Civilization и Total War

 

Имя
Пароль  
Забыли пароль?
Регистрация


CIVru.com / "Совет по концепции" - "Мозговой штурм" / МЕГА-ВЕРСИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ 6
Хроники:
  • Начало игры: 1, 2, 3, 4, 5
  • Вторая волна: 6, 7, 8
  • Три звезды: 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17
  • Бразилия: 18, 19, 20, 21
  • Пустыня: 22, 23, 24
  • Посол Империи: 25
  • Свадьба Давида: 26, 27, 28
  • Выжженная земля и белый остров: 29
  • Бразилия: 30
  • Вояж флота: 31, 32, 33
  • Рождённый в пустыне: 34
  • Вояж флота: 35, 36
  • Нейстрия: 37
  • Ночь в Бельфоре: 38
  • Великий Шёлковый Путь: 39, 40, 41
  • Рыцари круглого стола: 42, 43
  • Саркофаг: 44, 45
  • Чёрная смерть: 46, 47, 48, 49, 50
  • Вояж флота: 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57
  • Император: 58, 59, 60, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80
<< 1 ... 45 . 46 . 47 . 48 . 49 .  . 51 . >>   Версия для печати . Вверх
Автор Сообщение
Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 7 Июл 2016 07:43:02 Цитата

11.3 (окончание)


Медея была с Яромиром. Оправдываясь перед тем, кого она любила, шатенка, фея, безумно влюбляющая в себя, поясняла, держа на цепи расписного, чернокожего:
— Вот купила забавного негра, а он оказался каннибал. Ты удивлён Патрик? Как ты думаешь, он меня не съест?
Тамплиер недоверчиво смотрел на диковато выглядевшего здоровенного негра. Поджарив нежно - розовое мясо от бедра и грудинку засвежёванного трупика, негр с аппетитом приложился к мясу, позвякивая цепью:
— Человечинка! С утра с поля боя! С пряным соусом сегодня идёт на ура!
 ‘Европа знакома с явлением каннибализма, который являлся неизбежным спутником голода, периодически охватывавшего континент. Средневековый летописец-монах приводит свидетельство европейского каннибализма, вызванного голодом 1032 - 1934 г.г.: "Голод принялся за своё опустошительное дело, и можно было опасаться, что исчезнет почти весь человеческий род. Атмосферные условия стали настолько неблагоприятны, что нельзя было выбрать подходящего дня для сева, но главным образом по причине наводнений не было никакой возможности убрать хлеб. Продолжительные дожди пропитали всю землю влагой до такой степени, что в течение трёх лет нельзя было провести борозду, могущую принять семя. А во время жатвы дикие травы и губительные плевелы покрыли всю поверхность полей. Хорошо, если мюид семян давал одно сетье урожая, а с него едва получали пригоршню зерна. Если по случаю и удавалось найти в продаже что-нибудь из продуктов, то продавец мог запрашивать любую цену. Когда же съели и диких зверей, и птиц, неутолимый голод заставил людей подбирать падаль и творить такие вещи, о каких и сказать страшно. Некоторые, чтобы избежать смерти, ели лесные коренья и траву. Ужас охватывает меня, когда я перехожу к рассказу об извращениях, которые царили тогда в роду человеческом. Увы! О горе! Вещь, неслыханная во веки веков: свирепый голод заставил людей пожирать человеческую плоть. Кто был посильнее, похищал путника, расчленял тело, варил и поедал. Многие из тех, кого голод гнал из одного места в другое, находили в пути приют, но ночью с перерезанным горлом шли в пищу гостеприимным хозяевам. Детям показывали какой-либо плод или яйцо, а потом их уводили в отдалённое место, там убивали и съедали. Во многих местностях, чтобы утолить голод, выкапывали из земли трупы". Самым страшным стал великий голод 1314-1315 г.г. Лето 1314 было дождливым, а летом 1315 разразился настоящий потоп. Результатом был катастрофический неурожай и... большой спрос на человеческое мясо’.

Патрик, перекосившись от этого зрелища, и уводя подругу в соседний зал, раздражённо спросил:
— Что за мразь? Давай я убью его!
— Выбрось это из головы!
— Ну, хватит Медея, мы возвращаемся.
Медея, пожав плечами, ответила:
— Смелый тамплиер испугался? Ирландцы боятся людоедов? Это же негр, виконт, а не человек.
— А это мы сейчас проверим, кто из нас негр, кто человек, а кто Патрик! - вдруг заявил афроиспанец, ворвавшись в комнату с большущим куском мяса с кровью, на ходу разрывая его. Цепь не мешала ему свободно двигаться.
Медея феей обмана корыстной любви, диктатурой секса, анархией чувств, революцией утех, воспрянула в безудержной не останавливаемой пучине страсти. Увлекая с собой в пучину и двоих спутников. В разъярённом и ошалелом первозданном танце закружились Медея, Патрик и негр - каннибал Сулима Мъяркур. Голимое мясо, сырое, любовь в кровь Сулима и Медея. Патрик не устоял и был унесён этой оголтелой стихийной мясорубкой, нет, мясо это он не ел, но безумная парочка заманивала его всё дальше и дальше, а стойкость тамплиера тоже имела конец. Как это происходило? Вам точно это надо знать? В подробностях, или со стороны? А может, вы думаете, что я могу описать со слов участников. Нет, меня там не было и я человечину не ем и не знаю, что они там вытворяют в тройном экстазе, хотя и догадываюсь.


 Ма́вры — название в средневековой Западной Европе мусульманского населения Пиренейского полуострова и западной части Северной Африки — арабов и берберов, захвативших эти территории в ходе волны арабских завоеваний.
С взятием Гранады, мавры образовали Кордовский халифат и Гранадский султанат. Альманзор и Эллухайтэк стали правителями нового государства. Их заложником в мавританской столице Гранаде был испанский наследник.
Здесь располагался сиротский приют после чумы. Юные испанцы, оставшиеся без родителей, росли в этой тихой богодельне. Но пришли мавры и решили объединить и приют, и школу молодых воинов создав медресе́ — мусульманское учебное заведение, выполняющее роль средней школы и мусульманской духовной семинарии.
Испаныч Мартос, сейчас один из многих, обыкновенный кандидат в ученики, за которого поручился мэтр. Хабибулла был расчётливым и проницательным мавром, не лишённым недостатков, но и с кучей достоинств. Ему было уже за сорок, но он до сих пор держался в числе ведущих фехтовальщиков Магриба. На глазах у новобранцев он снова и снова выбивал оружие из руки воспитанника.
— Шпага, - объяснял Хабибулла, - наиболее совершенный вид современного оружия. Наши прадеды пользовались мечами и топорами. Мечи необыкновенные и грозные спутники героев и бойцов и в ходу был культ силы, но чего стоит слепая ярость в сравнении с ловкостью и хладнокровным расчётом?
— Многие и сейчас используют мечи, швейцарцы, рыцари, меченосцы, - невпопад отвечал Мартос, парируя выпады мэтра.
— Ты не тамплиер и не рыцарь круглого стола, да покуда ещё и не царь, так, что без шпаги тебе хана, мальчик Мартос и не дотянешь до марта. Швейцарцы отказались воевать за вас. Денег мало дали, точнее совсем не дали. А рыцарей ваших мы разбили и крестоносцев и тамплиеров, нарядные, тяжёлые, надменные, сумбурные и ненасытные.
— Неправда ваша, рыцари непобедимы!
— Сказки мальчик однажды заканчиваются, и приходит жестокая реальность. Испания будет арабской, а потом беженцы заполнят всю Европу. Но ты не печалься, такая же, судьба у Европы и России. Тебе крупно повезло, закончишь медресе и будешь распространять ислам по Европе, наследник испанской короны - тебе поверят. А пока я добрый, учись у славного и ласкового мавра Хабибуллы.
Обучение в медресе раздельное и бесплатное. Тамошние послушники наголо брили голову и наносили на череп сложную татуировку в виде солнца уходящего в затмение. Выпускники медресе имеют право поступать в университет. Халифату нужны были правильные молодые мусульмане, кому как не юным прививать свою веру. Учёба, занятия, воспитание силы духа у поросли Мухаммеда проходили весьма успешно. Молодёжь выпускники этого заведения укрепят мусульманские традиции в Испании и станут адептами веры в Европе и империях.


А в голубом небе над другой столицей - Мадридом сияло солнце, едва касаясь студенистым краем стрельчатых бойниц единственной квадратной башни палаццо. Но сбоку от него хорошо видимая днём летела комета. Звезда, дневная звезда, катящаяся по небосводу, предвещала победу, верили люди.
В обширном внутреннем дворе, с четырёх сторон отгороженном от горячего ветра и вонючего городского духа тремя этажами арочных галерей, находилось множество новобранцев разного возраста и десяток мэтров. Юноши в строгих тёмных одеждах, вооруженные шпагами, учились использовать вспомогательное оружие, отбивая нарочито медленные выпады товарищей баклерами и кинжалами. Непрерывный звон их клинков заглушал даже шум города, доносившийся из-за крыши соседней гильдии оружейников.
Среди наставников холодным расчётом и блистательной техникой выделялся рыцарь в чёрных одеждах. Он обучал будущих инквизиторов, крестоносцев и иезуитов грязному бою, бою без правил и чести, на случай, если придётся схватиться, с такими же отбросами каким некогда был он. Выхолощенный блеск, эрудиция и везение, эпатаж и воля сопутствовали Чёрному рыцарю.
Глядя на него с опаской, высокопарный дофин Дан Зариц, заявил:
— Даже не знаю, кого я больше ненавижу – французов, испанцев или англичан. Впрочем, выбирать нам не из чего. Будем работать с тем материалом, который имеем, - Наци Хелльман и лейтенант Ринс Хьюманоче только снисходительно ухмыльнулись ему в ответ.
— Поаккуратней на поворотах, среди нас французы и нейстрийцы, которым может не понравиться такое обращение, - Жакоб Юозор с неудовольствием посмотрел на зазнавшегося дофина, а Дэну хоть кол на голове чеши, ведь трёхголовый и с потерянной флэшкой.
— Раскрошим им черепушки, возьмём в плен и заставим работать на нас. Я обещал немецкому магнату тысячу рабов, - постукивая себя плёткой по ноге, возвестил Наци Хелльман.
Офицеры переглянулись. Каждого томила жажда действия. Хоть сейчас обнажай шпаги и в бой. И это на второй месяц выступления! Магистр Ордена оценил их слепое рвение. Эти трое были лучшими, да Экспедиционный корпус из России - где ещё найдёшь таких преданных ремеслу рубак.
— Сначала разобьём сарацин, а потом примемся и за испанцев! – пролаял Наци Хелльман.
Тамплиер подступил к надменному кавалеру Аллану и, останавливая, положил руку ему на плечо:
— Мы не станем убивать испанцев, - внушающим голосом произнёс Великий магистр. — Запомните это и держите свой меч в ножнах.
— Кардинал Венсерэлло велел убивать всех без разбору, - заспорил было Аллан.
— Кардинала здесь нет. Есть только мы и наши новые союзники. Для кого мы стараемся - для испанцев, это их земля.
Среди прибывших воевать за Испанию в составе Интербригады было много иностранцев. Дворяне узнали и Чёрного рыцаря – таинственного победителя императорского коронационного турнира. Этот загадочный рыцарь при ближнем рассмотрении оказался совсем молод, наверное, сын знатного вельможи. Он не принимал участие в разговоре до сих пор.
— Не надо быть Стратегом, чтобы понять испанская война - начало большой войны за континент. И слепы те, кто продолжают играть в солдатики! - Чёрный рыцарь усмехнулся, и не глядя ни на кого, уселся в кресло стоящее в самом центре парадной.
— Это ещё кто такой? - довольно громко спросил Ричард.
— Ба, да это Чёрный рыцарь и сдаётся мне, я его знаю, - Ден Сувяроч обошёл высокомерного гостя, внимательно к нему приглядываясь.

— Вы хотите выиграть войну? Слушайте меня - или дайте мне батальон, а лучше два и я расколошматю мавров! - Чёрный рыцарь достал меч и двумя крестами разрубил мнимого врага.
— Это Стратег! Британский руководитель! - Ден обрадованно уставился на Чёрного рыцаря.
— А что это меняет, или британцы не могут воевать в Интербригаде на стороне Испании? Кто вам сказал, что мы за арабов?
— Может арестовать его? - негромко спросил Наци Хелльман.
— Великий магистр Ордена Тамплиеров приветствует Стратега Британии, надеюсь, вы вернёте нам Белфаст?! - ирландец Патрик Яромир торжественно поздоровался с имперцем и уселся напротив Чёрного рыцаря. А тот наоборот встал:
— Хорошо, будем считать, познакомились, пора и делом заняться! Отправляюсь в Интербригаду, будем готовится к победному походу, - Стратег сакраментально улыбнулся всем, подняв руку в прощальном жесте и собираясь покинуть парадную. Но Ричард Занук остановил его, обратившись к собравшимся офицерам:
— Я как старший по званию официально заявляю, господин Чёрный рыцарь, Стратег или как-то по-другому, не принят в состав Интербригады, ему отказано в пребывании в рядах нашего войска, как представителю империи соперников. Дальше его выбор, как гость нашей империи он может находиться в ней или в любое время, уйти, по-английски не попрощавшись.
Чёрный рыцарь повернулся, рассматривая эти разные лица. Жёсткий Наци Хелльман и затаённый Ринс Хьюманоче слабо скрывали ухмылку, Ричард Занук упёрто глядел в сторону, ярл Юозор развёл руками, Монтелукаст опустил голову, дофин непонимающе моргал, а Патрик неожиданно вставил реплику:
— Господин рыцарь вы можете воевать на стороне нашего Ордена и тогда заявление баронета Занука никак не важно.
Офицеры зашумели, кто-то спорил. Чёрный рыцарь, выслушав всех, произнёс:
— Как Стратег не хочу, чтобы вы спорили накануне ответственных сражений, если Орден и Нейстрия по-разному смотрят на моё участие, я удаляюсь, до встречи!

— Прогнать странного защитника, умнее не придумали, да хотя бы посмотреть, как воюют эти британцы, на их тактику, какие решения будет принимать их офицер! Разве это неинтересно? У нас что, больше войн не будет? Вон, наши дураки - Лима опять шлем, как берет - на левом ухе носит, Ржевский только трепаться и силён, Сиртюков из-за стола не вылезает, пузо как барабан, а Ланской вообще арбалет потерял. Вояки, бля - ядрёна каталажка, - ярл Юозор в сердцах плюнул в сторону.

Архиепископ Монтелукаст последним высказывал своё мнение:
— Христиане вместе должны защищаться от мусульманского нашествия. Не забывайте, пожалуйста, что арабы отбирают наши епископские вотчины и народ с давних пор преданно поклоняющийся господу нашему. Не стоило гнать британца, хотя, что у него на уме нам неведомо, может он и враг похлеще басурман? Его Святейшество Папа Римский беспокоится за свою паству. И согласился благословить защитников Испании, великой Десницой Иоанна Крестителя. Мы доставили её из навальной комнаты монастыря Монтсеррат.
По залу прошёл вздох облегчения.



Главные силы испанцев оказались запертыми в двух городах – Мадриде и Валенсии. И вспомогательный отряд, шедший на помощь захваченной Андалусии, был окружён внезапно появившимися сарацинами у Хаэна. По существу, в стране не осталось силы, способной оказать сопротивление захватчикам. Отряды берберов вихрем пронеслись и по прибрежной полосе. Уцелевшие жители Альмерии и Картахены бежали на север, под защиту крепостных стен Мурсии, Эльче и замка Аликанте. Не имея возможности захватить хорошо укрепленные Толедо и Аликанте, арабы отыгрались на беззащитных городах и селах центра страны. Паника охватила Мурсию и Кастилию Ламанчу. Со дня на день ожидали появления мусульманских всадников под стенами столицы. Сарацины так увлеклись убийствами и грабежами, что отвлеклись от поимки консорта, рыцарей и дворян, запертых в Валенсии. Воспользовавшись этим и перебив немногочисленную охрану, испанцы объединились с тамплиерами Яромира и бросились на поиски наследника Мартоса. Вильям из Трира упоминает о 375 рыцарях, составлявших отряд крестоносцев. С ними была и главная христианская реликвия – Десница Иоанна Крестителя, в сопровождении нунция Монтелукаста.
Они проехали прибрежную равнину, не встретив ни одного живого человека. Только дым пожарищ стелился над некогда цветущей страной. Крестоносцы направились к Альбасете, где рыцарям-госпитальерам предстала картина разгрома, учинённого в их родовом гнезде. Стиснув зубы, они повернули на восток и через долину Хукар добрались до холма который крестоносцы называли Монмари. Испанцы ожидали движения берберов Тимура в сторону Мурсии и Валенсии, а войска Бада Альманзора на Кастилью Ламанчу и дальше Толедо – Мадрид, готовясь дать решительный отпор врагу. Иначе это была бы проигранная родина – очевидно, если не остановить мавров до столицы можно избежать неприятных последствий потери независимости и государственности.

Королева, по-моему, не спала в дни войны, принц-консорт, так невовремя потерявший наследника и каря себя за это - не слезал с седла. К этому времени усилия направленные на создание армии противостояния арабам стали приносить первые плоды. Зашевелились напуганные вельможи, дворяне. Тамплиеры первыми откликнувшиеся во главе со своим Великим магистром Патриком Яромиром находились на передовой, где арабы целенаправленно рубили их одного за другим. Крестоносцы – госпитальеры ярла Жакоба Юозора тоже неудачно отметились в жарких боях с маврами. Французами безуспешно командовал король Эммануил. Ополчение Пассионарии наносило лёгкие уколы врагу. Испанские отряды консорта метались от сарацин до берберов, пока не растеряли все боевые качества. Удачнее обстановка складывалась для Интербригады, минимальными потерями обходились королевские мушкетёры герцога Морфи.


Первая же встреча объединённой испанской армии с арабами под Линаресом показала, что не так страшен чёрт как его малюют. Сарацины дрогнули, развернули знамёна и бросились спасать своих коней и свои семьи. Но берберские всадники при виде надвигающейся на них тяжёлой кавалерии молниеносно развернулись, рассредоточились и разлетелись по долине. Африканцы рассыпали ряды и стали метаться между трупами, пытаясь собрать разбежавшихся запасных лошадей и отыскать своих домашних в развороченном обозе.
Шакалы-разбойники из разноплеменных отбросов, следующие за арабским войском следили за павшими воинами, их промысел – мародёрство - ценности, оружие, кони, одежда. Дерзкий Бади смело направил жеребца вглубь леса, вынимая из богатых ножен именную саблю с тонким, хорошо отточенным лезвием. Пробравшись сквозь кусты можжевельника и олеандра, халиф увидел неприятнейшую картину. К стволу невысокого лавра был привязан худощавый юноша, оголённый до пояса. На его груди виднелись следы от многократных ударов кнута. Вкруг дерева стояли трое угрюмых вооруженных мужчин. Неподалеку в терпеливом ожидании замерло столько же лошадей.
— Я вижу, здесь кто-то решил устроить суд, попирая права шариата? - грозно произнес Бади, подъезжая к тройке удивлённых головорезов.
— А я вижу, вместо одного шакала, нам придется прирезать двоих, - оскалился ближайший к Бади мужчина, по-видимому, предводитель ватаги, отбросив в сторону кожаный кнут и хватающийся за массивную рукоять ятагана. — Но тебе повезло, незнакомец. В такой прекрасный день не грех и умереть.
— Ты прав, - ответил Альманзор, левой рукой незаметно выхватил из сапога и метнул в говорившего короткий, но очень острый нож.
Вожак так ничего и не понял. Он неестественно округлил глаза, не осознавая, что в его шее торчит клинок, а мгновение спустя, рухнул лицом вперёд. На халифа бросились двое других, но его знаменитый размах – саблей он рубанул по кругу, рассекая обоим грудь и шею. Разбойнички ёкнули от боли, злобы и растерянности. Альманзор спрыгнув с лошади, голыми руками схватил одного, только шейные позвонки треснули от его сильных рук, третий видимо узнал или догадался и бросился на колени:
— О пощади меня, великий! Я буду вечно отмаливать свой грех.
— Вечно слишком долго, ты утомишь Аллаха, но год едва протянешь.
Альманзор достал палаш и стал отбивать колени и голени несчастному, ломать их палашом. Крики и стоны просящего пощады захлебнулись, наказуемый отключился из-за болевого шока. Колени, голени и стопы его были разможжены Бадом.
— Равиль, - представился халифу спасённый, - и это чудо что вы подоспели, а то бы мне конец.
— Что ты натворил, парень?
— Да лошадей продавал, сказки рассказывал, да смеялся над ними.
— За такое и убить мало, тебе сильно повезло, прощай, мне пора ехать!
— А отблагодарить вас? Я так не могу – буду изнывать от стыда, что спасителя не возблагодарил.
— Эй-эй, осторожно, что ты говоришь, спаситель у нас один и его благодари, а не меня, - Бади пришпорил коня и помчался.
А следом за ним на второй лошади отчалил Тинто Брасс.
— От меня так легко не уйдёшь, - промычал он сквозь зубы, догоняя Альманзора.

08.2012

________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 15 Июл 2016 13:35:15 Цитата

СТИХОТВОРЕНИЕ (из 11.4 части)


В воде движения зелёной черепахи похожи на полёт крупной птицы.

(в мой день рождения википедия поместила фотографию с таким комментарием).



Расскажу тебе Егор,
Как летать повыше гор.
Как без крыльев небо жать
И погоду заряжать.

Силой духа преуспеть
Да красиво песню спеть
Покружить над суетой
И упасть к земле святой.

Само главно верить в нас
Мы подарим первый час
Дальше парень посмотри
Хватит ли чудес на три

И с улыбочкой взлетай
Снам дорогу разметай
Душный запах пустоты
Потеряешь сразу ты.

