужен класс и несколько жизней, чтобы понять это. Меня безумно влекло туда.

    << 1 ... 45 . 46 . 47 .  . 49 . 50 . 51 . >>   Версия для печати . Вверх

    ОСТАВЛЯТЬ СООБЩЕНИЯ МОГУТ ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ!

    Администрация форума: editors@civru.com
    Rambler's Top100
    XML [?]