В синем море воздух хлещет
Залетать за край мерещит
Ты гарцуешь над волной
Колесничный юз конвой.

Стоп машина полный ход
Снизу дивится народ
Что за чудо в облаках:
Нету крыльев на руках.

Зря сомненьями томим
Кувыркнёшься (словно мим) в руки к ним
Разрисуешь виражи
И подаришь миражи.

Чугунистою землёй
Встретит сына дом родной
Как поплавалось Егор?
Выпей с нами ка кагор

Можно и с двумя ногами
Процветать и жить с богами
Коз пасти, считать златые,
Яйца скачут налитые…

Приоткрой-ка мне шкатулку
И подвинь волшебну втулку
Заартачится спираль:
Не влезай! Вот в чём мораль

Мал, по малу привыкаешь
Магию приотворяешь
Чародейства, где порог
Приступить который смог.

А пока кружись, цепляйся
Арсеналом потягайся
Дивный мир встречает вас
Славным будет ваш заказ

Вдохновению начала
Только тень не отвечала
Фантазируй истину моля
Что сильнее: небо иль земля?

Колдовство не терпит промедленья
Пасс рукой в то самое мгновенье
Шваркает магический рассол…
… На земле обычный ты посол.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Авг 2016 06:26:42 Цитата

Цивилизация Random
Цивилизация Фиаско


Часть 11. 4. ИСПАНИЯ (1)


Российское Посольство в Мадриде занимало несколько квартир, взятых в аренду, с последующим приобретением всего дома, а в планах - строительство и выкуп целого квартала под нашу миссию. Пока Егор спал, слуги принесли огромную бадью, которую уже наполнили обжигающе горячей, ароматной водой. Посол восстанавливал силы после недооценённого ранения, последующей потери сознания на митинге и падения с лестницы. Так что пришлось лечиться и отдыхать. Фантазёр залепил рану, сказал, что много сил потрачено, надо отдохнуть, и дал экстракт для ванн. Купание благотворно действовало на рану, Георгий жмурился от солнечных ромбиков-весельчаков, выстраивающих забавные фигурки на его лице. Их точечный массаж пришёлся как раз ко двору, вестники света отгоняли думы, прочь улетали неясные очертания невзгод, рана затягивалась. Резные листья сомкнутых над головами клёнов и кипарисов дробили и множили солнечные лучи, они подлетали и замирали, отчего дворик казался озорным шапито, подмигивающим светлячками. Егорша не мог открыть глаза, не получалось, словно он дома и мамочка всё не будит его, дотягивая до самой последней минуты подъёма. Как хорошо было! Внутренний дворик украшала русская яблонька - по зелёному гороскопу Егоркино деревцо. Ветви с наливными яблочками зашумели, чуть переговариваясь, это пассаты добрались до них и беспрерывно качали и тревожили. Элегантный ворон, нахально залетевший сюда, уселся на ветку. Решив покачаться на ней, он раскачивался, зорко глядя на Егора и посольских работников. Когда ветер свернулся и угас, ворон несколько раз взмахнул чёрными крыльями, поднимая белую пыль, и тяжело опустился на бадью. Взъерошил перья, повернул голову и каркнул, блестя бусинами глаз. Потом сделал несколько глотков воды и снова подал голос, усевшись прямо на подушку. Тощие лапы проваливались в мягкий белый пух. Снова налетел пассат, завывая между труб и строений, снежная пелена заполнила воздух, это пришла пыль африканских пустынь, долетевшая до Кастилии. Ворон, нахохлившись, переждал порыв... Одним глазом он внимательно смотрел на посла, а другим на всё остальное. Егор не шевелился, ворон был огромный, а эта птица очень умная и говорят, 600 лет живёт.

В дверь постучали.
— Прибыл человек, назвался ´от путешественника Х. Колумба уплывшего в своё последнее путешествие!´
— Последнее? Так и сказал? Странный гонец, зовите.
Егор, поднимаясь на второй этаж, принялся натягивать рубаху цвета белого песка с оливковой вышивкой вдоль шнуровки, а поверх – длиннополую, бежевую безрукавку с широким тканым поясом. На ходу разглядывая входящего гонца - больно юный, да конечно это тот парень, который был с Колумбом во время их встречи. Испанец, нет, не испанец. Вспомнил, как великий путешественник говорил тогда о даре для России, мы действительно помогли с этой экспедицией, там наш корабль и наши люди. Не этот ли парень был поставлен русской разведкой на судно, вроде и похож на кого-то. Посол спускался по лестнице, а появившись перед гонцом, был немало удивлён нахлынувшим ощущениям, о которых сразу и не передать словами. Шатров молчал.
А гонец достал письмо:
— Это оно и есть! Дар от дона Христофора Колумба! – торжественно произнёс гость, без приглашения присев на гранитный портик под пальмой. Егор протянул руку забрать конверт, но передумал и вместо этого оседлал старинный стул, с высокой резной спинкой под яблоней напротив посетителя. Двое ничего не говорили, изучая друг друга, а сидя думалось лучше.
— Со стороны нас могут принять за идиотов, - растерянно мял в руках послание гонец.
— Лицо человека порою говорит без слов, - напустил глубокомысленность посол.
— И что там написано? А посмотрите вокруг, и увидите больше, - посланник встряхнул плечами, словно освобождаясь и распрямляясь от груза повседневности.
Егор не мог объяснить своё состояние – мысли, ощущения, речь сумбурными потоками кружили, заливая реальность. Ощущая невероятное движение и не воздуха, ручьями струящегося в открытые окна; ни тепла, выборочно накатывающего одеялами волн; ни света, ни к чему не обязывающего нейтрального, дремлющего мутного и полуденного; не боли, которую приносит ранение, а чего тогда? Знаки! Они вспыхивали один за другим вокруг посланника дона Христофора, расписным полотном и шлейфом символов тянулись в два ряда до пальмы и до ворона. Ворон - он не улетел, а сверкая вековыми глазищами, вальяжно восседал на пальме!
— Господин посол, послание от дона Христофора Колумба, прошу передать власти на самый верх имперской пирамиды!
Голос своеобразный, такие тембры, такая энергетика, космические интонации, хотя и утаённые мотивы слышны в нём. Непонятное состояние и почему это сейчас в посольстве испытываешь абсолютно незнакомое чувство, говорят же, есть какие-то переходы, качественные смены состояния – может это оно? Посол, пытаясь овладеть ситуацией, вопросительно глянул на гонца:
— Я вас слушаю, продолжайте, говорите дальше…

Шатров, отключился, может быть на несколько секунд или нет? Он и не закрывал глаз и не хотел спать, прямо перед ним под пальмой с вороном, сидел вестовой от Колумба. А вокруг него сияла иллюминация цветов и символов.
— Кавалькада, каталажка, камарилья, – скороговоркой проговорил посланник.
Егор всё вспомнил и наставления десницы и тайного советника в том числе, и с облегчением расслабился, ´так это точно агент русской разведки´. Не скрывая, внимательно уже как к шпиону присмотрелся к почтальону.
— Мы раньше не встречались?
— Думаю, нет, господин посол.
— А у дона Колумба?
— Конечно, это был я.
— На коронации императора?
— Я отсутствовал на церемонии, когда император надел подаренную маску.

Обычный парень, ничего особенного – роста с Егора, брюнет, глаза – да глаза что есть, то есть, лучше в них долго не глядеть. В этот момент иллюминация усилилась и Егор, с изумлением как ребёнок рассматривал дивные картинки блещущего шлейфа посетителя. То, что он увидел, настолько поразило его, ошеломило новым человеческим богатством. Сияние овальной формы — мандо́рла, вытянутое в вертикальном направлении, внутри которого помещались изображения. На мандорлу накладывалась расписное, узорчатое полотно или плоскость illusion. Обе феерии вмещали цветовую гамму, порядковые и скрытые знаки, сложные символы. Все тайные изображения окаймляла аура – тёмно-бордовая, буреющая, коричневая. Сверху пульсировал нимб, состоящий из пятиконечной звезды – небесной силы и шестиконечной звезды, человечка магии жизни и сложных символов - "интеграла" (символа материализации) и "чёрной дыры некроманта". По соседству с нимбом 4 короны, среди которых стихия разума и универсал. На уровне плеч зависало пурпурно-металлическое коромысло с пятью знаками - "пирамидой", трилистником благодатью триединого (символом трёх миров), спиралью (символом трансформации), веретеном времени и хаос мьюзик. Под эгидой элитного ордена. Слева сиял, сверкал и пламенел знак чентл квадрига, справа чернел ещё один аолиа – посвящения ´24´ = тринити, радуга, космос и 5 колец. В иллюзии повисала петля – на ней знак воздуха, капля стихии воды и пантеон 92 артефактов. Рогов не было. На груди висели 4 цепи. На рукавах – планета Земля, дар внутреннего пламени (стихия огня), цветок (символ природы). Тату, руны, иероглифы. Опоясывающие символы – меч (символ силы), дарница (символ здоровья), колдуэлл, транскрипт (символ языков) и многие печати, а ниже знак фаллос. Пять лучей расходились в стороны от человека, расширяя панораму мандорлы и иллюзии – плазменный луч, "матрица", "резонанс" – астральное тело колебания в резонансе, universe love, избранник тьмы.
После увиденного бескрайнего цветового эпатажа Шатров стал другим человеком – увидевшим.
— Ты увидел, Егор?
Егор не мог прийти в себя.
— Ваше ранение отозвалось в вас, появился дар видения. Но это лишь рисунок, суть так не расскажешь.
Так как Георгий по-прежнему молчал, Стенли продолжил:
— Ну что вы видели? Это всего лишь демонстрация с ознакомительной целью. Из них больше половины не моих.
Егор постепенно начал соображать.
— Магия – особое измерение, параллельный мир, многие считают, что её не существует, церковь открыто борется с ней, некоторые безумцы днями сидят ничего не делают – всё колдуют, мечтая, что у них получится. Глупцы – всё не так! Ты увидел, а это первый шаг, хотя, скорее всего и единственный, у вас это после ранения открылось, но есть и ещё что-то. Одним словом используйте – в жизни всё пригодится.


В воде движения зелёной черепахи похожи на полёт крупной птицы.
(в мой день рождения википедия поместила фотографию с таким комментарием).

Нараспев добавил:

Расскажу тебе Егор,
Как летать повыше гор.
Как без крыльев небо жать
И погоду заряжать.

Силой духа преуспеть
Да красиво песню спеть
Покружить над суетой
И упасть к земле святой.

Само главно верить в нас
Мы подарим первый час
Дальше парень посмотри
Хватит ли чудес на три

И с улыбочкой взлетай
Снам дорогу разметай
Душный запах пустоты
Потеряешь сразу ты.

В синем море воздух хлещет
Залетать за край мерещит
Ты гарцуешь над волной
Колесничный юз конвой.

Стоп машина полный ход
Снизу дивится народ
Что за чудо в облаках:
Нету крыльев на руках.

Зря сомненьями томим
Кувыркнёшься (словно мим) в руки к ним
Разрисуешь виражи
Завальцуешь миражи.

Чугунистою землёй
Встретит сына дом родной
Как поплавалось Егор?
Выпей с нами ка кагор

Можно и с двумя ногами
Процветать и жить с богами
Коз пасти, считать златые,
Яйца скачут налитые…

Приоткрой-ка мне шкатулку
И подвинь волшебну втулку
Заартачится спираль:
Не влезай! Вот в чём мораль

Мал, по малу привыкаешь
Магию приотворяешь
Чародейства, где порог
Приступить который смог.

А пока кружись, цепляйся
Арсеналом потягайся
Дивный мир встречает вас
Славным будет ваш заказ

Вдохновению начала
Только тень не отвечала
Мнемлю истину моля
Дует небо иль земля?

Колдовство не терпит промедленья
Пасс рукой в то самое мгновенье
Шваркает магический рассол…
… На земле обычный ты посол.


— О знаках и символах, которые смогу воспроизвести. Вся эта пёстрая иллюминация со мной – варианты для ознакомления. Есть три ипостаси – твоё тело, астрал и свободное сознание, попасть во вторую и третью непросто. В каждой из них свой "ковёр" с узорами или "тряпица" с одним значком у твоего обычного тела.
После того, как он сложно и путано рассказал о некоторых символах и Егор ничего не понял, в комнате повисла напряжённая длительная тишина.
— Встретишь что-нибудь подобное, изучай, знакомься, или наоборот уноси ноги пока цел.
— Я знал одного мага – его звали Стейси Элльнуир Саббат и был он эльфом.
Светящийся посланник оставил это сообщение без комментариев.
— Красиво? Зрелищно? Можно ауру, фон и знаки скрыть. Многовато конечно, зато я не ношу как другие магические кольца на всех пальцах.
— А как вы сумели показать не свои варианты?
— Это вы увидели больше, впервые – так магия приветствует новичка.
— И что дальше?
— Живите, как живёте, будьте человеком.
— Ну, это я знаю. А вы маджестик или человек?
— Вы спаслись, когда разрушили школу магии?
— А где ваши артефакты?
— А кто правит миром – маги, боги или цари?

— Это вечные вопросы без ответа. Время позднее оставим этот разговор на потом.
— Кстати как Америка?
‘Америка – это прекрасно, континент преподнесёт ещё множество сюрпризов, а в катаклизм однажды спасёт землю, создав среди хаоса новый материк’, - читал я в одной важной книге. Но это скорей всего неправда. Америка погибнет.
— Откуда вы всё знаете? Так кто вы?
— Давай пожмём друг другу руки и в дальний путь на долгие года.

Разносчик пиццы достал из кармана визитную карточку и протянул её послу. На ней витиевато по квадрату, роскошно в красках, шикарно разметая буквы, с откровенным воодушевлением, подушно и воздушно, на первый взгляд фантастично, но в целом совершенно обыденно, хотя и самым непостижимым образом, неописуемо словами, зато по-детски восторженно, совсем непонятными буквами совершенно ясно было написано. Егор знал, как это читать.

´ Стенли Тёмриц, лейтенант, аббат, аделантадо, миссия Тёмриц´.

Шатров вспоминая эту фамилию, отдал назад визитку.
— Оставьте её у себя Георгий Георгиевич, – это зарядник, который вам надо будет забыть в Барселоне.
— Это дар Колумба?
— Дар Колумба – послание, которое вы держите в руках.
— А-а, точно не заметил, с этой войной голова постоянно занята дурными мыслями.
— Сами кашу заварили, сами и расхлёбывайте.
— Что вы сказали? – переспросил русский посол.
— Папа ваш, великий князь Георгий Воздвиженский основал Русь, выбрал столицу и заложил великое государство, доминированию которого и препятствует вторая империя, направляя арабскую армию в Испанию где пока не напрямую, но столкнулись две империи.
— Как всё просто оказалось! Займусь этим, как только обустрою по настоятельной просьбе курфюрста Фирузо великих испанских художников.
На лице миссионера возникло удивление.
— Художников? Я не ослышался? Маляров, которые что-то там малюют на холсте? И, как вы собираетесь это сделать?
— Герцог Св́обода прислал отряд, и я присоединюсь к ним, как посол Российской империи.
— Под пули не лезьте.
— Под какие пули? - не понял, было, Георгий.
— Это так к слову.
Стенли поспешно встал и засобирался уходить.
— И это всё?
— А вам мало?
Шатров не желал отпускать странного гостя, точно ожидая ещё самой малости откровений – он бы долго ещё расспрашивал этого необычного собеседника. Часы шли, не останавливаясь, и никаких других измерений не возникало в русском посольстве.
— Не знаю, как там шпионские страсти, но я хочу слушать ваш рассказ дальше. Понимаю, что посольство, наверное, не лучшее место для встреч, надеюсь продолжить наше знакомство.
Тёмриц слегка наклонил голову в знак согласия и добавил:
— Но в том-то и беда, что не могу я долго находиться среди людей, мои взгляды, даже печальные начинают обжигать их и у несчастных появляются ожоги на коже.

Миссионер покинул посольство, а ворон долго ещё сидел, перелетая с пальмы на яблоню и в раздумье, наклонив шею, всё прислушивался к шумам ночного Мадрида.


Посол в древнем фолианте посольства обнаружил пугающие сходства в символиках образа ворона у эльфов и тёмных людей. И те, и другие наделяют эту птицу умением свободно путешествовать между мирами, способностью предсказывать будущее, великой мудростью, но в отличие от нас они не связывают его, ни со смертью, ни с разрушением.

Ворон распушил перья, надоело думать, пора лететь.

— Кар-р, кар-ра, кар-ра-ка-тица! - разнеслось от пальмы, кто не спал, тот мог расслышать или это показалось мне в ночном рассеянном воздухе Мадрида?

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Авг 2016 06:27:39 Поправил: Егор Шатров Цитата

часть 11.4 (2)



Утром арабы двумя отрядами перешли Гвадалквивир у Монторо и Гуадиану у Баса и стремительно продвинулись в сторону кентарийских источников Гуадальмены, Мурсии и Сьюдада-Реала, дошли до Шфарама, в сущности, проводя глубокую разведку местности перед близким вторжением основных сил Альманзора. Большой отряд, численностью до 2000 всадников под командой Тимура Эллухайтэка, совершал рейд к Мурсии. Город был взят после двух штурмов берберской армии. Часть мусульманских сил на обратном пути свернула к Пуэртольяно, чтобы сделать привал у водного источника, находящегося юго-восточнее поселения. Отправленный Россией 63 Экспедиционный корпус под командованием Аллана Наци Хелльмана, немца нанятого в Пруссии - в этом заброшенном городишке поджидал врага. Битва под Линаресом укрепила дух испанцев, Наци Хелльман приказал нападать на врага. Из замка донёсся низкий бой барабанов. Ворота открылись, и оттуда хлынули конники в кольчугах и с длинными копьями. Последние ряды еще покидали замок, когда головные всадники сшиблись с арьергардом берберского строя и начали быстро вклиниваться во вражеские порядки.
С восточного склона долины тоже послышался барабанный бой. Из тёмных рощ каменного дуба выдвинулись первые ряды тяжёлой конницы. Всадники под белым знаменем крестоносцев стали разворачиваться в широкий строй. По сигналу трубы они пошли в копейную атаку на арабский фланг. Кочевники не успели построиться для отражения этого натиска - их опрокинули, берберы оказались зажатыми между замковым отрядом и конной лавой под знаменем Иисуса Навина. Пошла сплошная как железобетонные плиты, грудь в грудь, порубка. Рассыпавшиеся по долине всадники крестоносцев тем временем перегруппировались и снова собрались в боевые порядки. Сблизившись с расползшимся по обозу головным берберским полком, крестоносцы принялись засыпать кочевников стрелами и камнями из пращей. Среди кибиток воцарился дикий хаос. Наконец, израсходовав стрелы и камни, европейцы влетели в лагерь кочевников и взялись за мечи.

Эллухайтэк почти лежал на шее своей гнедой кобылы - та косила круглым чёрным глазом и мотала башкой, с мундштука во все стороны летела пена, в том числе и в лицо султану. Тимур утёрся рукавом - сейчас было не до приличий - и дал шенкелей: напуганная шумом и давкой лошадь дичилась тёмного перехода под двумя воротными башнями. Там в самую гущу сражения, где экспедиционный корпус уничтожал арабов, Наци Хелльман кричал:
— Всех убивать, давить нехристей как усатых бородатых мышей! Пощады никому не будет!
Его солдаты зверствовали, а крестоносцы не отставали. Месиво из мяса и металла, обильно поливаемое матом и водами битвы. Тягучей кровью, масляным потом, мутной слюной, мочой цветом от оливок до вишни, брызгами вина и ещё непонятными жидкостями. Уйти живым из тисков экспедиционщиков и крестоносцев было невозможно. Враги бежали, сломя голову от наших белых кавалеристов, пущенных в обход крепости с юга. Жакоб Юозор скакал впереди всех, помахивая шашкой, за ним ромбом выстроились отряды сносящих всё на пути белых всадников госпитальеров. Стук копыт, ржание, вкушающие битву, крики людей, рявканье и гарканье берберов, крестоносцев и экспедиторов – создавало такой шум, что уши напрочь затекли и опухли, головы вскружились, глаза налились кровью и затуманились. Орёшь, скачешь, рубишь, колешь и, слава богу. Не думаешь, канул миг, и ты уже на земле, крови не видно, но воин синеет, дёргается, пена идёт горлом, солдат приподнимается, что-то говорит, падает и вытягивается. Всё - долг отдан, жизнь окончилась славно, геройская смерть, люди будут помнить, если не забудут, ты помог стране. Богачи и власть всё тихо разделят и, твоих детей каждая сволочь сможет обидеть без отца или дадут медальки-погремушки, и дети будут бегать счастливо – наш папка настоящий герой!

Крик всё лился и лился бурной, слёзной рекой, и тогда Тимур понял, что радость ничтожно мала, а тоска не имеет берегов, но нельзя попасть в руки врага. Тинто Брасс бок обок с Эллухайтэком вырвались из ярящейся массы воинов сражающихся в бою. Они почти спаслись, когда конь султана захрипел и встал на дыбы. Стрелы истыкали круп, Тимур едва успел спрыгнуть, как лошадиная туша завалилась набок.

— Султан! Вы знамя арабской весны и не можете быть пленёны! Скачите, пожалуйста, вдаль, а за мной должок!
Тимур в ответ только сверкнул взором, взглянув на этого парня Равиля, ничего не сказал, гикнул, подстегнул коня, и умчался прочь.

Бойцы Наци Хелльмана ворвались в арабские поселения. Женщин солдаты выволакивали по одной, сдирали платки и абайи, крутили, вертели, потом хозяйственно накидывали на шеи веревки. Или принимались толкать, от одного к другому, смеялись и кричали, а потом валили на землю и распускали завязки штанов. Старых и некрасивых тыкали в живот ножами. Мужчин кололи на месте - только двух мальчиков и четырёх девочек связали за шеи и повели со двора. А маленькими детьми они кидались, как тряпичными куклами и потом поддевали на копья. Освободители смеялись и кричали, словно это была весёлая игра. В Пуэртольяно и двух ближайших арабских поселениях перерезали, замучили или насиловали без разбору всех и совсем целых не осталось.

Вернувшись в Мадрид, кавалер Наци Хелльман первым делом победоносно прибыл в Генштаб, располагающийся во дворце Алькасар, по коридору возле двери опередил кардинала Венсерэлло, чуть не сшибая того. Кардинал недовольно пробурчал:
— Что себе позволяет этот пруссак Наци Хелльман!
— Привыкайте кардинал, всё ещё впереди.
— Вы что, очумели, что за тон?! Как вы смеете?
Венсерэлло покатился от вдруг наступающего на него здоровяка, открыв дверь и уже было вышел, как Аллан задержал и дверью сильно прижал ноги церковника. Кардинал закричал от боли, но крик ослаб от наступившего болевого шока. Наци Хелльман перешагнул через бледного лежавшего Венсерэлло и вышел из комнаты. На крики из кабинета вышли люди, ужаснулись, видя лежащего без сознания Венсерэлло. Земейки Симбалта и Патрис Каворанези распорядились немедленно отправить кардинала в больницу и вызвать лучшего врача Испании Провизора или Фантазёра, ожидали и доктора Шарджу Брунея, ехавшего из России после ранения посла. На выходе Наци Хелльман остановив носильщиков, резко приказал им:
— Этого инвалида выбросите в свою карету, он нам больше не нужен.



Среди покорённых испанцев заметна была большая наклонность отрекаться от своей прежней христианской веры и добровольно принимать ислам. Обвальные, почти чудесные победы арабов прямо говорили всем в пользу истинности их веры: раз ислам торжествует над христианством, это значит, что ему сам Божий суд помогает, что он — вера правая. С жадностью слушали тех, кто побывал на Востоке или, по крайней мере, утверждал, что был там, - и не скупились на необыкновенные подробности! Из уст в уста передавались рассказы о сундуках, заполненных бриллиантами величиной с голубиное яйцо; о подвалах, доверху набитых золотыми слитками размером с плиту кафедрального собора; о залах, украшенных восемнадцатью самоцветами, отделанных слоновой костью, выложенных ониксом и яшмой. О хранилищах несметных восточных сокровищ со всеми 39 известными драгоценными, полудрагоценными камнями и органикой.
По указу королевы в Алькасаре были выставлены на всеобщее обозрение подлинные вещи, привезенные с Юга и Востока. Оружие с такой богатой отделкой, так сверкающей и сияющей, что темнело в глазах. Чаши, тарелки и кувшины из благородных металлов, цены такой высокой, которую никто не мог назвать даже приблизительно. Ткани и ковры такие дорогие, столь удивительные по качеству и мастерству изготовления, каких и вообразить себе нельзя!
Алькасар принимал гостей. Испанская камарилья собралась в полном составе, последовал проход кавалькады гостей, и неумолимый призрак каталажки завис над Испанией. В центре зала торжественные хозяева консорт и королева. Нарядились как на свадьбу, хотя без инфанта вполне уместен был бы и траур.
— Что будем делать? - обратился консорт к собравшимся сановникам.
— Для начала поплачем! - сказала королева, уткнувшись в дорогой платок наследника, как в воспоминания о нём.
— Инфанта надо спасать! - гордо взмахнув головой, продолжила она, пронзительно глядя на каждого. — Мы рады помощи из Англии, России, Франции, Германии! Но господа, сколько можно отступать? Враг сильный и подготовленный, а мы бросаем всё новые отряды, а воз и ныне там? Сарацины вошли в мою родную Кастилию. Кто остановит врага? - она печально посмотрела на супруга и замолчала.

— Наш идальго выглядит неважно, - заметил американский посол Мюррей Вельмонтес, стоявшему рядом германскому кайзеру.
Продвинутый посол США с разными глазами и непонятной душой. В его одежде цвета необработанного металла сочетались с пунцовыми и канареечными деталями, вносящими в его облик величие космоса и первозданную стихию. Нет скорее всё же структуру диссонанса и двойственность колониальной родины. Гость на днях получил широкое и щедрое предложение посла России о сотрудничестве и персональное приглашение посетить империю с дружественным визитом. Им заинтересовались всерьёз: у нас в стране появилось даже проамериканское лобби – они умело делали вид, что защищают национальные интересы, на самом деле сдавая штатам одну позицию за другой. Просрав подаренный Лениным главный наш козырь – коммунизм. Вместо того чтобы развеять в пух и прах – молясь на доллар, вечно оправдываясь перед тихими завоевателями, сдавая друзей, боясь блоков и смелых наступлений. Сдали высочайшую коммунистическую идею, всю социалистическую систему и полмира впридачу, трижды кинули собственный народ, увязнув в устаревших империалистических брендах типа ВТО, МВФ, нас показательно унижают и выкидывают с олимпиады, Евровидения, международных банков. Лицемерно называя врагов нашими партнёрами, а не виновниками практически всего зла и всех войн на земле. А мы ненавидим друг друга, поколениями обманутые трудясь за копейки. На необъятной земле живём в крохотных тараканниках и платим за всё втридорога. Бьём “других” геев, боимся бандитов, уважаем богачей и слушаем сладкие сказки старых обманщиков. А чиновники повально врут и знают, что врут и народ знает, что они врут – так и живём во всеобщем обмане и лицемерии. Надувные губы наших столичных матрён и надувные речи наших боссов.
Кайзер Германии в богатом национальном кителе с вензелями, отделанном белым, золотом и чёрным, торжественный, выслушав, ответил:
— Вас послушаешь, а кому сейчас легко? И у вас проблемы – и у нас проблемы. В мире никогда не было справедливости. Только видимость в отдельных регионах.

В Церемониальный Зал зашёл, как всегда припоздавший Чёрный рыцарь – Стратег. Он вежливо наклонил голову королеве, а с остальными поздоровался, небрежно помахав рукой. Проходя мимо француза-мушкетёра Рассела Морфи, дофина Зарица и российского митрополита Петро Канталии демонстративно отвернувшихся от него, бросил им:
— Детей-то в Лондоне, небось, обучаете?

Те невольно дёрнулись, это была чистая правда.

Услышав это, Вельмонтес обратился к кайзеру:

— Кстати о Лондоне. Господин кайзер, я вам сейчас скажу одну вещь и по большому секрету. Готовьте своих немецких ребят, кто хорошо бегает, прыгает, плавает, дерётся, сильных, ловких. Они скоро пригодятся, вы немцы, мы американцы, англичане – утрём нос русским, они не ведают. Да поможет нам допинг!

Королева всплакнув по инфанту, обрушилась с обвинениями в адрес боевых командиров и испанских сановников:
— Купились на блестящие погремушки! Кишка тонка, оказалась перед натиском арабов! Дух слабоват перед заморскими кренделями? Неужто кабальеро все выдохлись? Может за вас, донны в юбках пойдут воевать? Или поползём на коленях к арабам, с чищеными апельсинами без косточек и на блюдечке?
— Кто забыл, как выглядит флаг Испании, я напомню! Давай Родриго выноси!
Это был Родриго Диас де Вивар — Эль Сид Кампеадо́р или Руи Ди́ас, получивший чин знаменосца – альферес.

 Альферес (alferez) - первого из всех придворных чинов. Тот, кто носил королевский штандарт и именовался "верховным предводителем над людьми короля в сражениях"; так же было и в других европейских странах, где королевский оруженосец одновременно был главнокомандующим войска. Альферес носил перед собой королевский меч в знак того, что уполномочен защищать всё королевство, отстаивать права вдов и сирот идальго и приговаривать к казни знатных преступников. В Кастилии альферес, несмотря на исключительный характер его должности, обычно избирался из молодых рыцарей и на этом посту долго не задерживались.

Безапелляционный советник альферес Сид патетично заявил:
— Мы разобьём мавров! Гранды умирают последними! - и торжественно поцеловал знамя.
За ним целовать знамя подошёл консорт настойчиво приглашая повторить эту процедуру испанских офицеров и дворян. Идальго зашевелились, подходя к знамени.
— Такой-же, как остальные глупый и напыщенный, - произнесла Медея, рассмотрев Сида.
— Нет врага хуже, чем толпа, в которой ты трёшься, - напомнил ей Мюррей Вельмонтес.

Двери настежь отворились, и на пороге церемониаль зала появился миловидный и знакомый многим офицер.
— Ваше Величество! - сходу заговорил он. — В Украине Запорожская сечь собрала лучших своих сынов, которые прибыли защитить нашу любимую Испанию!
Харизма Тински Йорик, капитан и рыцарь Круглого стола, собственной персоной! Знаменитый командир Червонного казачества, облачённый в роскошную золочёную хламиду из голубого атласа – в цветах национального флага появился пред собравшимися, и чинно наклонив голову, занял место рядом с послами и дворянами. Испанцы и гости не видели колоритных чубатых и усатых запорожцев, которые как сыр в масло влились в Интербригаду. Честно сказать всё было несколько по-иному или даже совсем не так, правильнее сказать не сыр в масло, а гвозди в пудинг, то есть их конечно не ждали. Но Европа есть Европа, а интернационал есть интернационал, два дня перебились, потом два дня перепились и запорожцев приняли в бригаду.

Нарядно ярко разодетый Тински Йорик делился с важно стоящим рядом в строгом сером плаще кавалером Наци Хелльманом:

— Знаешь Наци одна из баядер, с которой я провожу ночи напролёт, сообщила обо мне своему брату, тому толстяку с чёрной бородой. Он с приятелями решил, будто бы можно обокрасть хохла. Чудак!
Несмотря на странные манеры и макияж, из них двоих Тински Йорик был большим мужчиной.

Прибытие ещё одного рыцаря Круглого стола егермейстера Российской империи и Нейстрии капитана Зигфрида Субуры Шатэса принесло в Генштаб Алькасара свет и праздничность, будто свежим ветром подуло с далёкой России. Зигфрид наполовину славянин, наполовину германец белокурый, с длинными курчавыми волосами, тёмноглазый, сильный, был одет в богатый малиновый плащ, отделанный золотом и серебром и чёрные сапожки. Успешный царедворец и имперский герой, не стремящийся залезть на самый верх правящей пирамиды – он не был членом Ареопага, но имел влияние и большой авторитет, находясь в тени первых вельмож. Обаяние и всеобщая любовь снискали егермейстеру уважение во многих кругах империи. Несмотря на свой сан, он прекрасно понимал животных, и они отвечали ему тем же. Скажем больше, его гораздо больше занимали заповедники, разведение редких зверей, чем сама охота. Немало животных душ он спас всячески ограничивая уничтожение братьев наших меньших. Даже забой скота облагораживали, облегчая уход животных. Вот такой он был наш Зигфрид, герой поэмы о Нибелунгах!
Зигфрид приветственно помахал знакомым собратьям - рыцарям Круглого стола Тински Йорику и дофину Дану Сувярочу, ярлу Жакобу Юозору, Ричарду Зануку и уверенно, будто победа уже была у него в кармане, заявил:
— Со мной 69 Центурия Меченосцев, не робей Испания, мы не пропустим врага!
— Ох, не нравится мне всё это. Чует моё сердце, это не к добру, - тихо произнёс принц - консорт своей королеве.
Вскоре Субура Шатэс объяснял свою миссию русскому послу и Земейки Симбалте:
— Я послан курфюрстами Свободой и Фирузо для спасения испанских художников. Вот их список – Мариано Фортуни Диего Веласкес, Бартоломе Бермехо Франсиско Херрера, Доменико Эль Греко Бартоломео Мурильо Хусепе Рибера. Хуан Миро Франсиско Гойя, Хосе Антолинез Пабло Пикассо, Луис Моралес Франсиско Сурбаран Сальвадор Дали. Мне необходимо доставить их в Прадо, где будут созданы, надеюсь, все условия для их творчества, ежели опасность мавров будет угрожать и там, я вывезу их из страны. Всем будет предложено, по желанию переехать в спокойные места – Нейстрию или другие провинции Российской империи.

Испанская королева, отвечая на многочисленные вопросы знати и двора, сказала:
— Деньги на компанию! Этими вопросами мне не дают покоя, я уже говорила, мы не пожалеем казны, всё будет оплачено и сейчас траты огромные. Я призываю наших друзей, которых полон зал, открыто поддержать испанскую казну, вот перед вами на столе финансовый договор – вписывайте суммы и ценности, потраченные на эту компанию.

К Медее подошёл альферес Сид Компеадор:
— Донна Анна я ваш на веки!
— Докажите это в бою и я сделаю вас маршалом Великобритании, а то у нас что не плюнь – обязательно в маршала попадёшь, а в бой пойдёшь, так он либо ефрейтор, иногда – офицер, ну пару раз – настоящий полковник. А маршалы что же совсем перевелись!?
Пока Сид любезничал с колхидянкой, запорожский казак Харизма подошёл к Егору Шатрову, не сводившему глаз с Медеи.
— Да дура набитая ваша Медея, уж поверьте моей Харизме. Всего лишь избалованная дочь купившей титул семьи, мечтающая о приключениях, но не способная разгадать даже простейшую загадку. Половина её головы забита непрекращающимися романами и половина - теориями англо-саксонского стратега.
Капитан рассказал послу последние новости с родины и передал пару инструкций. Егор, покинув общество Тински Йорика, Земейки Симбалты и егермейстера про себя повторял: ´Кавалькада камарилья каталажка!´, делая вид, что Медея ему не интересна, направился в сторону боевой испанки.
Пассионария с усмешкой встретила его на этот раз:
— Ну что "боец", как ваша рана, чем дальше поможете Испании? Нам бы очень пригодились сейчас сведения, полученные от Медеи, британской шпионки. Что они задумали дальше, я уверена – арабов они науськивают! Одолеете, расколете шпионку на пользу дела? - Пассионария больше не скрывала иронии.

— Работа дипломата мирная и я должен всем улыбаться и соглашаться.
— Вот улыбайтесь и соглашайтесь с ней, войдите в контакт и выведайте секреты про арабов. А если боитесь, я зашлю к ней своих "проверенных" опытных бойцов невидимого фронта, испанцев.
— Вы меня уважаемая Пассионария по-моему не за того принимаете!
— Разве? Вы что же думаете, работа дипломата в кабинете бумаги перебирать? В постели с врагом это самое настоящее место битвы. Близость это не только информация, но и вражеские гены. Слушайте мне, в общем - то некогда тут с вами заигрывать, спасибо конечно за всё, мне надо воевать и освобождать родину от врага, поэтому или помогайте или не мешайтесь, под ногами.
Шатров был немало удивлён и у него вырвалось:
— Может, вам вообще не нужна наша помощь?
К Пассионарии подбежали двое бородатых ополченцев, которых на удивление пропустили в Алькасар и наперебой что-то начали объяснять, командирша отмахнулась от них и посмотрела в глаза русскому послу.
— А вы сами как думаете, посол? Так и поступайте, - она отошла от Шатрова, и на ходу отвечая своим, устремилась с ними к выходу.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Авг 2016 06:29:28 Цитата

часть 11.4 (3)


Широкие двери распахнулись с четырёх сторон, и церемониальный зал наполнился святыми отцами. Экзархи эффектно появились со всех входов – Их преосвященства архиепископы Монтелукаст, Эванджелиста, епископы Винница, Ширайх. В зале к ним присоединился православный митрополит Петро Канталия. К знати обратился епископ Эдвард Винница:
— Прошу вашего внимания дорогие гости Её Величества и защитники Испании! В это непростое время, когда мы защищаем свой дом от сарацин нашу страну заполонили ещё более ужасные и опасные иноземные враги - норды. И они вцепились нам прямо в горло! Правители и церкви озабочены их опасными речами. Народы не готовы к таким речам. Поэтому церковь приняла решение в час, когда вам будет сообщено, разом накрыть всех этих говорунов и растлителей легковерных. Мой Орден надеется на понимание и всемерную поддержку этого важного мероприятия, за которым наши братья-иезуиты внимательно и неотрывно будут следить. Нордам нет места среди нас!
Епископ был скуп на эмоции, оглядев всех своим ястребиным взглядом, он покинул Алькасар, за ним ушли и монахи. Нунций подошёл к королеве и стал ей объяснять. С примасом Эванджелистой беседовал Мюррей Вельмонтес. Медея поглядывала на стратега, а тот задумчиво и одиноко стоял в стороне.

 По стране ходили красивые и притягательные люди норды и рассказывали, как хорошо живётся в равном мире добра, согласия и справедливости, коммунизме что ли? Ростом под 2 метра, весом до 100 кг, больше мышечных тканей, глаза человеческие, волосы белокурые, ярко-голубые глаза, светлая кожа, мужчины и женщины. Общение – обычное и телепатическое, обладают рядом сверхъестественных способностей. Формы их тел практически безупречны, и часто подчёркнуты облегающей одеждой из ослепительно белой ткани. Много позже предположили, что они родом со звёздного скопления Плеяды.
Альдебара́н, Оранжевый (α Tau / α Тельца / Альфа Тельца) — ярчайшая звезда в созвездии Тельца и во всём Зодиаке и одна из ярчайших на ночном небе. Название произошло от арабского (al-dabarān), означающего «последователь» — звезда на ночном небе совершает свой путь вслед за Плеядами. Из-за своего положения в голове Тельца, именовалась Глаз Тельца.
Должен признаться были некоторые опасения, поскольку эти норды отчасти напоминали жителей Тулле, Гипербореи и высоких эльфов. Все сомнения будут развеяны позже, когда проведут вскрытия их тел…

Церковь, Инквизиция своевременно устроили облавы на них. Опасность такого разложения даже представить себе трудно. Они грозили порушить всю конструкцию созданную империями власти. Армия, разведки, Ордена и троны в ужасе набросились на поиски этих созданий, чтоб уничтожить их под корень! Их объявили нелюдями и дьявольскими созданиями, поставили вне закона, было категорически запрещено вступать с ними в разговоры, и приказано немедленно сообщать об их нахождении. Убийство их всячески поощрялось, за голову каждого было назначено – 4 талера или 2 дуката или 1 суверен, а это были немалые деньги и люди просто гонялись за ними и забивали, чем могли, чтобы толпой получить эти деньги. Над Сарагосой плыл звон колоколов. Звонили на караульной башенке у ворот, звонили во всех городских храмах, выкрашенных красным суриком, звонили на ратуше. Звоны плыли над другими городами, висели в воздухе, как густой кисель, вползали в окна, плескались на чердаках и вливались в подвалы. Началась резня инакомыслящих нордов. По непроверенным данным это была всеобщая операция Церквей на всех землях, то есть в обеих империях и остальном мире. Высоченные красивые дурни вместо того чтобы драться со своими убийцами проповедовали свободу, счастье и братство. Глупцы! Кому это надо – такое призрачное скоротечное. На самом деле - деньги власть сила и обман, хитрость система религия и традиции, сказки, война – вот критерии этой цивилизации. Сколько дней длилось изощрённое уничтожение, и как их потом убивали – ареопаг запретил об этом писать. Скажу лишь: и наступил день, когда этих странных созданий больше не встречали на испанской и европейской земле, люди вздохнули с облегчением, от самой страшной напасти им удалось спастись, и это было настоящее чудо!

Их тела, если получалось сохранить, свозили на пустырь и сжигали так, чтобы не осталось и следа.

— Какая прекрасная, какая поэтичная смерть, - прозвучал вдруг из зарослей кустарника чей-то грубовато резкий голос. — Мне будет их не хватать. Я обязательно напишу по этому поводу короткое танка.
Сет, специально прилетевший по этому поводу из Хомунаптри, помахал рукой, вглядываясь в высокое ночное небо и притворно плача, а Плеяды, Альдебаран прощались с этой голубой планетой. Он улыбнулся, заметив мерцающую в ночном небе комету, летевшую с невероятной скоростью на Землю!
— Давай же милая, давай!


К утру, прах нордов развеялся и несобранные апельсины, как ни в чём не бывало, опять дружно катились наперегонки, вызревшим в военную пору им не терпелось своим терпким вкусом стать десертом у людей - вояк. С людьми им было интереснее. Иначе обидно просто так валяться на земле, доставаясь ёжикам или попросту гнить от скуки. Хотя плесень съедала всё. Но пока маленькие оранжевые солнышки неслышно вдыхали аромат войны, отчего их бугристая кожа походила на яркие кирзачи. Маршировать они не могли, но в такт металлического звона оружий и шума боёв дружно перекатывались из садов, авось поднимут и съедят.

Если апельсины были испанцы, то гранаты – это мавры.


Предприятие, выпускающее ароматическую продукцию, мадридцы упрекают за зловоние. Кругом война, но благовония популярны не менее продуктов и оружия, почему? Да потому, такова природа человека - от грязи и жестокости жизни он пытается отстраниться приятными запахами. Этого казалось так мало, но оказалось так много. "Лавка чудес" в том числе производила и продавала такую продукцию.
 Согласно Парфюмеру, действие благовоний, входящих в драгоценное мумие, многократно усилено за счёт ингредиента, максимально близкого к жизни, а именно - тела молодого человека, умершего насильственной смертью. То есть рекомендовалось обзавестись трупом казнённого не ранее одного дня назад преступника, предпочтительно через повешение, колесование или посажение на кол, - молодого идеально - почему-то 24 года и желательно рыжего, поскольку рыжий цвет - есть признак жизненной силы. Затем следовало отделить его мясистые части, вытопить жир, хорошенько промыть винным спиртом и держать под солнечными и лунными лучами два дня и две ночи, чтобы очистить содержащиеся в плоти "жизненные принципы". Далее натереть их миррой, шафраном и алоэ и, наконец, подвесить над огнём, "как это делают с бычьими языками и свиными окороками, которые подвешивают над очагом, чтобы они приобрели восхитительный аромат".
В какую продукцию это добавлялось? Благовония, парфюмерия, мумиё, пропитанные ароматом ткани книги, засушенные искусно пахнущие поделки, нашпигованные странным запахом маленькие предметы. Всего и не перечислишь, куда сумели запрятать тонкий неотвязный запах лавочники чудес. Этим и торговали, весьма успешно и отбою в покупателях не было - арабы, россияне, испанцы, нейстрийцы, британцы, французы, китайцы, индусы - выстраивались в очередь за такой гнусной парфюмерией.

Лишь два ордена, причём самых бдительных – инквизиция и иезуиты сумели распознать подозрительное варево и весь этот дьявольский круг, вертящийся, вокруг сомнительных запахов. Епископ Лазарь Ширайх на всю страну объявил алхимию виновной в смертных грехах.
 Алхимия – чёрный, сок эссенция влага вкус, сплав металлов, литьё поток смешивание химера — общее название существующих в различных культурах систем трансформации, как физических предметов, металлов, человеческого организма, так и духовных субстанций.
Металлы и природа у алхимиков таковы: серебро — Луна, ртуть — Меркурий. Нибиру – тень и твоё второе начало; Венера — медь, женские фокусы. Солнце — золото. Фаэтон — самоотверженность и обречённость. Марс — железо, Юпитер — олово, Сатурн — свинец. Уран — мужское начало и конец, Плутон — неожиданное, возникающее и т.д.
Заодно вычислили и повязали травников и прочих шаманов-кудесников. Вот за такие, например преступные услуги и чудовищные прейскуранты:
Весёлость, создание настроения — 1 дублон.
Травяные сборы — до 2 реалов за фунт
Магические травяные сборы — до 5 реалов, редкие от 1 дублона
Плодородие земельки — 3-4 реала – 1 талер.
Амулеты защитные от духов, сглаза, порчи и т.д. — 1-2 реала
Амулеты памяти, знаки принадлежности к гильдиям, паспорта граждан, ошейники рабов — 10 реалов = 1 талер
Определение пола будущего ребёнка — 1 дублон.
Ритуалы (разрешенные законом) — от 3 дублонов. Сложные — до 10 дублонов.
Нанесение рун — от 2 реалов за руну без наполнения энергией
Плодовитость скота — 4 реала.
Светильники магические — 5 реалов
Диагностика — 5 реалов
Заговоры, спасительные песенки, хохотушки — 1-2 реала.
Предсказывание, гадание — 4 реала
Лечение болячек — 1 дублон
Устроительство празднеств, иллюзии, похороны — 1- 4 дублона
Изучение иностранного языка — 4 дублона
Похмельные, работные, двужильные наговоры — 2-3 реала.
Приобретение новых навыков — 6 дублонов
Артефакты (простые) — 1-5 дублонов, 1-2 талера
Алхимические зелья (простые) — 2-3 дублона.
Колдовство — от 2 дублонов, от 1 талера и выше.
Осчастлививание — от 2 талеров.
Потайные услуги — от 1 талера – до 1 суверена.
Весь список — ………

Наметили большой пожар для всех злодеев, колдунов и предателей. Но тут после размозжённой травмы у Венсерэлло началась гангрена, несколько дней он лежал в горячке и очевидно, дни его были сочтены. Несмотря на помощь врача Фантазёра из Барселоны кардинал, наконец, дал дуба. Только было объявили траур, куда там – чёрта с два – как выжил суффраган и похорошевший, помолодевший, снова вышел к пастве. Толпа ахнула – красавец писаный, хоть и в сутане. Кардинал Венсерэлло с невероятно поумневшим после болезни взором оглядывал свой народ, что скажешь, то и будут делать, его слово в Испании посильнее королевского.

— Я счастлив, господь спас меня и теперь я не покину вас в трудную минуту. Сегодня мы осудим всех предателей, заблудших, изменников и созданий тьмы. Суд наш будет справедливым и богоугодным, Испания вздохнёт облегчённо, когда мы залечим эти язвы на её теле. Мы станем чище и лучше, вот увидите, я с вами – ваш кардинал Венсерэлло, - а вы - мои дети, - говорил экзарх и глаза его при этом улыбались по-доброму, мягко добавляя к сказанному, - всё будет хорошо, не бойтесь – ведь огонь очищает, а суд исправляет.

Ворон зловеще парил над толпой, высматривая очередную жертву, такими темпами крови хватит ещё лет на 100. Инквизиция заработала на славу, поиски ведьм увенчались успехом. Распознать ведьму очень тяжело, так как она прячется под невинным женским обликом. Не все девушки сознавались. Инквизиторы лишали девственниц невинности прямо в пыточных камерах. Это называлось «посвящение в ведьмы». Другим отрежут золотые косы и четвертуют роскошное тело на потеху толпе, не допусти милосердная... Ситуация с нечистью осложнялась военными действиями и проблемой с захоронениями. Глумление, осквернение могил снимает защиту, открывает путь трупоедам, что, в свою очередь, порождает упырей.

Рыцарь Тински Йорик, бывший некогда магом тоже не остался без работы. Однако когда его с запорожцами стали просить поймать и ведьм, он ответил им:
— Со старостой деревни мы договорились о том, что я уничтожу эту пакость, которая на кладбище поселилась, я её уничтожил. И у меня нет времени гоняться по всей деревне за безумными ведьмами, сидящими на спине чёрта, чёрного кота или своего мужа.
С тех пор в народе появилась быль "Как запорожцы упыря изводили".

Пролетев над кладбищем и городской свалкой огромный взъерошенный ворон, увидел вдали огонь и, заинтересовавшись, полетел в сторону Пасхальной площади, уронив пёрышко. Пёрушко опускалось на землю, волнуясь и кружа распушенным маятником, позёмка и полёт его замедлялся. ´Надо успеть и вон тот рыжий муравьишка утащит меня в свой большой и дружный дом, ещё поживём! Или угодить тому сутулому писарю прямо за ухо, очинит и будет писать разные глупости, чем не уважение.´ Ветер внезапно подхватил и унёс пёрышко и от муравьишки и от писаря, оно упало, попав в клубок с травами, и понеслось по бескрайнему кастильскому полю. Ау, пёрышко, ты – где?

Венсерэлло взирал на свой народ. Навстречу ему двигалась ритуальная процессия, возвещавшая о грядущем аутодафе. Впереди шли монахи в капюшонах, безостановочно читая молитвы, а по бокам латники, вооружённые алебардами. За монахами следовали судьи святой инквизиции и палачи в чёрных кожаных масках. В чреве процессии плелись осужденные, разбитые на горстки в зависимости от тяжести греха. Сломленные и подавленные, облаченные в 'рясы позора' еретики держали в руках жёлтые свечи. У каждого на груди висел красный андреевский крест. Плотная колонна горожан двигалась за ними, шаг за шагом завоёвывая обширное пространство улицы. Шагнув в узкий зловонный переулок, касаясь плечами стен, Егор проследил за осужденными. Почти ни на ком из них не было колпаков, а это значило, что к столбу с валежником привяжут немногих. Большинство страдальцев будут отпущены, если публично отрекутся от своей веры или покаются в грехах. Какой-нибудь богохульник получит сотню ударов плетью. Были и такие, чья вина не оставляла шанса на прощение. Этих, в случае раскаяния, тем же вечером милостиво задушат гарротой, а потом спалят до костей, но, скорее всего, просто сожгут, как соломенные чучела тех, кто не вынес пыток. Несколько таких чучел, одетых в изодранные одежды, несли солдаты.
На площади в большом костре жгли книги передовых авторов, еретические издания вносящие смуту и раздор в сердца и умы. Запрещённая литература, цензура предметов – вся ересь в виде разных предметов, могущих быть амулетами и прочей языческой, магической и дьявольской ипостасью – всё летело в огонь. Бери больше – бросай дальше; больше бросишь – сильнее пламя, чище души; меньше знаешь – крепче спишь.
Инквизиция по обвинению в ереси схватила дофина Зарица, Дэн сопротивлялся, орал на них:
— Что вы делаете, я дофин Нейстрии, вас русские на кусочки разнесут, а мои боты разцикличут всю Пиренею.
Инквизитор, радостно потирал ладони:
— Слышите, он опять говорит «боты» - это черти у них, надо его пытать пока тёпленький. Всё расскажет.
Дэна сховали и как миленького увели в застенки инквизиции. Ринса взяли иезуиты, тихо никто и не заметил. Послу России надо было немедленно высвобождать граждан своей страны. Шатров прибыл на площадь Инквизиции в самый разгар, осужденных в ереси выводили на помосты, виселицы, к гарротам и гильотинам. Георгий увидел Дэна Зарица измученного пытками, избитого, который долго не признавался в грехах, но очистился, рассказав всё инквизиции, его простили – отрубание головы заменили мнимым повешением. Это когда вешают и сразу обрубают верёвку, не всегда, правда, вовремя, малоприятная, в общем, пытка. Посол пробирался к инквизитору епископу Ширайху, но безуспешно, Егор не успевал, Дэна уже привели и он стоял у помоста. Посол, рассекая церковников, прорезая монахов и церковную прислугу, сквозь толпу кричал кардиналу Венсерэлло:
— Ваше Высокопреосвященство, господин кардинал, я русский посол немедленно нужна ваша помощь для России!
Его уже начали задвигать и оттеснять, но тут кардинал поднял руку проговорив:
— Пропустите его ко мне!

Посол бежал к кардиналу, а дофина Зарица – Дена Сувяроча уже подвели к петле, он бледный и растерянный, не знал увлечённый, что делать, вот ведь как бывает, подлая инквизиция схватила, и мы не успели им помешать. Венсерэлло всматривался в меня, чего-то ожидая, будто не понимая, что нужно этому русскому послу. Приблизившись к нему, я вздрогнул от неожиданности, передо мной стоял человек, с которым я за последнее время уже трижды разговаривал – это был Стенли Тёмриц! Мою оторопь прервали дикие вопли огласившие площадь. Пока я узнавал кардинала, Дэна казнили, накинув петлю и выпнув из-под ног подставку, но он не висел, потому что в тот момент, когда петля должна была затянуть его шею, тело Зарица трансформировалось в 3D поползня, человекообразное создание. Ужас охватил всю площадь, народ просто завыл, убедившись как справедлив суд инквизиции, и кого сюда привели. Егор лихорадочно соображал, что делать, в толпе, на миг, увидев и Чёрного рыцаря и гостя Вельмонтеса, и как ему показалось, нет, это просто показалось. Егор схватился за голову, он-то не знал, что когда-то дофина скумекали из трёх созданий – самого Дена, дофина Зарица и трансформера - ассистента посла Глаза - Окаи, и вот в роковую минуту трансформер и вылез, спасая организм от гибели. Надо было что-то срочно делать, посол недвусмысленно обратился к кардиналу Венсерэлло (Тёмрицу):
— Ваше Высокопреосвященство! Кавалькада, камарилья, каталажка, срочно спасите дофина!
Рядом с кардиналом стоял явный иезуит, и он очень негативно смотрел на Георгия Шатрова, в недоумении исподлобья поглядывая и на кардинала. Венсерэлло взмахнул правой ладонью возле иезуита и тот сразу обмяк, расслабился, кланяясь и что-то тараторя, удалялся, взгляд его стал пустым и безнадёжно опустошённым. Кардинал приказал ´отставить´ и немедленно увести´ приговорённого дофина. Сюда пробирался инквизитор Ширайх, посоветоваться, как быть с двуликим – триликим и фанатизм читался на его лице. Становилось занятно, народ справедливо надеялся на достойное летальное продолжение. Прелаты посовещались, но дофина уже увели по приказу кардинала.
— После новых пыток и допросов, учинённых этому зверю, мы дважды казним его здесь на площади! - крикнул всем кардинал Венсерэлло.
И продолжение не подкачало. Пожарище из крестов, виселиц, столбов, погостов, гильотин, помостов, телег, расставленных вкруг огромной Пасхальной площади и заполненных людьми. Зарево полыхало, озаряя своим очистительным светом Испанию, Европу, обе империи и всю цивилизацию. Напоминая зрителям о долге, о молитвах, об истине и демонстрируя невозможность другого выбора. А значит надо жить проще и без головной боли. Всегда слушай власть и твёрдо придерживайся церкви и делай, как говорят – не ошибёшься.
Идиоты MaDeR и Austerlitz в толпе исступлённо наяривали свои окаянные жено-отростки и кричали в восхищении:
— Либерасты горят – борцы за Свободу! Получили своё гады, так всех пусек сожгём.

Шатенка Медея вся окровавленная наслаждалась близостью полутрупа молодого тёмного колдуна, выкупленного ею заранее. Современники свидетельствовали, что палачи немало наживались на продаже свежатинки прямо с эшафота. В основном естественно на мясо. Ох уж эти восточные красавицы, их не поймёшь, что им нужно, запретные развлечения, изощрённые удовольствия ли. У простолюдинов всё проще под одеялом повернулся к жене, дала - не дала, посопел 10 минут и заснул, а впереди - целая такая жизнь, можно на правом боку, можно на левом и скоро лень станет - даже поворачиваться перестанешь.

08.2012 / 07.2016

________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 11 Сен 2016 13:16:36 Цитата

21+
Цивилизация Bestseller
Цивилизация Пройдоха

Часть 11. 5. ИСПАНИЯ (начало)



Арабы обрели второе дыхание, гордый, красивый народ шёл завоёвывать Европу. С новыми почерпнутыми из неведомых глубин силами, с огромным войском они предприняли небывалые переходы и сентябрьской ночью осадили крупные испанские города.
Армия сарацинов халифа Бади Альманзора захватила Сьюдад-Реал. Город защищали немецкие рыцари-крестоносцы, командовал ими сам кайзер. Халиф видел, как смело в окружении горстки германцев сражается кайзер и недолго думая, достал свой арбалет. Кованый стальной болт в фунт весом, пущенный из него, на ура пробивал за сто шагов бранденбургскую гвардейскую кирасу. Альманзор азартно с деланным удовольствием перешлёпал отчаянное окружение немецкого лидера.
Кайзера пленили, когда его привели к халифу, Бад сказал:
— Германия станет нашим домом. Возвращайтесь в Берлин и скажите всем, что к вам идут гордые арабы, мужественные мавры и дерзкие сарацины, чтобы остаться на этой земле навсегда! Окажите кайзеру почести.

Пленный военоначальник попытался что-то ответить, но ему не дали сказать и увели.



Армия султана Тимура Эллухайтэка подошла к древней испанской столице.
Вид на Толедо, воспетый Эль Греко поразил берберов. Словно загадочный, сумеречный ощетинившийся строениями огромный воин разлёгся между холмов и на берегу Тахо и множество его глаз пытливо смотрели на гостей, спрашивая - ´а с чем ты пришёл к нам?´
— Такого красавца надо заполонить и сделать мавританской столицей! Или оставим его испанцам? Что скажите мои воины? Громче! Ещё громче! Я вас не слышу! - Тимур хитро зажмурился, в радостном предвкушении глядя на дремлющий Толедо.
— Бъёмся братья? – громко воззвал он.
— Бъонсе платье! – дружно отозвалось ему в ответ.
Тогда Тимур высоко поднял над головой две руки, чтобы армия увидела оба султанских джамбия́ — восточных кинжала, с широким загнутым клинком без гарды, сильно выраженным средним ребром и режущими кромками для придания жёсткости и прочности. На нём не было изображений птиц, животных и людей, лишь чёткие позолоченные символы победы и веры - для берберов были непременным условием успешной атаки.
Осаждали задумчивый город с помощью разных осадных орудий.
Испанцы, французы и нейстрийцы принимая оборону, произвели построение пехоты в круг взъерошенный копьями – шилтрон. Кавалер Наци Хелльман выстроил экспедиционный корпус, а баронет Ричард Занук вывел своих карабинеров. Схватка длилась двое суток, после чего Толедо был потерян испанцами и перешёл в руки султана.


Посвящение

О, Ислам я верю в тебя!
Ты внушил мне веру в победу!
И живу я, борясь и любя
По твоему лишь истинному следу

Восславим же мы догмы Магомета
Жизнь дарющие братьям-мусульманам
Для всех уроки правого завета
Пусть будут мичманом и капитаном

Песнь воспеваю в радость бытия
Живя, борясь и веря в Магомета
Так веруй же мой друг и брат как я
В святой ислам и вознесёшься к звёздам, как ракета!


К берегам Валенсии подплыла арабская флотилия. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что ею командовал небезызвестный Равиль Тинто Брасс. Большая часть кораблей миновала пролив, но пять отставших судов сожгла с помощью «греческого огня» прорвавшаяся в Средиземноморье фелука "Скидбладнир" воюющая под флагом Интернационала.

 Фелука парусно-гребная двухмачтовая с косыми парусами, очень скоростная и маневренная, с осадкой не глубже одного метра. Позже на ней ставили до 8 пушек.

Лишь четыре оставшихся арабских корабля – два нефа и два кнорра вошли в порт Валенсию.
Валенсия светилась! Да, да, именно так - город, озарённый мягким розовым свечением, спящий и совсем не готовый к натиску врага. Если бы мы догадывались, что так светит над Валенсией – бесспорно победа была бы наша! Но здесь и сейчас только флотилия мавров разбудила валенсийцев в столь нежданный час!
Главным неприятным сюрпризом для обороны стала свежая Дикая дивизия, которую возглавил, негр и каннибал Сулима Мъяркур. Дикой дивизию называли по её составу - варвары дикари преступники насильники убийцы разбойники наёмники британцы. А также арабы американцы негры, китайцы японцы евреи украинцы, странные гоблины и даже несколько отвратительных орков. Это войско вызывало неприязнь и у своих, но появление его на испанских полях имело удручающий успех. Дикое разноплеменное воинство, впервые за всю историю собравшееся в таком убийственном составе гикая, подошло к Валенсии. Испанцы сдавали рубежи и укрепления, так как разношёрстная толпа убийц, дикарей и особенно орков приводила в панику обороняющихся, и они просто терялись и разбегались.
На башнях шести ворот Валенсии располагалось по мощному самострелу - луку выше роста человека, жёстко укрепленному горизонтально на специальном круге, свободно вращающемся во все стороны. Костяные и металлические пластины делали лук таким упругим, что его не мог согнуть ни один, даже самый сильный испанец. Тетиву подолгу натягивали, зато стрела пробивала любую броню на расстоянии двух сотен шагов.

Тетивы двух самострелов больших ворот в раз басовито ухнули и воины на башнях бросились готовить их к следующему выстрелу. Ворота были надёжно защищены. Однако на подступах к городу интербригада сдавала свои позиции.

Земейки Симбалта произвёл баталию — построение пикинёров квадратом, образующее «лес пик». Жакоб Юозор вывел в бой крестоносцев-госпитальеров. Зазвенели мечи, гулко отвечали на удары щиты. Щит ярла надщербился и от следующего удара, расколовшись, упал. Рыцарь выхватил второй меч и попятился, интернационалисты, сомкнув щиты, опускают оружие, на миг замирают, и с очередным ударом барабана отбегают назад, открывая частокол пик.
— Держаться! С нами Бог! – раздался громкий приказ Юозора. Его услышали и рыцари, и бойцы интербригады, да обессиливший раненый ярл вскоре повис на древке хоругви.
И в такт приказу защитники Валенсии забряцали кольчугами, бахтерцами, латными перчатками, щитами и прочей снарягой положенной уважающему себя воину. Сначала не дружно, а потом всё увереннее овладевая пространством и полем.
Металлические звуки бойни вовсе не какофония как кажется непосвящённому, а настоящая оружейная мелодия. Звон металла создаёт нервный пульсирующий ритм и похож на рок-музыку, на треш и симфонию под аккомпанемент барабанов и командирских выкриков.
Жаль, что не записаны эти звуки войны – такие фонограммы хранились бы вечно!
Багровое полотнище с ликом Христа хлестало по ветру. Несколько рыцарей и два десятка сержантов удерживали холм. Снизу, перекрывая рёв бури, улюлюкали дикие. Дважды они с матерными песнями поднимались на штурм и дважды бежали прочь. Отряд держался из последних сил, на гордости и памяти боевых намешанных дедовских генов.
Папский нунций пытался успокоиться в шатре молитвой, но слова его путались, он дважды сбился, пока не бросил это дело.

Сколько удивился я количеству пива, выпитого лихой дружиной Сида. Право слово, ничуть не вру - ни в одно сражение эти разудалые хлебатели эля не шли трезвыми. И, я думаю, что именно этому, да простит меня Сид, они обязаны своими победами, ибо движения их, не терявшие силы и стремительности, становились, так непредсказуемы, что победивший в поединке был порою более удивлён, чем побеждённый. Альферес Сид не выпускал из рук свой меч Колада, добытый им у графа Беренгера Рамона Братоубийцы.

— Я не хочу здесь подыхать! - выкрикнул Ринс Хьюманоче, товарищ госпитальера. Он потряс друга за плечо. — Только не так, не на этих камнях, не сейчас! Надо прорываться! - Видать действительно не хотелось смельчаку после иезуитов погибать под ятаганом мавра.


Положение было настолько печальным, что русский посол обратился к капитану Субуре Шатэсу немедленно выступить на помощь гибнущим защитникам города. На это егермейстер напомнил послу, что перед ним была поставлена задача, спасти и вывезти великих испанских художников, не отвлекаясь на войну с арабами, ведь завяжешь всевозможные бои на пути следования – упустишь время и возможность спасения больших самобытных мастеров. Тогда Шатров просил дать ему меченосцев из отряда, и он сам пойдёт в бой.

Кстати если переставить буквы в имени ‘Егор’ – можно получить ´герой´, а ещё ´горе´. Зигфрид дал Георгию меченосцев.



Ненависть витала, ощутимо толкая на безрассудство. Отчаянные столкновения слились в поток ужаса заливающий сотни дышущих последним сражением. Любой выживший в схватке со смертью становился бы ветераном с большой буквы и вечно мог бы гордиться этим званием, навечно вписав себя в анналы павших героев! Взлетали окровавленные клинки, палицы с треском обрушивались на окованные сталью щиты, мечи торопясь рубили по мясу и по костям, на что-то ещё надеясь. Вопили раненые и живые, непрерывно ржали прирученные и обезумевшие кони, а розовый свет над Валенсией почти совсем уже опустился на землю, растворяясь среди бойцов.
Посол, молниеносно отбив крестовиной меча стилет, острием парировал клинок, падавший на плечо сверху. К вечеру бомбарды диких окончательно развалили стену, и мавры ворвались в Валенсию. Торжественного штурма не получилось, началась всеобщая резня.

Валенсия была дважды преданным городом, в связи с чем, на её гербе появились две буквы L.
Кафедральный собор, к которому вели, в конечном счете, все дороги Валенсии, был главной местной достопримечательностью. Гигантских размеров прямоугольный колосс издали похожий своим видом на огранённый кристалл, в преддверии штурмовой недели начинал по ночам мерцать таинственным палево-персиковым светом, приводя и детей и взрослых в дикий восторг. Тем самым лишая работу фонарщиков всяческого смысла, ведь дивное сияние плыло над всем городом, освещая дома и дороги. Собор не имел конкретного названия и не был посвящен кому-то - Богу или его Святым, но считался главной святыней Испании. Символом послушания смертных Его мудрости - это было место, где хранится чаша, которая признана католической церковью в лице Папы Римского Священным Граалем. А вот ажурная колокольня собора известна под названием "Мигелете" получила название от имени Архангела Михаила. Архангел Михаил – предводитель воинства небесного и шпиль десятиметровой высоты служит принимающей антенной этого энергоприёмника (Грааля?)!
Секрет ровного мягкого персикового света не удалось продержать в тайне и когда это подлинное чудо стало известно, уцелевшие воины измученные и раненые все как один лихорадочно встали на защиту величайшей святыни.
Егор был среди них.


— Она в боковой части – часовне Святого Потира, – Пассионария показала в правую сторону. — Именно тут хранится Потир – его называют Святой Калис. Это чаша, выполненная из коралла или из агата. По преданию, из Калиса пил Иисус Христос во время Тайной Вечери.
 Свято́й Граа́ль — таинственный христианский артефакт из средневековых западноевропейских легенд, обретённый и утерянный, предположительно, чаша, в которую собрал кровь Иисуса Христа Иосиф Аримафейский.

И собор засиял! Остатки испанской гвардии в виде испанцев генерала Сида, крестоносцев, интернационалистов и меченосцев выстроились на площади перед Валенсийским собором поклониться Святыне. Живые плакали, глядя на сияющую Чашу Грааля. Никогда не сгущающаяся святая кровь, чуть закрыв дно, божественно мерцала, даря своим детям-защитникам багровые, вишнёвые, огненные, багряные, пурпурные, алые, малиновые, оранжевые, бордовые, красноватые блики – каждому стоящему в поклоне перед живой легендой досталось прикоснуться к бликующей памятью Христа крови Его отданной за нас глупых и грешных. В продолжение жизни они будут вспоминать чудо, тысячи раз пересказывая и дополняя увиденное новыми подробностями. И это хорошо, потому что, послушав такие сказки, дети крепко спят, зная, Чаша сияет, и Он нас не оставит!

Но Святыню надо было непременно спасать!



Около сотни тяжелых франкских кавалеристов во главе с самим королём вступили в бой. Когда мавры появились на площади, удар тяжёлых копейщиков альфереса Сида вышвырнул их обратно в лабиринт узких валенсийских улочек. Затем испанцы, рыцари и интервоины построились снова, и встретили вторую волну арабских воинов. Так повторялось несколько раз, причём ветераны потеряли не более десяти человек, тогда как потери нападавших не поддавались подсчёту. Шейху Мъяркуру пришлось бросить в бой свою элиту, отъявленных головорезов, которых к тому же этот негодяй расцеловал по людоедски с прикусом взасос.

После тяжёлых непродолжительных боёв альморавиды взяли Валенсию!

— А теперь грабьте и развлекайтесь! - кричал опьянённый успехом шейх.


Трупы были повсюду, на площадях, в коридорах, ведущих к Чаше, в комнатах, в парадном зале. Было видно, где прошли неизвестные убийцы. Тут и там лежали, висели и полусидели, опершись о стены, изуродованные тела. Кровь заливала полы, ковры и стены, смачно хлюпала под сапогами. Кровавые полосы разукрасили стены, исчертили мрамор полов. Но шейх мог быть доволен, потому что финал драмы был достоин древних богов и героев.


Закрепляя свои завоевания, он провозгласил Государство Альморавидов.


 Альморави́ды — изначально название мусульманского, религиозного братства в Сенегале и Сахаре, затем основанное берберами государство в Испании.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 11 Сен 2016 13:17:23 Цитата

часть 11.5 (окончание)



Поднявшись на возвышающуеся на уровне третьего этажа коллонаду собора Сулима Мъяркур дико заорал, его ужасный голос пробирал до костей:
— Подайте мне почки кардинала!
На его зов подать почки кардинала Испании Венсерэлло, нечего было ответить, и ему подали бараньи почки, выдав их за кардинальские, чтоб успокоить. Шаха ему тоже не дали, халиф и султан воспротивились - только шейха. Он упоённо рассматривал роскошное убранство собора дважды преданной Валенсии. В прошлый раз когда он пробирался за кровью Христа – а это было чёрт знает когда, его сюда не пустили. Мусульманину нечего было делать в католическом храме. Что ж, теперь он сделает так, что в этом храме нечего будет делать христианам.

Ему и его воинам подавали паэлью.
 Это типичное валенсийское блюдо с курицей, с кроликом, иногда с улитками, с мясом и морепродуктами или вегетарианское – зелёную, белую фасоль, красный перец, артишоки, рис или вермишель.
Захватчики устроили пир прямо в Храме, вместо крови Христа они разливали багрово-красное вино. Декан и каноник стояли на коленях, их головы согбёнными до земли держали слуги Мъяркура.
 Декан - священнослужитель епархиального кафедрального собора, состоящий членом Капитула, должностное лицо, помогавшее епископу в управлении, старший священник, наблюдающий за группой приходов.
 Каноник кафедрального Собора Рождества Девы Марии; отличительным знаком каноников является моццетта — короткая накидка с капюшоном и обшитая фиолетовым кантом, которая охватывает плечи и застёгивается на груди. Полностью фиолетовую моццетту носят только каноники, посвящённые в сан епископа.

— Куда чашу дели, изверги? Как можно такую святыню уносить из храма? Кто вам позволил индюки надутые. Что вы всё трётесь вокруг сына божьего, лицемеры. Жлобы в рясах, морды понаели, пуза еле переваливаете, крестами золотыми пообвешались. Что вы народ мучаете, сжигаете, грабите, обманываете, вы его наоборот должны защищать, а вы только сильным жопы лижете, христопродавцы. Так и будете вечно Святой Грааль прятать от людей, как и счастье. Да ну, вас к чёрту! - Мъяркур безнадёжно махнул рукой, и огненное пламя в его глазах на этот раз не вырвалось наружу.
Дьявол в обличье Мъяркура отвёл взгляд от поникших архиереев. Они что-то запричитали на два голоса, и это была, конечно, непреложная святая молитва.
— Вот-вот, натворили делов, теперь молитесь. Да, не будем заканчивать на этом извечную комедию ‘пастух и его овцы’.
Дьявол, а иначе не назовёшь это ужасное создание, по имени Мъяркур махнул рукой своим:
— Зовите этих… балаклав! Девки ступайте вперёд отхлестайте этих отцов за все их бесконечные огрехи!
Выдерги Пуссирайят в топлесс в шесть сисек бессовестно отхлестали десяток попов выстроенных в шеренгу по щекам, те, однако нещадно молились.
— Ну вот, совсем другое дело и щёки порозовели, исправляйтесь, любите людей, как любит их Бог! А я медленно помогу вам стать мучениками.


Священников, двух страдальцев прибивали так на площади перед собором – на две оглобли виде икса сверху голову, снизу одну ногу, справа другую и слева обе руки, так что получалось что-то навроде трапециевидного ромба.
Поодаль Сулима приказал казнить и своих, кто слушал его, мол зачем лишнее знать простым людям, решил этот дьявол во плоти.


— Мой господин! Мы нашли отряд с чашей и преследуем их! - радостно доложил ему орк. Этот гоблин выдал нам своих, он рассказал тайны русских и испанцев. Орк поставил ногу на голову плюгавенького мужчинки в форме Пиночета и, к сожалению, с русским именем ryazanov.
Но услышав про Грааль Сулима не смотрел и уже не слушал взоры его были обращены в бесконечное небо. ‘Над всей Испанией безоблачное небо’.
— Ура! Мы победили! Щас я им устрою вакханалию, переходящую в апокалипсис! - радостно завопил Мъяркур. — Всё, нам здесь делать нечего! – всхлипывая, почти рыдал дьявол. — А вот это ты видал? - неожиданно резко показал он себе и всем ядрёный каштановый кукиш и яростно продолжил:
— Оставьте их! Пусть прячут – это бесценная реликвия и я не хочу чтобы плакала земля, пусть ни в этот раз, - Сулима обречённо опустил голову. — Кто хоть спас Грааль, самому интересно.
— Да двенадцать человек, двое у них командиров, больше никого и нет, убегают!
— Пусть убегают, и ты орк не лезь в эти дела! Не твоё это собачье дело! - шейх раздосадовано полосанул плетью здорового молодого зелёнокожего преданного орка, тот согнулся от боли, но стон зажал в зубах, упав на одно колено от силы удара. Мъяркур пнул его сапогом по лицу и ушёл, на этот раз, проклиная судьбу.
Орк приподнялся и рывком вскочил на ноги.
А тварь ryazanov осталась лежать, сопя в вонючую лужу под собой.


Потом привели взятого в плен русского лейтенанта Ринса Хьюманоче, у которого горели глаза то ли от испуга, то ли от счастья.
— Значит ты настоящий русский офицер? Интересно, а какие вы на дыбе, да на костре, терпеливые? Правду говорят, что вы упёртые? Рассказывай и мы оформим тебе британское гражданство, получишь виллу, пенсию и напишешь мемуары, денег у тебя будет много, тебя пропиарят, и ты станешь полезным в игре против России. На твоём примере покажут, как будут жить настоящие русские, сбежавшие со своих бараков, гулагов, из страны с человеческим лицом для кучки элиты и грязным задом для всего остального вечно кинутого народа.
Наши враги, гады, поносящие мою великую в истории Родину, такой гнусной ложью засмеялись довольные, что такими словами очернили мой светлый привольный край.
Ринс Хьюманоче зажмурился, то ли от дьявольского ужаса, то ли от горькой правды, слушая их, а что ему ещё оставалось делать?
— Тебя отпустили иезуиты! Что это значит, объясни, мои ребята не верят, как ты смог выбраться? Что ты им предложил, себя? Тогда ты и у нас не пропадёшь?
Офицер упорно молчал.
— Русский признайся, и мы тебя озолотим по жизни! У тебя ведь есть очень большой секрет для шейха, да?!
Негр Сулима обошёл Ринса, принюхался и проговорил уверенно:
— Да чую, пахнет большим секретом. Великобританцы любят собирать перебежчиков. Чем больше ты им выложишь, тем дороже тебе заплатят. Правда, они у них потом умирают. Теперь говори, что знаешь, давай же выкладывай поскорей мне свой секрет вот сюда – прямо на это блюдечко с голубой каёмочкой!
Лейтенант одёрнул портупею и, неожиданно вскочив, проговорил скороговоркой:
— Как надену портупею, так тупею и тупею…
— Мистер Малой не прибедняйся! Всё будет у тебя и деньги и развлечения и комфорт, садись и не прыгай.
Сулима силой усадил Ринса на стул. Офицер поёжился от дьявольской хватки и поведал негру и маврам.
— Аббатство Чип Трик, там сокровища, но я хочу иметь долю с них.
— Во! Вот видишь, как всё просто, чувствуешь и самому легче стало. Сокровища это хорошо! – Мъяркур оживился – это его стихия, не то, что Святой Грааль, и он замотал бесовской головой, стараясь забыть об упущенной чаше, которая сулила Победу и окончание шестой Игры ещё до заявленного в октябре выхода разочаровывающей мультяшной шестёрки.
— Цивилизация 6 Деградация! – плюнул вдаль дьявол. — А как ты думаешь, если мы дойдём до России, украинцы все на нашей стороне будут воевать? - шейх сделал невинное лицо и нервно сглотнул слезу. — Как же так одна страна один народ и такая пропасть!
Лейтенант, а было видно, с каким трудом ему это даётся, стиснув зубы, выдавил из себя:
— Не знаю…
— Ну, не знаешь, так не знаешь, на нет и суда нет, может, мы и не дойдём до России…
— Съесть тебя, что ли? - Мъяркур осматривал Ринса со всех сторон и пленник опять поёжился.
— Есть у меня предложение для русских вот ты его, и передашь вашему самому главному царю.
Офицера увели.


Когда дьяволу подтвердили, что действительно есть такое аббатство Чип Трик и там целая Навальная ценностей началось полное безумие - Мъяркур вскочил на столы и начал дико плясать. Подхватив двух своих ординарцев Шиша и Анчутку и губастую чертовку фамильярно тиская, отвратительный дикарь стал похлопывать их по задницам. У чернокожего беса спали штаны в красных трусах демон варвар каннибал, и совершенно аморальный тип стал плясать на глазах у публики и петь:
Вновь, вновь, золото манит нас!
Вновь вновь золото манит нас как всегда!


Ничего не скажешь похабная сцена, от обилия чувств у дикаря вздыбились красные труселя и он чуть не трахнул троих или трахнул, чёрт их разберёт, там раздавались окрики, приказы и творилось что-то несусветное.

Сулима Мъяркур решил идти к Барселоне, в монастырь Монтсеррат за сокровищами знаменитого аббатства Чип Трик. Дикая дивизия разделилась, часть грабила и пировала в Валенсии, а другую демонический шейх повёл с собой на север к Монтсерратту.

Этим воспользовался альферес Сид, которого испанцы уже называли генералом. Здесь и разыгрывались сражения, в которых Сид одерживал блистательные победы. Первой из них была дерзкая операция вдогонку уходящему за сокровищами шейху. Разведчики альфереса вычислили место, где можно было поймать ничего не боящегося и скачущего с двумя чертями Сулиму шайтана. Сид напал из засады, ему помогали две или три дюжины бойцов. Адъютантов Мъяркура тут же растерзали в клочья. Шайтан же самозабвенно бился, испанцы видели так простому человеку нельзя отбиться от двадцати пяти воинов, да и шейх не был идеальным солдатом, он много крутился, верещал, шипел, глаза его горели, от него шёл пар, а удары и движения были явно нечеловеческие. Но испанцы, крестясь, как-то отчаянно набросились и опрокинули Сулиму. А Сид, лихо нападая, выбил меч Тисона/Тизона из рук демона.

“У моря с Мъяркуром Сид поравнялся,
занёс Коладу, сплеча ударил,
повыбил из шлема карбункулы разом,
навершье рассёк, раздробил забрало.
Ото лба раскроил до пояса мавра,
убил короля из заморского края,
добыл Тисону, меч в тысячу марок,
победу стяжал в бою небывалом,
покрыл себя великою славой”.


 Отныне меч Эль Сида, знаменитый по «Поэме о моём Сиде», будет принадлежать генералу. Меч, предположительно являющийся Тисоной, в данный момент хранится в соборе города Бургоса, родины Эль Сида и является национальным сокровищем Испании.

 В 1094 (?) году захватил Валенсию и стал её правителем. Сид обрёл легендарные черты и считался отважным рыцарем, сочетавшим храбрость и гуманность, поскольку он воевал как с христианскими тиранами, так и с мавританскими. Считается, что перед последней битвой с маврами Родриго был смертельно ранен отравленной стрелой и вскоре умер. Его жена облачила тело в доспехи и усадила на коня, чтобы его армия не пала духом.

Так ли это будет – покажет время, а пока Сид свадебный генерал – потому что накопившиеся за время боёв одна за другой игрались свадьбы, надо было успеть, чтобы у детей войны были отцы, хотя бы в памяти, а у воинов сыны, которые позже уж точно сменят их. За Валенсию от испанского короля Сид получил генерала.


Егор вместе с товарищами аркебузерами оказался на левом фланге и в первой шеренге. Позади, стояли арбалетчики, а за ними четыре линии воинов, вооружённых пиками. На флангах расположились отряды рейтаров. Левым командовал сам егермейстер, а на правом всадников вёл сменивший ярла Юозора герцог Морфи.

Десница Иоанна Крестителя, сопровождаемая нунцием всё это время не покидала армию, и христианский народ вздохнул с облегчением - Святой Грааль был спасён благодаря вмешательству Десницы.
На площади казни священников у собора Чаши, фимиамы сгустились вокруг покаянного креста полупрозрачным облаком.
Архиепископ Иссус Монтелукаст принял с подноса серебряное распятие, взявшись налагать на памятник войны и веры троекратное крестное знамение. Он вдохновенно произносил слова сказанные Иисусом Христом при молении о чаше:
— Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Аминь!


Армию сопровождали маркитанты и негоцианты.

 Маркита́нты — мелкие торговцы, сопровождавшие европейские войска в походах. Со времени появления регулярных массовых вооруженных сил и до организации системы регулярного снабжения армий играли ключевую роль в бытовом обеспечении военнослужащих. Также под видом маркитанток в европейских войсках работали проститутки.

 Негоциант — переговорщик, оптовый купец, оптовый посредник, коммерсант, ведущий крупные международные торговые операции. В широком смысле негоциант — синоним торговца вообще. Эти торговые сообщества, снабжающие обе стороны конфликта, имели огромные барыши. Их покупателями стали обе армии, несколько европейских дворов, обе империи, вся знать, собравшаяся в Испании делить карту мира, церковь, 5 Орденов и прочие заинтересованные люди и организации. Фургоны, фуры, обозы и тарантасы нескончаемым потоком тянулись на испанскую землю, привозили и новое оружие, экзотические товары, новые для этих мест продукты питания, специалистов, рабов. Финансировали маркитантов и негоциантов банки Эссена, Базеля и Лондона. Так что деньги на компанию в любом случае возвращались с лихвой.



Отряды альфереса Сида и Земейки Симбалты контролировали провинцию Валенсия - дальше апельсиновые и мандариновые плантации, прерываемые заповедными зонами с реликтовыми деревьями и посадками средиземноморской березы.

Уэрта – природная долина, простирающаяся на юг от Пусоль-а-Катаррока фактически до Альбуфера. Красота долины поражает роскошью растительного мира. Одно перечисление всех дивных видов вскружит голову любому эльфу друиду или зелёному. Это огромный сад, раскинувшийся на площади в четыреста квадратных километров! Став в XI веке (?) непреодолимым заслоном мавританским завоевателям альморавидам. Сид множество раз проезжал здесь со своим войском. Озёра были полноводные, рисовые поля, разбросанные в Уэрта, забирают много воды и цветущая долина была самым лакомым кусочком Валенсии.


09.2012


________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 23 Сен 2016 05:22:43 Цитата

Цивилизация FUSION
Цивилизация Пастуха

Часть 11. 6. (начало)
История пилигрима Морица.


На ладонь упала маленькая снежинка и, подняв глаза, я увидел, что звёзды скрылись за тучами, с которых вниз на землю рассеивался мелкий лёгкий снежок. Это летели стерхи, небесные создания – живущие на севере России.

 Стерхи или белые журавли находятся в критической ситуации под угрозой исчезновения — их в природе осталось около 20 особей. Стерх гнездится исключительно на красивейшем Ясновельможном озере у наших некогда выжженных земель. По древней легенде с исчезновением последнего стерха кончится мир на этой земле и прежде всего в России, на родине этой незащищённой птицы.

Мориц воспринимал эту угрозу как личную и шёл следом по пути перелёта белоснежных журавлей, словно оберегая и надеясь помочь им в местах остановки и отдыха. Он сам определял их маршрут каким-то особым чутьём. То ли дорога под птицами благоухала и светилась нежным лавандовым сиянием, да неужели этого никто кроме него не замечал? Каждый раз парень запрокидывая голову высоко в небо, с надеждой и колотящимся сердцем считал журавлей – пять-двенадцать-двадцать!

 Стерх крупная птица: высотой около 140 см, размахом крыльев 210—230 см и весом 5—8,6 кг. Перья в передней части головы вокруг глаз и клюва отсутствуют, кожа в этом месте у взрослых птиц окрашена в ярко-красный цвет. Роговица глаз красноватая или бледно-жёлтая. Клюв самый длинный среди всех журавлей, красный и на конце пилообразно зазубренный. Оперение большей части тела белое, за исключением чёрных маховых перьев первого порядка на крыльях. Ноги длинные, красновато розовые. У молодых стерхов передняя часть головы бледно-жёлтая; оперение коричневато-рыжее, с бледными пятнами на шее и подбородке. Изредка встречаются белые молодые стерхи с рыжими пятнами на спине, шее и по бокам. Глаза у птенцов первые полгода голубые, затем желтеют. Видимые различия между самцами и самками почти не выражены, самцы чуть крупнее самок и имеют более длинный клюв.



Мориц был обыкновенным худощавым парнем, немного задумчивым, совсем не драчуном. Выделял его, пожалуй, лишь пытливый взгляд и выразительные руки. Целью его паломничества стали эти чудные птицы. Чтобы спасти журавлей, наш странник покупал места их стоянки-остановки, выкупая на месте право на этих птиц. Такое право стоило недёшево, и он покупал его, творя чудо - поделки из камня и металла!

Совсем ещё несмышлёным мальчишкой он собирал экзотичные камушки и мастерил незатейливые фигурки. Позже эти незатейливые фигурки с руками отрывали за бешеные деньги коллекционеры и ценители. Дальше - больше, ему стали предлагать под заказ обрабатывать ценные каменья и металлику. И что тут началось! Фурор на рынке произвели первые же его работы! Ювелирная фирма, опомнившись, запретила ему эту деятельность на своей территории в России и Нейстрии, а гильдия каменщиков ещё и в Германии. Чем он им помешал? Необычностью и изяществом своих поделок, слишком юным возрастом и недюжинным талантом, эксклюзивностью и оригинальностью? Да, похоже, и это сыграло роль.

Ещё Мориц был нелюдимым, чаще его видели одного – тогда он попадал в мир своих фантазий – видать нешуточные творческие замыслы и размышления целиком захватывали самобытного паренька. Девчонки его совершенно не интересовали, рано ещё было, а может и не рано, деньги кружились постольку поскольку, предпринимательский дух отсутствовал, его считали, мягко говоря, странноватым. Зато он мог подолгу сидеть, любуясь лесом или птицами, своими журавлями. И вот такой юноша далёкий от церкви становится паломником, пилигримом, чтобы на что-то жить, спасти птиц и работать с камнем. Потеряв близких, жил он очень скромно, если не сказать бедно, да и любой мог обидеть. Поэтому одинокому отроку ничего не оставалось, как податься в монастырь - не по вере, а по жизни и по работе. Вера то, как раз была - сильная, а может, жизнь и работа были лишь предлогом, а юноша по духу и стремился в монастырь! Не знаю, но без рассказа об этом парне не обойтись в эпопеи омега цивилизации.



Почти сказочное Ясновельможное озеро - место обитания стерхов он разыскал сам и теперь был счастлив там со своими журавлями. Ночами, греясь у костра и наблюдая за звёздами, ему вырисовывались очертания будущих уникальных сувениров. Оживление привносило необычное небесное движение. Обогнув нашу планету, к земле приближалась комета. Наблюдавшему её Морицу она казалась очень знакомой, он помахал ей рукой, в ответ комета призывно замигала в ночном небе - будто раздумывала – падать или не падать в этот раз на землю? Пилигрима согревали крылья, которыми он укрывался от холода, два сверху и два снизу, хорошо ещё под курткой их и не замечали, принимая мальчишку за сутулого или горбатого.

А днём произошла странная история, когда пробираясь вслед летящих в небе журавлей, мечтатель не заметил вокруг шевеление и появление ужасного воина, то ли татарина, то ли вампира – после десанта "Сумерек" они здесь иногда появлялись. Мориц обернулся - как раз вовремя, чтобы увидеть, как валится из седла - по хоббитской стреле в каждом глазу - подскакавший и замахнувшийся на него враг. Конечно, никаких хоббитов тут и в помине не было, страну Властелинию Колец ещё не открыли.

Кто же его спас и чьи это были стрелы?



А потом плотным покрывалом повисла тишина – абсолютная. Это был филармонический концерт тишины – ни единого звука и только услышавший мальчишка, повинуясь безмолвной музыке, затаился, прижавшись к кедру.

Лечебная тишина подействовала, плавно перешла в курлыканье журавлей в небе, это они готовились к полёту и звали с собой юношу.

— Если бы у меня были настоящие крылья! - в сердцах выкрикнул Мориц, оглядывая четыре своих крылышка, от силы желания в его глазах заблестели слёзы. И падали на камень, безмолвно торчащий на тропинке, облитый слезами грусти орнитолога. Слёзы капали, и раздавался еле уловимый звук колокольчика, а по камушку наяву расползались зримые переливы, тени и рисунки.

Юноша услышал звон и заметил булыжник под ногами, потому что сам наступил на него, высматривая в небе стерхов. Взяв его в руки, паренёк убедился, что камень был довольно увесистый, объёмом в два его кулака, и положил перед собой, а сам прилёг перед ним, упираясь руками в подбородок, и раздумчиво вымолвил:
— И что мне с тобой делать, с камнем? Выкинуть жалко, тащить не охота. Да и везёт мне на камни, не ровён час ещё одну такую красивую глыбу откопаю.


Стерхи покидая этот край, полетели на запад.
Мориц засобирался с ними. Он торжественно установил камень на пригорке и, попрощавшись с ним, легко побежал за птицами.

Ага! Будто ветер прошел над верхушками сосен. И в утреннем лесу вдруг снова стало необыкновенно тихо, замолчало всё вокруг – травинка боялась шелохнуться, рыжий муравьишка застыл в ожидании, капелька утренней росы как бы передумала падать вниз. Звук, издаваемый кедром онемев, застыл, подавившись сочной шишкой. Ветерок, лучик солнышка, сам воздух, прекратив движение, растерянно столпились рядом и вся живность вдруг замерла.

И тут надменное полувековое вороньё, словно табор снялось с мест и, сгрудившись, зависло над путником как туча, мрачная, зловонная, готовая вот-вот разразиться ливнем смертоносных клювов и когтей. Стая приближалась, юноша не на шутку испугался, так как зловеще потемнело небо. Чёрные перья полетели на землю, вороны окружили его и рассматривали, десятки чёрных глаз буравили парнишку. Часть зловещих глаз присматривалась к глазам, часть метила в сердце, другие выбирали почки, голову, руки – вороны готовились наброситься на юного творца.
Резко сорвавшись, они грозной стаей обрушились на Морица. Он закрылся руками и крыльями и приготовился к худшему и тогда один огромный ворон, отделившись, приземлился на камень оставленный парнем и вызывающе каркнул.
Каркнул – хорошо сказано.
Птицы такие звуки не издают, люди так не говорят, змеи так не шепчут, нелюди так не произносят, драконы так не громыхают – поэтому ворон каркнул, и живая природа ответила настоящим волнением.
Нападение ворон прекратилось.

Мориц открыл глаза и голову, по пояс, стоя в вороньих перьях, которые до этого точно были как стрелы. Ворон меж камней пристально смотрел на него одним глазом, второй у него был закрыт, но и от одного отроку стало неуютно.
´Уходи юнец, пока есть время´, - словно говорил он.
В небе призывно закурлыкали журавли, и Мориц решился – забираю камень и вперёд – стерхи меня ждут.
Он направился к камню, но ворон нахохлился и демонстративно упёрся в оплаканный мальчишкой булыжник.

— Чёрная птица, ты хочешь забрать этот камень политый моими слезами? - спросил он, и конечно не получил никакого ответа.

Тогда ювелир-самоучка снова протянул руку к камню, ворон негодующе расправил крылья и приподнял клюв, выискивая, куда клюнуть парню по рукам, в глаз или в нос.

Мориц снова заговорил с ним:

— Давай так, я изображу тебя в камне, и ты заберёшь эту работу?

Ворон тряхнул головой, призрачно скосив глаза, долбанул огромным клювом камень в трёх местах, отчего на том появились трещинки, бахромчатые расселинки и кое-где из-за этого изменился цвет, став насыщенным и глубоким и встряхнувшись, деловито отлетел в сторону.

Юный мастер взял камень и уверенно назвал его:

— Феномен камня!
— Карр – карра – карат! - послышалось вдогонку.

«Вдогонку Феномен Вороньего Камня» 221 реликвия - так будет называться чудная работа с этим камнем.


А путь впереди был нелёгкий – к великой реке у Хомунаптри.
Всё что касается "города мёртвых" Хомунаптри и района вокруг него в 11 главе подвергается жёсткой цензуре…

… Каменоломни и рудники Хомунаптри – грандиозные месторождения, жилы, россыпи богатейших цивилизационных залежей золота железа родонита, нефелина александритов рамзаита. Жеоды аметистов, каменная соль, горный хрусталь, друзы альмандина, диоптаза; ещё малахит и слюда.
Вотчина сенатора – курфюрста Пьера Хомунаптри – тянулась вереницей мест по добыче и обработке камней и металлов, здесь существовали и рабство, и наёмный труд и заключённые и специалисты. Тяжёлый и не очень труд, платили по-разному, система поддерживалась местным - пришлым населением: чеченская диаспора и тёмный народ жёстко держали работы в строгости и порядке.

Когда стерхи приземлились на богатые и заливные прибрежные луга реки Дунай у Хомунаптри, Мориц облегчённо вздохнул – все 20 птиц благополучно добрались до этой стоянки.
За ним следили, но не трогали, и он чувствовал это. Доводилось слышать ему, что в этих краях особо не побалуешь, здесь отличные от всех континентальных режимов условия и сказочно необъяснимое богатство долины трёх рек, гор, пустыни и лесов накладывали табу на прибытие новых поселенцев.
Вся история с этим краем, конечно, ожидает своего отдельного повествования.

— Разве мы с тобой еще не знакомы? Я же тебя знаю, - рыжеволосый парнишка, разодетый в шикарный наряд импозантный и весь в кольцах, цепях, серьгах в надвинутой элегантной широкополой шляпе выступил перед ним, словно из тени горы надвигающейся на реку, — Это на той крышке мы с тобой уставились друг на друга?

— Вы, наверное, Его Сиятельство курфюрст Хомунаптри? Моё почтение! А что за крышка?
— Да он самый, кому же тут быть такому красивому и блистательному, как не мне? А крышку капоретом называют, что в Аугсбурге, где ты замерзал всеми покинутый, - ухмыльнулся мальчишка.
— Это так Ваше Сиятельство вы превосходите всех знатных особ, которых я встречал!
— Ух, это сомнительный комплимент, много ли ты видел, птичник!
— Как вы догадались, Ваше Сиятельство, что я птичник? - заулыбался было Мориц.
— Ха! Да ты с них глаз не сводишь, когда летят. А бежишь и на землю не смотришь, только птицам улыбаешься. Мне уже рассказали, что у нас новый дурачок появился, - насмешливо сказал подросток.
— И верно, когда летят, ничего не замечаю, ноги сами бегут за ними, - глядя ясными глазами, честно ответил пилигрим.
— Но я одного заберу себе, он будет у меня в озере плавать! - Пьер с усмешкой посмотрел на Морица. Мориц в ответ взмолился:
— Ваше Сиятельство, прошу вас, не трогайте ни одного, иначе журавлиная стая не выживет и стерхи исчезнут с лица земли!
— Ой-ой, какое горе, цивилизации исчезают одна, за одной, а тут птичка красивая и редкая подохнет!
— Господин курфюрст я создам реликвию, которая станет украшением всей вашей коллекции!
— Да? Ты можешь? Можешь, тогда создавай, прямо сейчас у меня во дворце.
— Разрешите здесь со своими журавлями?

— Вот ты тип!
Бла-бла-бла,
мети метла мети,
метла мети метла!

(группа «Каста»)

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 23 Сен 2016 05:23:21 Поправил: Егор Шатров Цитата

11.6 (окончание)



И паренёк внезапно стал расти. А потом захохотал нечеловеческим голосом, превращаясь в трёх метрового Сета, его рыжие волосы покраснели, и он трубным голосом возвестил:
— Смотри, какой я, запоминай, таким и изобразишь на камне!

 Сет, его имя входило в титулы и имена ряда фараонов. Позже был демонизирован, стал антагонистом в борьбе Гора и Сета, персонификацией мирового зла, сатаной. Гор и Сет могут сливаться в единое двухголовое божество — «Сет в вечерних сумерках, Бог в утренних сумерках». Цвет Сета — рыже-красный, подвластная сторона света — юг. Сет был младшим сыном богини неба Нут и бога земли Геба. Являлся, братом Осириса, Исиды и Нефтиды, а последней был и мужем. Издревле ассоциировался с мужской, сексуальной силой, дети его неизвестны. Изображения Сета зооморфны, коварный и непредсказуемый, всепроникающий магический аннунак, стоящий у истоков современной цивилизации.

Мориц закрыл лицо от ужаса и жара.
— Так вот ты какой, противник, - тихо с удивлением и без боязни прошептал Мориц.

Сет от души покуражился, вытворяя с природой, всё что хотел. Света представление ввело бы в шок всю цивилизацию.

Мориц же, как прирождённый художник, отбросив страх во все глаза, наблюдал за дивными, непередаваемыми картинами.
Удивление, буйство красок захватило воображение юного творца, в глазах его был отблеск чудного безумия, но душа была чиста, и он не спасовал перед противником.
Снимая наваждение руками, пилигрим отбросил с глаз пелену, и упрямо вскинув голову, искал в небе стерхов.
Птицы, распуганные бешеным Сетом, поднялись высоко в небо и кружили над Морицем, они были в страхе и растерянности и не смели даже курлыкать.

— И ты поверил? Это всего лишь фокус! - пронзительно снова засмеялся озорной мальчуган.
Подросток-курфюрст, придя в себя, вернулся в свой прежний образ, скинув богатющий сенаторский костюм, остался в одной эксклюзивной, чёрной тенниске с горящими красными и огненно-рыжими символами и полосами - "Reebok", "Levi´s", "Сет" и в тёмных бриджах.
Заливисто засмеявшись, он побежал к реке купаться – мальчишка и мальчишка. Невольно туда потянуло и Морица, ровесники - пилигрим не удержался и следом побежал к воде.

Стерхи опустились к реке и задумчиво плавали в отдалении, очень желая подплыть к Морицу, но страшно боясь Пьера, попытки которого приблизиться к ним неизменно распугивали птиц и они взлетали над рекой, широко хлопая большими крыльями по воде, словно ангелы, убегающие от некогда падшего собрата.

Накупавшись, мальчишки светлый и рыжий - курфюрст и пилигрим вышли на берег, греясь на солнышке.
— Крылышки то намочил, летать не сможешь? - вопросительно спросил княжный пацан у Морица виртуоза.
— Летать! О, это моя мечта, я бы полетел с журавлями, сколько прекрасного увидишь в полёте. Мне сверху видно всё, ты так, и знай, - пилигрим бережно отряхивал намокшие крылышки.
— Ну, ты лупень, неужели так и не научился летать? Здорово же тебя, братишка подморозило, - рыжик пронзительно оглядел худого пилигрима, и озадаченно почесав спину, изрёк:
— Зато теперь легче будет людишек дурить. Не забудь с тебя образ! Сделаешь, поезжай в Барселону, в Монтсеррат, туда и летят твои птицы, там будет весело, перед кровавой мясорубкой и я подскачу тоже. Сам понимаешь, кровавое зрелище я не пропущу.
Журавлиный пилигрим застыл не в силах удерживать в себе небесные силы, просыпающиеся и гулко, словно колокол бьющие в набат по сыну человеческому упавшему в бездну. Кристальный мастер сумел совладеть с собой и издревле бурлящее в нём светлое сияние, вечно соперничающее с огненной сковородкой, не вырвалось наружу.
— Как они мне надоели! - в сердцах крикнул Пьер, выкидывая свои шикарные одеяния, схватил четыре золотые цепи, одел только их и в тенниске и бриджах широко пошагал в сторону дворца.

А ювелир под впечатлением увиденного разложив инструмент и успокаивая плавающих поодаль стерхов уже создавал сувенир Хомунаптри.

«Тень Того» 222 реликвия – неописуемая необычная золотая форма с бриллиантами, бирманскими рубинами и изящным чернотным металлом.


Закончив работу, паломник махнул кружившимся над ним журавлям, и они обрадовано отправились в дальнейший путь. Путник, облачённый в паломническую одежду — калиги, коричневый плащ, скрывающий его "сутулость", греческую шляпу с широкими полями, украшенную раковинами; клюка, сума и выдолбленная из тыквы бутылка дополняли его наряд. К плащу и шляпе паломник прикрепил красный крест.

 Пало́мничество - путешествие к Святой земле и другим географическим местностям, имеющим сакральное значение для христианской веры с целью поклонения и молитвы.
Обычай основывается на стремлении верующих поклониться местам и святыням, связанных с Христом, апостолами, Пресвятой Богородицей; помолиться перед чудотворными иконами, окунуться в священные воды реки Иордан и святые источники. Само слово возникло от слова «палома» — пальмовая ветвь, с которыми жители Иерусалима встречали Иисуса Христа.
Богомольца, совершающего путешествие к святым местам, называют паломником.
У христиан паломничество началось с IV в. в Палестину, где совершались божественные деяния Спасителя. Каждый паломник получает много впечатлений от чудесных знамений и необычных совпадений, происшедших с ним во время паломничества.
Паломничество предпринималось — в Константинополь, на гору Афон (Греция). В Рим и Лорето - Дом Богородицы и Бари, где покоятся мощи Николая Чудотворца. По дороге франков в Лурд (Франция). Путешествия к Святому Гробу в Палестину. Путь Святого Иакова в Сантьяго-де-Компостелу, черногорскую столицу Цетинье, где сейчас якобы находится десница Иоанна Крестителя. В древности к храмам Амона в египетских Фивах, Осириса в Абидосе, Аполлона в Дельфах.
Пунктом отправления служили Венеция и Марсель, где паломники запасались путеводителем и отпускали бороду. Постепенно стали допускаться дальнейшие смягчения: знатный господин мог послать вместо себя слугу или наёмника. Появились махинации под прикрытием торговых и захватнических целей. Паломничество сыграло значительную роль в подготовке крестовых походов. А среди паломников в Иерусалиме в средние века можно было встретить дворян, искавших посвящения в рыцари у Гроба Господня, политических и военных агентов королей, авантюристов, искавших оккультных знаний на чудодейственном Востоке, учёных исследователей купцов, посещавших Палестину с торговыми целями.
Образовались даже светские цехи профессиональных наёмных паломников, которые вскоре сильно размножились, так как этот своеобразный промысел оказался весьма прибыльным. В России паломничества в Святую Землю начались в первые времена русского христианства. Трудность и опасность пути заставляла паломников собираться в дружины. Совершая свой путь, главным образом, через Константинополь, древнерусские паломники заимствовали у западных пилигримов костюм. Уже прежние паломники полны жалоб и негодования на притеснения «срацын» и «злых арапов», а взятие Константинополя турками окончательно предало христианские святыни Востока в руки неверных.


Ориентируясь по летящим стерхам, а когда птицы обгоняли его - по светящемуся шлейфу от них, юноша шёл дремучим Баварским лесом.
И не прошёл бы он вовсе, да журавлиный крик успокаивал древние стволы, и листва расступалась, слушая белоснежных летунов. Мориц возвращался в родную Баварию - не узнавал её, лес, шумел новыми звуками, и печаль слышалась в его голосе и недоверие к людям. Этюды футуризма – ох, сколько событий, да каких - даст миру Бавария, лес знал про то, но не делился этим с пилигримом. Приняв юношу за своего земляка, баварский лес расступался к плоскогорью.

Альпийские предгорья встретили ходока сильными промозглыми ветрами, небо заволокло тучами, журавлей не было видно.
Жители Баварии, Богемии и Силезии говорили об обвалах, горной непогоде сбивающей с пути, наталкивающей на пропасть – это дух Рюбецаль проверяет спутника.
Паломник выбился из сил, прислонившись к скале спиной, не мог идти дальше, он не был двужильным, а выглядел вообще худосочно и как такой решился отправиться пешком в столь трудное путешествие? От слабости путник перестал слышать зов стерхов, а свечение на тропе, указывающее направление их полёта едва пробивалось сквозь каменистую поверхность.
Пилигрим уже лежал у подножия довольно большой горы и не слышал, как за каменной стенкой раздавалось чьё-то чихание и недовольное ворчание.

Небольшие создания, гномы доложили о нём хозяину этих мест…


— Ну, пей, бедолага, не то камень заберёт всю силу, - добродушный здоровяк похлопал маленького ювелира по плечу, ободряя и приводя в чувство.
Как раз вовремя, иначе силы бы навсегда покинули это исхудавшее тело.
— Вы кто? - еле слышно пробормотал Мориц.
— Вот и говоришь уже, значит, скоро пойдёшь. Я серый монах, вон видишь, а пока монашеские одежды сохнут, я наёмный рабочий, мастер, в общем, наёмник – мерценариус, а зовут меня Рюбецаль.

Они поели, потом пилигрим снова спал, потом снова поели и вместе продолжили путь.
— Хорошо, что ты заснул у этой горы – её тоже называют Рюбецаль.
— Спасибо, что помогли мне друже!
— Это, не я помог, а твой камень, ты забыл, про него? А он тут рядом.

Так они, беседуя, дошли до родного города Морица – Аугсбурга.



Мориц и Рюбецаль вошли через Птичьи ворота.

 Древнейший германский городок Аугсбург расположен на севере подножия высокого уступа, который возник между крутой холмистой местностью Фридбергом на востоке и высоким перешейком на западе. Самый живой и зелёный город Аугсбург называют городом трёх рек - Лех, Вертах и Зингольд, искусственных каналов и местных ручьёв.

В городе повсюду лежал снег.
— Откуда он взялся? - спросил Рюбецаль, наступая на тающие снежные заносы.
— Аугсбург самый снежный город в Германии. Порой мне кажется, нигде в другом месте, я и не мог появиться на свет.
— Так вот дорогой друг, признаюсь тебе, как дух – холод и снег именно в этот город нагоняет демон, да, да не улыбайся, я встречал эти сумасшедшие снежные бураны, несущиеся с востока через мой Рюбецаль и обвально выпадающие на Аугсбург.
— Друже, ты похоже прав и я этому виной, это из-за меня здесь столько снега.
— Не знаю с чего ты это взял, но всё равно не расстраивайся сильно, я думаю, мы это переживём.

На юго-востоке города путники миновали городской лес - любимое место проведения отдыха и досуга горожан и природоохранную зону.
Здесь же находилось искусственное озеро — Кузе́е.
На нём чистила перья вся честная компания белых журавлей. Увидев Морица, они радостно захлопали крыльями и один за другим стали подлетать к нему, издавая крики, словно дети просящие конфетку у матушки.
— Да ты и впрямь птичий дух, почти как я горный, - Рюбецаль достал из котомки ветчину и наворачивал уже второй бутерброд с маслом.
— Пади соскучились, журавушки мои симбирские белоснежные, - нежно говорил с птицами пилигрим, гладя их гордые шеи. Прямо таки целовал их в клюв, ну что тут скажешь – зоотехник.
— Надо бы в хорошем месте остановиться, отдохнуть, да перекусить, как следует, - прожевывая сыр с сарделькой, - напомнил спутник камнерезу.

Впереди показалась великолепная ратуша и башня Перлахтурм.

 Ратуша Аугсбурга была тогда единственным светским зданием в Европе высотой более шести этажей. Строгая элегантность её архитектуры ведёт своё происхождение от стиля зданий Флоренции.
От себя добавим, что эту высоту превзошли дворцы российской имперской столицы Шумарьи.

— А что с твоим домом то, Мориц, ты и не спешишь проведать родных? - спросил здоровяк, стараясь сильно не лезть в душу.


Всё началось в Аугсбурге на этом самом месте, когда он впервые появился здесь.

Домики, отражавшиеся в водной глади каналов, тихие улочки, освещённые светом причудливых фонарей. А вот и развалины большой многобашенной хоромы его семьи, а рядом растерзанный монастырь Святых Ульриха и Афры. Он был основан реформистскими монахами - бенедиктинцами, пришедшими сюда из своей обители на озере Тегернзее, долго этот монастырь был личной резиденцией аугсбургских епископов. Холм, на котором расположена базилика, был освящён христианскими церквями ещё в эпоху раннего Средневековья. Сюда с пятого века шли паломники: поклониться Святой Афре. Сейчас здесь по злой иронии судьбы устроили свалку-скотомогильник. Среди полуразрушенных вершин дома с карканьем постоянно вились сотни любителей падали. Их вид очень действовал на нервы несущим неподалёку на площади караул наёмникам. Заставлял караульных судорожно поглядывать в небо и грозить кулаком, слыша в ответ похожие на издевательский смех крики птиц.

Ни Мориц и Рюбецаль, ни наёмники и соглядатаи, ни предатели-люди не догадывались, что среди чёрной пернатой гущи кружил, зорко высматривая что-то неведомое, необычный ворон, вековая птица, с тёмно-бордовым опереньем, а в его чёрных глазах светился нечеловеческий ум. Ворон кого-то ждал и, завидев худого мальчишку с детиной, нетерпеливо помахал крылом.

´Всё самое интересное ещё впереди, какие наши годы, и это называется новости?´, - будто говорили его вековые глаза.


— Вот и пришли, дальше идти некуда, это мой дом! - устало заметил пилигрим и уселся прямо в сугроб напротив развалин.
— Да ты что! - ошарашено, проговорил Рюбецаль и машинально присел на снег рядом. — Ну и дела! Как же такое возможно? Враги сожгли родную хату, - удручённо развёл огромными ручищами горный дух. Он достал квадригу чёрного хлеба разломил её наполовину и протянул вернувшемуся в родные пенаты парнишке.

Краюха чёрного хлеба и тут Мориц всё вспомнил!


09.2012


________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 26 Сен 2016 06:04:09 Цитата

часть 11.6 (3 последняя часть)

__________________________________________________


Летящий космический объект, предположительно комета, и вот он уже парящий рядом в высоких слоях атмосферы – юное крылатое небесное существо. Его подхватила сияющая иттильдином четвёрка ослепительно красивых птиц и вместе они бережно приземлились около высокой базилики. Квадрига стерхов и он спускающийся с неё у самой высокой в Европе базилики Святых Ульриха и Афры в Аугсбурге. В тот день на стенах колокольни появилась настенная роспись откровений, а колокола стали бить каждые четверть часа. Но никто из прихожан базилики и соседнего монастыря Святых Ульриха и Афры не заметил маленького мальчика, - с четырьмя еле заметными крылышками, два нижних прикрывали озябшее тело - который устало, но с надеждой на встречу с людьми прислонился к монастырской ограде.


Он бы и дремал, да тут вышел за монастырскую ограду и увидел сжавшуюся фигурку ребёнка фактотур.


 Так именуются теперь уже бывшие адепты ордена святого Бенедикта, ныне члены конгрегации Оккультов. Конгрега́ция — соединение монастырей, следующих одному и тому же уставу, похожее на орден и подобное монашескому сообщество, утверждённое епископом или папой, члены его приносят не торжественные, a простые обеты.

Фактотуры - узревающие любые проявления созидающего дара Жизни. По данным британской разведки и иезуитов добились успехов в создании гомункулов, селекции, опытах с оплодотворением, ранней биотехнологии. Однако наша разведка ПЯНЖ и высокопоставленный иерарх церкви говорят пока о весьма скромных реальных успехах и зачаточном продвижении оккультов в этом направлении, так что сведения о них сильно расходятся.


Фактотур привёл Морица в монастырь, сообщив своим, что нашёл необычного мальчишку. К которому надо обязательно присмотреться, обучить азам и раскрыть дар божий и уехал, доверив мальчика монахам. Фактотур и раньше приводил нередко "талантливую молодёжь" - это были шарлатаны, воры, побирушки, выскочки, лентяи, ротозеи, бахвалы, карьеристы и в монастыре довольно скептически встретили найдёныша, особенно когда он поделился своим рассказом о журавлях.

— Пусть каждую новую луну Журавлик показывает нам, чему научился, а мы будем решать, достоин он, учиться дальше или нет. Так потеряем меньше добра, не растратим его попусту. Зачем обучать лишнему, потом больше вопросов, главное же - слепое послушание и скромный ежедневный труд во имя господа, трудись и талант проявится.

Вместо обучения и раскрытия данных его заставляли непрерывно молиться, а тягу к камню обрывали, безжалостно закрывая в келье, не монашеское это, мол, дело. Мориц не мог пробиться в их души, словно там было глухо как в танке.

Шло время, окончательно расстроившись, мальчишка утёр рукавом рясы непрошеные слёзы. Пребывание в монастыре, недоверие и непонимание угнетало, а мириться с утратой свободы он не желал.
Всё поменялось с приходом в Аугсбург нового префекта Мэлора Жакоги.

 Префект - орденская должность, ниже комтура, но выше аббата, его орденское звание - вплоть до магистра, богословская ученая степень - от адьюнкта до професа, а церковное звание от каноника до ординария.

Бывший аббат сразу разглядел, кто перед ним и привёл малыша в соседний дом, где впервые за долгое время мальчишка согрелся, его напоили тёплым молоком и сытно накормили. Так в этом доме и поселился будущий путешественник и птицелюб. В семье баварских бюргеров Ульриха и Хельги зажиточной и доброй, мальчик стал родным, а то, что он – ангел они поняли сразу, хотя и удивились, когда Мэлор Жакоги, показал им херувима с капорета, парохета, покрывал Скинии и дверей святилищ.
 Алтарь, скиния базилики святых Ульриха и Афры – точная копия той легендарной. В скинии, поверху крышки и сторон ковчега Завета, были установлены два литых из золота херувима лицом друг к другу, с распростёртыми, как бы прикрывающими ковчег, крыльями, один из них платиново-золотой был точь в точь их малыш. Херувимы и крышка ковчега - капорет составляли единое целое. Изображения херувимов были вышиты и на занавеси-парохет при входе в Святая святых, на покрывалах скинии и вырезаны на стенах-дверях святилищ и панелях Храма. По правую руку от алтаря располагались четыре капеллы-часовни: Святых Георгия, Андрея, Зимперта и Бенедикта. Достаточно было одного взгляда, на капорет, парохет, покрывала и стены-двери святилищ, чтобы узнать в ласковом херувиме из золотоплатинового сплава юного Морица! Вторым был тёмноликий краснозолотой херувим с наглым взглядом.

— О, да наш мальчик был херувим? В это трудно поверить!

Тогда префект Жакоги рассказал семье о чудесных явлениях тайно известных папской курии и двум орденам, чудеса Присутствия снисходили шестью явлениями:
— Падающая звезда. (Цитата): "Звёздный мальчик. Они приходили в мир смертных в виде падающих звезд. Их ошибочно принимали за нордов, недавно удалённых на земле. Когда небесные тела достигали земли, они превращались в младенцев, способных только жалобно кричать и звать на помощь. Слава богам, что их появление всегда происходило возле поселений людей. Добрые жители принимали детей в семью, где воспитывали, как своих. Обучали ремеслам и прививали уважение к старым традициям. Делали все, чтобы дать бескрылым ангелам как можно больше любви и заботы. Но не все люди добры, уже многих из них пожрала алчность, ведь за таких гостей церковь и богатеи платят огромные суммы. Первые умертвляли младенцев по религиозным понятиям, другие же держали их в домах в качестве редкой и экзотической игрушки".

— Божественная колесница (квадрига стерхов).

 Херуви́мы — следующий после серафимов, ангельский чин. «Сидящий на херувимах» пророк Иезекииль, предсказывая падение царя Тира, сравнивает его с херувимом, чьи одежды были украшены сверкающими драгоценными камнями, низвергнутым Богом из Эдемского сада на землю за то, что впал в грех гордыни. Имя Херувима означает "великое знание". Вместе они имели двенадцать крыльев, как указание на чувственный мир, двенадцать знаков Зодиака и определяемый ими ход времени. Изображение херувимов имеет символическое значение: лицо является символом души, крылья – служения и действия, возвышающихся слева и справа сил, а уста – гимн славе в непрестанном созерцании. В отличие от алых серафимов херувимы изображаются в иконографии лазоревым цветом. Херувима называют тетраморф – четырехликий с четырьмя крыльями: два подняты вверх и касаются друг друга, а два опущены вниз и закрывают тело. Под лицом человека нужно разуметь лицо взрослого человека, а под лицом херувима — отроческое.

— Рождённый в пустыне. Возможно это демон!
— И какой он демон?
— Высокий и красивый, с маленькими рожками на лбу и зелёными глазами, что светятся ночью, одетый в чёрную ливрею с огромным мечом за спиной. Мам а...? – Китти с надеждой посмотрела на родителей и префекта.
Префект покачал головой:
— Нет, девочка, не нужен он тебе! Есть хохха — сатанинское восхищение, сознательное общение с демоническими силами наяву. Два демона цивилизации готовы восхищать, ловя заблудшие души, они - испытание веры и пути избранного человеком. Но забудем про демонов.

— Чудесное обретение дара (гении, герои).

 Демиурги — высшие монады, создающие метакультуры, "все, кто творит во славу Божию, из любви к миру и его Первотворцу". Демиурги вступают в сложные отношения с соборной душой народа и с уицраорами. Демиурги инвольтируют гениев и родомыслов, которые направляют движение истории.


— Интеграция/перерождение (слияние 2-х 3-х людей в одного/замена человека).
Эксперименты докторов Фантазёра и Брунея. А также магия трансформации?

— Нечеловеческая музыка (сверхвозможности нелюдей).
Эльфы, драконы и другие. «И сказал Господь Моисею: сделай себе змея и выставь его на знамя».

— И самое главное, некоторые из этих гостей оказываются серафимами.
Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лицо своё, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал.



Мальчик рос, окружённый заботой семьи и префекта Аугсбурга. Его дар проявился сразу, папаша Ульрих обеспечивал материалами и мальчишка создавал непостижимые неземной красоты/экстравагантные работы.

В это время он смастерил изумительную вещь «Папа Понтифик благославляет Паству» 223 реликвия .

 Уже в XV веке Аугсбург стал одним из самых известных центров ювелирного искусства Европы. В Германии с Аугсбургом соперничали только мастера из Саксонии и Шлезвига. Если говорить о немецком стиле, выделяющем нацию среди других народов – это очень умелое использование декоративных возможностей материала, включая позолоту серебряных изделий и гравировку, баварцы отличались богатством выразительных форм, вплотную соседствующих с излишествами. Поэтому аугсбургский стиль оценивают по-разному, но изделия ювелиров Аугсбурга есть в собраниях сокровищ всех основных нынешних и бывших династий Европы, включая сокровищницу Московского Кремля.

Стиль Морица – роскошь, изящество, великолепие, ажурность, потрясение, уникальность. Выдающийся мастер – художник Аугсбурга Ганс Бургкмайр, посмотрев на работу, воскликнул:
— Да нам всем надо у него учиться! Невиданное прежде очарование в камне!

Главный собор Аугсбурга Mariendom знаменит самыми ранними цветными витражами в мире.

После возвращения фактотура в Аугсбург мальчишка помнил, как его завели в комнату с огромными статуями Бога и Триединого и сказали, чтобы он молился.
Почему здесь были две равнозначные статуи? Мальчик не спрашивал, в молитве он провёл три дня. И на четвёртый день на рассвете комнату залил яркий свет. Мориц купался в свете, и ему это нравилось, он смеялся и кажется, свет смеялся вместе с ним.

Префект Жакоги был поражён, а фактотур с удивлением сказал Морицу:
— Твоё будущее не определено, дружок. А такая удача не всякому выпадает. Редко кому, как тебе, судьба на будущее дает возможность выбирать.
Префект и фактотур некоторое время сидели в задумчивости, сверяя мысли и чувства. Бенедиктинцы решили сообщить об этом папе Римскому.

 Главный упор в деятельности бенедиктинцев делается на молитвы, интеллектуальные занятия, религиозное искусство, миссионерскую работу. Девиз ордена: «Молись и работай» лат. «Ora et labora».

Префект Мэлор Жакоги отправился в Рим, дабы передать новую реликвию от Морица лично папе понтифику и поведать славную весть о появлении херувима. Священник прекрасно понимал, что такой разговор требует максимального взаимопонимания, осторожности и полного доверия. Веря в чудо, Жакоги сознавал, сколько может быть недоброжелателей и врагов у такого события.

Но весть опередила его, о мальчике уже знал папский камерарий и первым делом лично известил генерала ордена, членом которого являлся сам.
Узнав про херувима, епископ Эдвард Винница воскликнул:
— Сенсация будет похлеще раздевающегося на публике британского принца Харри!
Камерарий растерялся, видя, как генерал быстро поверил этому необычному сообщению:
— Господи, неужели это правда? Что с нами будет?
— Кто ещё знает? Его Святейшество понтифик?
— Уже должно быть знает. Префект Жакоги.
— А демоны, маги и наши враги, думается мне, тоже прознали!?
— Не могу знать, Ваше Преосвященство.
— Ладно, отправляйтесь к папе и следите за его реакцией, мы опередим неконтролируемые события. И сделаем их контролируемыми.



В открытую в Аугсбурге поговаривали, что в доме Ульриха и Хельги живёт странный мальчик-горбун, создающий из камня дьявольские поделки. Гильдия каменщиков предупреждала об опасности их приобретения. Поговаривали, что с его появлением город стал замерзать, что мальчишка якобы проклят. Хельгу давно невзлюбили, за то, что пришлая с севера, всегда приветливая, за её платья со снежинками, за открытую для странников калитку, всё это раздражало соседей. Ульрих имел конкурентов и завистников, а их дочь Китти спровадила надменных, не знающих отказов первых красавцев Аугсбурга.

Отъезд префекта, опекающего мальчика ускорил развязку, не обошлось и без опытных провокаторов и зачинщиков.

Толпа вломилась в дом, когда хозяева ещё спали. Хельгу вытащили в коридор, а Ульриха мужики утащили к камину.
— Сколько ещё снега и холода ты приготовила для нас, ведьма? – визжали бабы, таская её за волосья, и били ногами по животу.
В ту зиму и впрямь весь Аугсбург замело, а крыши домов завалило снегом.
В течение часа на улице продолжалось избиение хозяйки дома. Редкий участник разборки не плюнул, не ударил или не причинил ей боль. Хельга заплёванная, с безумными от горя глазами еле живая ползла по ступенькам храма.
— Изыди ведьма, пошла прочь! Иди свой снег ешь, - пинали снова женщину, покуда она не убралась со ступенек, больше её живой и не видели.

Мужа Ульриха держали толпой, пытая:
— Где сатанинский мальчишка? - пятками, руками совали его в камин. — Отвечай, где твой щенок? Говори, и мы вас отпустим, нам нужен проклятый заморыш - горбун. Ульрих только мычал в ответ, а когда запахло горелым мясом и вовсе, потерял сознание.

Дочь Китти оба хахаря, которым она отказала, изловили, издеваясь и глумясь, она пыталась звать на помощь, кричала, прибежала в базилику, а когда загорелся дом, забралась на колокольню и давай бить в колокола.
Но черти её догнали и терзая, привязали к колоколу.
Так она и повисла там, не убежав от чёрта и звук удара колокола подавился содеянным.

Херувим сидел на ступеньках монастыря, и смотрел на колокольню, а потом в небо, моля:
— Отец! Помоги!
Херувим был бессилен помочь, он был всего лишь маленький мальчик с крылышками. И его испуганные глазёнки с ужасом наблюдали картину расправы, ноги отказывались слушаться, а четыре крыла безвольно повисли за спиной, он беззвучно рыдал сидя под колокольней, на том же месте где когда-то его оставила квадрига. А когда горел его дом, бессильно тянул руки, желая спасти его. И к названной матушке тянул тоже свои озябшие ручонки и к колоколу протягивал руки желая дотянуться до Китти и спасти сестрёнку.
Только их было не достать.

А по дому носилась шальная чертовщина, хохоча и брызгая ядовитой слюной - от её мерзкого визга, тягучие слюни загорались огненной бахромой, приплясывая на портьерах, на мебели и занавесках. Весь дом был охвачен огнём, это с воплями: — Где он? – носились по дому черти.

— Вот он я! Возьмите меня, оставьте матушку и Китти! - кричал он.

Но его не замечали, херувим и не догадывался, что его спасал нимб, делая невидимым, а тихий голосок в шуме и гаме никто просто не расслышал.

Дым от пожара рассеивался, сколько времени прошло? Когда ни с чем ушли нищие, желая прихватить остатки у погорельцев, Мориц продолжал сидеть под колокольней. Он укрылся крыльями и приготовился к вечному сну, снег припорошил его и только крылья чуть виднелись из завьюженного сугроба.

Так пролежал он незнамо сколько. Не берусь назвать дату. Дом подожгли и не разрешали тушить. Огонь перекинулся на монастырь, но и его долго не тушили, только после вмешательства властей Аугсбурга стали тушить.


Префект Ордена бенедиктинцев Мэлор Жакоги испытывал какую-то неопределённость и угрызения совести, оставив собор, базилику и монастырь, словно что-то важное забыл, везя сокровенную вещицу Папе, обдумывал, что он скажет, как преподнесёт весть о херувиме? Сама ювелирная работа подтверждает – такое мог создать либо гений, либо небожитель. "Что я такое говорю?" Чем дальше отъезжал префект от Аугсбурга, тем больше жалел что поехал. Зачем? Повёз бесценную побрякушку? А там оставил херувима? Хорош. Глупец! Кому можно доверять? Никому! Но он понимал, что только личная встреча убедит Папу и Понтифик откроет дорогу признания херувима - ангел вернётся к людям – когда они поверят ему? Не может быть! О времена! О нравы! Что же происходит с людьми – херувим спустился на землю и так мы его встречаем?

Папа Понтифик с нетерпением ждал префекта и доклад, и раритет вызвали у него необыкновенное воодушевление. Он усадил рядом префекта и бесконечно повторяя, слушал рассказы о херувиме. Папа был не прост, но тут как ребёнок хлопал в ладоши, радуясь пришествию херувима.
— Херувим! Боже, дождались! Счастьем напоим всех верующих и страждущих, народы придут к Храму, а мы их примем и поведём светлой дорогой за отцом нашим.
И слёзы стояли в глазах у Понтифика, жаль, нельзя транслировать – сколько бы искреннего сопереживания получили христиане по всей земле.
Три дня они обсуждали эту радостную весть, и какие устроить торжества, а на четвёртый пришёл камерарий и сообщил, что монастырь и дом сгорели, семья погибла, а мальчик исчез, будто его и не было. Конечно, подробности расправы он не рассказал, и отцы церкви призадумались.
Как тут быть? Камерарий передавал совсем другие рассказы, противоречащие, благостным, светлым притчам префекта Жакоги и конклав засомневался в достоверности херувима. Папа слушал всех и качал головой в раздумье.



Однажды в небе над замерзающим и отверженном людьми херувимом, неподвижно лежащем у ограды колокольни, показалась стая журавлей. Среди них были и стерхи с квадриги. Они долго летали над Морицем. Их печальный крик разносился по всему Аугсбургу. Птицы прилетали к ангелу три дня.
Птицы – не люди и не понять им!.. Зато они помнили его и не бросали. Журавли кормились на озере Кузее и на четвёртый день, очень боясь людей, всё же опустились к Морицу, тыкаясь ему в ладони, покурлыкали, согревали его своими крылами, посидели рядом. Очевидец рассказывал, что несколько белых птиц полукругом сидели под колокольней, словно оберегая или разговаривая с кем-то в центре сугроба, но там никого не было.
Потом птицы улетели. Местные жители вспоминали, как после пожара долго кричали в небе журавли и крик этот был похож на детский плач.

Вновь пошёл снег, и напрочь завалило город Аугсбург.


Когда шум улетающих журавлей растаял в воздухе, Мориц открыл глаза…

09.2012


________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Окт 2016 15:51:33 Цитата

Цивилизация – это всё.
Цивилизация Отчебучич

Часть 11. 7.
ГРАНД ШОУ АРКИ
Great show arches


I

… Краюха чёрного хлеба, она не утолила голод.

Монастырь и базилику разрушили не так давно и сделали это со знанием дела. Штукатурка сохранила краски и печальные лики святых, сколы от мечей, осколки стекла, вплавленные в камень, наконечники стрел тут и там торчащие из стен – так чтобы не смогли разобрать, что это была за церковь и кто её разрушил. Было ясно одно: это сделали мечи, магия и людская злоба. Милосердное время стёрло все ужасы, оставив лишь проржавевшие мечи и груды вывороченных кирпичей и целых кусков кладки. И от этого места веяло печалью и забытьем. От самой церкви остались три стены, алтарь, да ещё каким-то чудом сохранившийся рыжий херувим в небольшой нише исковерканного святилища.

Папа понтифик и митрополит Йогиберра Даян, созерцая это место, в разное время одинаково скажут:
“Ибо они Всадники, и не будет от них спасения. Вижу - грядёт муж, могущественный и исполненный праведного гнева, оживляющий и прогоняющий смерть от лица моего. Но истинна ли сила его, от Господа ли она?”

После известных событий с домом Ульриха и пожаром в монастыре, святые ценности и реликвии перенесли в собор Мариендом. Местную епархию возглавил нейстриец Абрам Иерушалаим, переведённый из епископов в комтуры - братом-рыцарем, управляющим определённой областью Ордена. Этот реакционный церковник не разделял гуманистических взглядов своего предшественника префекта Жакоги, собираясь вытравливать ересь и происки самозванцев, пусть даже и с крыльями. После допущенных непростительных огрехов он будет рвать, под собой землю, решил генерал ордена Иезуитов, рекомендуя его вместо Жакоги. Стараниями нового комтура от славного места осталась одна зловонная помойка, а ценности, перенесённые в Мариендом, казалось, не имели к базилике никакого отношения.

— Вы чего тут расселись, праздник уже начался! Место плохое - дом ведьмяный, - обратился к сидящим в снегу Морицу и Рюбецалю прохожий.
— А где хорошее? И что за праздник такой?
— Открытие арки – там, на площади начинается освящение!
— Арки? Никак Бавария одержала победу над врагом?
— А вы не знаете? Это всё в честь херувима, который выбрал наш город. Сам папа приехал!
— Папа, херувим и свалка? – уже по-настоящему удивился Рюбецаль.
— Мы честные люди и поэтому решили сохранить это место, как напоминание что можно так жестоко ошибиться в людях. Оно дорого нам как память и голая беззастенчивая, правда, - назидательно пояснил прохожий, пряча глаза и ковыряя в ухе.
— Узнаю немцев. Дуалистичность – скотомогильник вместо дома и арка в его честь. Двойственность положения и, правда жизни – сильный ход. Браво Аугсбург, вы молодцы вы на самом деле настоящие! – поблагодарил Рюбецаль, отмечая трезвость и благоразумие горожан.
Прохожий в ответ гордо вскинул подбородок.
— А то! Знамо - мы такие!
Он важно удалился, довольный за свой прославленный город.

Бавария пролегала между загадочными землями курфюршества Хомунаптри лежащими на востоке, нейстрийской Швабией на западе и Швейцарией на юге.
Аугсбург – третий по величине город Баварии готовился к празднику. Убеждённый префектом и вдохновенный чудом херувима папа понтифик призвал построить высокую арку в Аугсбурге. Идея была поддержана местными богачами Фуггером, Вельзером и Рейн - вестфальским банком Эссена Герберта Утамии.
Арочный комплекс предполагал наличие скульптур и украшений, на которые принимались частные заявки. Естественно платные, очень дорогие, дающие право твоему образу соседствовать на арке рядом с образом самого херувима. Такое сочетание в искусстве, если поискать встречалось и раньше, немцы преуспели в этом, может, поэтому их так любит бог и потому края эти процветают и манят к себе всё новых людей. Заказы на фигуры сделали известные воротилы Фуггер, Хомунаптри, Кыштым, Утамия, Киамагури, Ротшильд, Рокфеллер.
Отбором образов на Арку занимался фактотур, и, несмотря на крупные суммы не всем в нём нашлось место. Гильдия каменщиков замирилась, получив заказ на арку и площадь вокруг неё. Ювелирная фирма также сменила гнев на милость, устроив выставку-продажу своих ювелирных изделий. Оба великих художника Аугсбурга – Ханс Хольбейн и Ганс Буркгдорф работали над эскизами проекта.

— Так чт́о выберем – торжества, трапезу или ярмарку? – Рюбецаль ободряюще глянул на проголодавшегося юнца творца.
Впрочем, по правде сказать, а когда наш херувимчик был сыт, спустившись на грешную землю?
Смотря, что считать едой.
И наши путники, недолго думая зашли в трактир неподалёку от ратуши.

Широкоплечего и румяного Рюбецаля рассматривали одобрительно, особенно пялили на него глаза девки. На маленькую горбящуюся фигуру в надвинутом на лицо капюшоне поглядывали с недоверием и опаской.
— Сдаётся мне, сударь, что вы - маг, - вытягивая шею в попытке через плечо вошедшего Рюбецаля разглядеть то, что творится в комнате, заявила возникшая за приоткрытой дверью усатая жена хозяина трактира. — Кто ещё будет таскаться по дорогам с полным мешком камней и беззащитным для всякого разврата ребёнком?
Подошёл темнокожий вышибала, имевший привычку кидать в каждого бродяжку камнями. Вышибала, видимо принял маленького горбуна за городского бомжа и босяка. По одежде и обуви он оценивал финансовые возможности, и в то время как большинство клиентов были одеты в потёртые камзолы, кожаные порты и сапоги, одежда у паренька была сильно поношенной, в дырах и заплатах, а сапоги истоптаны.
— Магов нам не надо. Это порядочное заведение.
Но вышибала на этом не остановился.
— К тому же у нас не принято обслуживать полуголых рабов.
— Держи милейший и дай нам пройти, - с напряжением в голосе пробасил Рюбецаль, твёрдо сунув в руку тому серебряный.

Мальчишки, зашедшие следом, весело болтавшие о чем-то своём всю дорогу, сев за стол, резко замолчали, и только переглядывались.
На стол всем подали горячий рыбный суп, с большими кусками мяса, плавающими в жирном вареве и тёплый хлеб. Неподалёку купцы из вольного города Ульма, не раз останавливавшиеся здесь, расположились вкруг большого стола подле камина и обсуждали свои торговые дела за добрым ужином. Шустрые румяные служанки сразу же принесли им пару кувшинов с пенным напитком и тарелки с пышным ноздреватым хлебом, а следом и разнообразную снедь.
Напротив, в корчме пьяные посетители кидались друг в друга кружками, с силой макая лица соседей в еду и нецензурно ругались страшными словами. Хозяин заведения сам поставил на стол, за которым сидели рейтары, пару деревянных кружек с пенящимся баварским пивом.
— Лукреция, добавь приправ в жаркое для уважаемых господ тамплиеров! Ингрид, наполни бравым рейтарам пивные кружки и не жалей елея добропорядочным монахам.
— Иоганн товарищам купцам подбрось-ка ещё дров в камин! – неслось из соседней, запашистой харчевни.
По случаю открытия арки все заведения в районе Арочной площади образовывали одну единую городскую трапезную.
Все столы с левой стороны площади были заняты здоровенными громогласными парнями, в ладной, но недорогой одежде.
— Это гильдия каменщиков, - пояснил невозмутимый мулат, несущий на подносе груду грязной посуды. — Они всегда останавливаются у нас, когда приезжают на свои сборы, а там, - он украдкой показал на дальние столы, — сидят наёмники - мерценариусы.

У стойки меж тем разворачивался скандал: двое крепко сбитых парней, на плече одного из которых поблёскивала охотничья цепь, на повышенных тонах переругивались с трактирщиком, который, хоть и был немал ростом, заметно уступал им и в силе, и в гоноре. Скандалисты были одеты в охотничью форму и сильно пьяны. Предмет спора был прост, как винная пробка: охотники настаивали на том, чтобы их немедленно обслужили в долг, трактирщик же настойчиво отказывался, утверждая, что их долг по размерам превысит его десятидневную выручку. Уже напряглись руки для удара – охотники взяли бы штурмом винный погреб и жареные маслянистые мясные туши с густой корочкой. Но приглядевшись, Рюбецаль понял, в чём причина внезапного миролюбия завсегдатаев – там за спиной трактирщика появился дядюшка тамплиер.

У мерценариусов смех прерывался игрой в кости, эти ребята гоготали громче всех, подпрыгивая на скамьях и сиденьях и похлопывая огромными ручищами соседей по трещавшему позвоночнику.
— Мы всегда так веселимся, - сказал главарь, сбросив ноги в ботфортах со стула. — Мы не ведаем страха. Мы не боимся ни боли, ни смерти, ни королей, ни магов, мы наёмники и нам всё по хуй!
Рюбецаль быстро сошёлся с наёмниками. Выпив и закусив, парни спорили на злобу дня, а он хвастался им про себя, не называясь вслух.
 Как являлся путникам в образе серого монаха, помогая хорошим людям, и наказывая плохих. Он же властелин горных богатств, повелитель гномов, в образе грозного великана, родом с Исполинских гор, в Силезии и Богемии, где повелевал ещё и горными реками и озёрами. Рюбецаль — дух, олицетворение горной непогоды, добродушный, но вспыльчивый, его имя переводится как «человек, считающий репу». И как однажды он влюбился, и это доставило ему немало огорчений.
Народ раннего средневековья любил сказки, и ему верили, пока в кружках пенилось пиво, и жир стекал с аппетитных окороков. Продолжили без церемоний уже "сказки" о любви, похабные и одинаковые, с удачными и не совсем концами, затем интересный разговор дружно перешёл на магов.
— Школа магии – это полная чушь! Не могло быть там никакой школы! Нет у магов школ это всё уловки и выдумки. Маги – по природе одиночки и редко попадаются больше двух, - уверенно заявлял один.
— Но горят хорошо, честные люди так, не горели бы! – вспоминал второй сгоревшую школу магии.
— Да дураки они, прятались бы лучше и похуже их есть убийцы и то ничё, живут - горя не знают, - со знанием дела говорил третий с наглыми выпученными глазами.
— А я думаю, они не погибли, просто их там и не было.
— Верно маги как драконы: больше часа не терпят подобных себе, - заметил дух Рюбецаль.
— Точно сказываешь, и поэтому они ловко прячутся по всему миру.
Наёмники ему верили, пьяно глядя в глаза и согласно махая головой – потому что он поил их толпу на свои духовсќие деньги.
— А вот скажи дух, кто больше заплатит? Король или маги?
— Ишь ты завернул, спроси уж барон или купцы.
— Что за вопрос? На войну с маврами надо идти - в Испанию, там наёмники в цене.
— Победим в Испании, тогда отправимся в Россию. Русские говорят, солдат спит – служба идёт. Воюют мало в основном манёвры, а платят там хорошо по контракту.
— Да, это заветная мечта – не работать и получать за это деньги!

Мориц набродившись, намотавшись, наевшись, заснул прямо за столом, уткнувшись носом в спину Рюбецаля. Из уважения к широкоплечему горняку мальчишку-горбуна не задевали и не замечали, как будто он был собачонкой здоровяка. Рюбецаль осторожно перенёс его за отдельный маленький столик на два места, стоящий рядом и усадил, так что мальчишка даже не проснулся.

Гул голосов в корчме внезапно смолк и Мориц, очнувшись, поднял лицо. Невольно посмотрел туда, куда глядели все посетители корчмы, и увидел молодую женщину, только что вошедшую в зал.
Девушка, чуть осмотревшись, направилась к наёмникам и Рюбецалю, махнула кому-то рукой, но подошла и присела за столик к Морицу.
— Милорд, Марина Марси.
— Мориц Юнциани Лилук, - задрожал голосок пилигрима.
— Какое красивое и гордое имя! С таким можно объездить весь мир и все двери будут открыты!
— Правда, вы так считаете? Жаль у меня редко его спрашивают. У вас тоже хорошее имя – Марина Марси.
— Имена таят в себе невиданные возможности, определяют сущность, по имени можно многое сказать о человеке. В нашей цивилизации, слава богам и волшебникам, герои имеют оригинальные имена, да ещё какие! В этой цивилизации имена не даются просто так, здесь имена – это история, арсенал, прогресс и знамя. Ты не исключение, уж поверь мне Маринке, - она тихо засмеялась, но глаза оставались грустными. — В каждом имени есть мистическая сила, мой друг.
— Но, а я вот, как-то непригляден, честное слово, - словно извиняясь, не закончил фразу юноша, потому что на нём был видавший виды уделанный грязью разлохмаченный плащ.
— Слышу не местную речь, откуда ты? Закутанный в плащ странник, поведай о себе скромной девушке и тебе станет легче. Хотя я и сама вижу, ты непризнанный гений, а в карманах у тебя самодельные игрушки, цены которым нет.
Мориц не сразу отрицательно замахал головой.
— Ага, понимаю, - глаза девушки заискрились. — Ты переодетый принц крови, а может, и наследник герцогского престола. Ты пал жертвой интриг и скрываешься от наёмных убийц.
— Нет-нет, Марина.
— О-о, какая я непонятливая – ты юный маг - скиталец, приносящий людям добро?
— Марин, я пилигрим, идущий за стерхами и повстречавший красивую девушку.
Марина радостно заулыбалась, и мягко положив руку рядом с рукой Морица, просто сказала:
— Вот и будем дружить, Марина и Мориц, идущий за стерхами. Здорово, мне нравится, а тебе? - она встала из-за стола, встряхнула белокурыми кудрями и в её глазах заплясали огоньки радости и предчувствия.

Из-за выбора девушки, мальчишка оказался в центре внимания.
И кто-то из каменщиков вскрикнул, узнав в незнакомце Морица:
— Ребята да это же юный таинственно исчезнувший Мориц – мастер сказочных фигурок, знаменитый на всю Европу! Он жив и вернулся в Аугсбург!
— Не может быть, ты хочешь сказать, что это и есть наш херувим? Тогда я святой Януарий!
Посетители питейных заведений спешили поглядеть на мальчонку. Образовалась очередь. Рюбецаль встал рядом, не подпуская близко, так как неотёсанные детины хотели потрогать чудное создание, не веря своим пьяным глазам.
— Вот это новость, так новость!

Весть быстро разнеслась по Аугсбургу, деловые и педантичные немцы не могли второй раз упустить такую возможность.

Трапезную расширили, открыв все двери на площадь перед ратушей, и она быстро заполнялась людьми. Приползли монахи в серых капюшонах, в плащах - нарамниках сюрко щеголяли редкие тамплиеры. Но всем не хватило места в трапезной, и богатей Вельзер открыл соседнюю корчму, в ней сняли двери для удобства, а около распахнутых настежь ворот поставили палатки оружейника, ткача, ювелира, пекаря, винодела, краснодеревщика, аптекаря и других ремесленников и торговцев.
Мориц Юнциани Лилук тихо сидел на скамье на своём прежнем месте, словно на постаменте, кажется, с любопытством и надеждой глядя на оживление. Охранял его верзила дух и охотники. Теперь приближаться к нему не спешили, по нынешним временам такая знаменитость имела полный иммунитет. Кто-либо не посмел - бы так просто притронуться к херувиму.

Разбуженный новостью комтур, не находил себе места.
— Как это возможно?
— Слушайте, он честен и непредсказуем, его появление, даже просто сказанное слово - могут порушить в одночасье с такой любовью, так долго и бережно на постулатах возводимое здание нашей веры.
— Можем мы допустить это? Конечно! И тогда церковь изменится, будем ли мы в ней, большой вопрос.
— Можем ли мы допустить это? Ни в коем случае! И тогда его появление укрепит нашу церковь.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Окт 2016 15:52:38 Цитата

II


Монахи в капюшонах и их наёмники в плащах как по мановению руки наводнившие трапезную окружили Морица и Марину.

— Нечестивец! Горбатый отрок магов! Запрещённый ювелир, пр́оклятый! – яростные вопли неслись из их чёрных глоток.
Агрессивно подогретая команда монахов и наёмных убийц взяла паренька в кольцо, так успешно, что привела в растерянность и недавно восторгавшихся воинов и постояльцев. Один Рюбецаль стоял рядом готовый в любой момент броситься на выручку.
— А это опять ты самозванец? Жители Аугсбурга перед вами еретик и самозванец, - явился на праздничную обеденную площадку Абрам Иерушалаим.
— Видел уже свалку? На том месте мы устроили скотомогильник – лихо? Не поверишь - тебе лжецу там и место!
Комтур определял, как бы успеть схватить мальчонку и разом обойти верзилу.
— Хватайте самозванца сыны господа нашего!
Тогда херувим, прикрыв Марину, сказал им:
— Стойте безумные, послушайте сердце у кого есть - рядом с вами человек! Что же вы людей-то не видите! Закрылись слепыми молитвами, ножами, да кошелями – а ради чего мы живём? Трудиться с миром, помогать ближнему, выручать дальнего. Зачем же вы душите других? Кто дал вам право рушить? Вы такие же, как и эти простые и нищие люди. Откройте глаза – вокруг светлая жизнь – и она для всех! Смерите гордыню, повинитесь, поделитесь, выпейте святой воды из-под крана и ваша злоба пройдёт. Или же вновь спящие и незрячие принимайте - белое за чёрное, а чёрное за красное. Слёзы за вино, прах горький за хлеб, а воду за кровь? Ярость застила глаза ваши, а желчь залила сердце. Мы же вас всех прощаем. Знайте, лишь молитва откроет ваши глаза, потому молитесь о Спасителе дни и ночи ваши. И если дойдёт мольба ваша до Господа, исполнит Он Слово своё, и увидите вы истинного Спасителя, не царя в силах, и не мага в знании, и не купца в золоте. Услышь меня, - а я с ними! Жизнь расцветай в земных садах! Аминь!
Пилигрим вышел вперёд, отдавая себя в руки судей. Мориц, Марина и многие крестились и лица их были просветлены, некоторые из наёмников растерялись, кто-то плакал. Охотники по одному возвращались. Ситуация поменялась когда тамплиеры, собравшиеся в корчме не колеблясь, заняли сторону пилигрима, а не комтура бенедиктинцев.

 Тамплие́ры – храмовники или Бедные Рыцари Христа и Храма Соломона — духовно-рыцарский католический орден, основанный в Святой земле в 1119 году небольшой группой рыцарей во главе с Гуго де Пейном после 1-ого крестового похода. В XII—XIII веках орден был очень богат, ему принадлежали обширные земельные владения как в созданных крестоносцами государствах Палестины и Сирии, так и в Европе. Орден обладал широкими церковными и юридическими привилегиями, дарованными папой римским, которому орден подчинялся, а также и монархами, на землях которых проживали тамплиеры. Орден нередко выполнял функции военной защиты государств, созданных крестоносцами на Востоке. Поставив себе цель защитить пилигримов в их паломничествах по святым местам на Ближнем Востоке. Новаторской была их банковская деятельность, они являются изобретателями чеков.

Отряд храмовников возглавлял богатейший человек Франции, а ныне рядовой рыцарь Ордена Элвилин фон Kronic, давший обет бедности.
Но что-то пошло не так. По ту сторону оказались наёмники, и их было вдвое больше. Вожак мерценариусов, сплюнув, под ноги рыцарю показал похабный жест, спрашивая у тамплиеров под смех своих:
— А по двое на одной лошади не боитесь ездить, так и до греха недалеко или уже?
— Тупорылый трахинот! – громко обозвал его тамплиер фон Kronic и объяснил рыцарям и комтуру — это не ругательство, а такая рыба из семейства ставридовых.
В дымном полумраке корчмы искристо сверкнула сталь - и ближайший наёмник отлетел к стене, хрипя и зажимая пальцами рассечённое горло. Увернувшись сразу от четырёх клинков, фон Kronic молниеносно вбил пробойник клевца прямо в лоб светловолосому стервецу, с хрустом выдернул оружие, ударом ноги сбил набегавшего врага на пол и достал его колющим ударом, одновременно отбив клевцом нацеленный ему в голову клинок.
Второй мерценариус в ужасе завопил, отшатнувшись от рыцаря. Фон Kronic ударил его головкой клевца прямо по зубам, оборвав вопль, развернулся на каблуках, и наёмник повалился на пол, опрокидывая табуреты. Кровь из его разрубленной шеи окатила корчмаря, заставив того сложиться в приступе рвоты.
Третьим был монах он почти достал врага остриём своего кацбалгера из-под сутаны. Но пробить кованый лучшим кузнецом в Виттенберге кольчатый панцирь было совсем непросто, а второго удара брат нанести не успел. Меч фон Kronicа, обрушившись на его голову, развалил её пополам, забрызгав мозгом и кровью каминную полку.
Четвёртого Элвилин фон Kronic свалил ударом эфеса в лицо, сломав кости, а пятый, получив удар клевцом над ключицей, умер, даже не успев понять, что с ним случилось. Шестой был странным, его голову чуть прикрывал полуистлевший чёрный капюшон со светлыми полосами прорех, а над ним, за толстым стеклом купола, так истово бесновался серый снег, что казалось, будто наступили сумерки.
Расчистив пространство, рыцарь оказался лицом к лицу с главарём, который не придумал лучшего способа защиты, чем закрыться дочерью трактирщика, вскинув арбалет, он дважды выстрелил в фон Kronicа.
Отважный тамплиер свалился замертво.

Херувим Юнциани Лилук не мог этого вынести, не смея пошевелиться от вдруг пронзившей боли, внезапно почувствовал, как стоны и крики схватки отзываются у него странной дрожью в солнечном сплетении, крылья деревенеют и кровь, опять кровь, сколько можно то? Они будто что-то вытягивали из него наружу, что-то сокрытое очень глубоко в самой сути естества Морица, что-то очень могучее, дремавшее в нём с момента рождения. И коснувшись пальцами лица, он понял, что по щекам ручьём катятся слёзы. Херувим взглядом и руками, не вытаскивая крылья из-под плаща, обратил свои светлые силы и очи, полные слёз на тамплиера.
И Элвилин очнувшись, стал медленно подниматься, ещё не понимая, что случилось. Товарищи радостно поддерживали встающего героя рыцаря.
Мориц вышел из корчмы на воздух, глядя в небо, впервые улыбнулся, капля упала наземь, херувим с ужасом разглядывал свою ладонь всю залитую кровью.
После очевидного излечения храмовника монахи впали в замешательство, потихоньку ретируясь. Наёмники теряли ориентиры, начиная бояться возмездия рыцарей и принимать странного мальчишку-горбуна. Парню пришлось увернуться ещё от пары ударов, то холодных до невозможности, промораживающих доски пола лезвиями, то ошпаривающих злобных и рвущихся в душу.
И тут среди наёмников отделился очень смуглый почти шоколадный парень, на нём была непонятная одежда, напоминающая форму кожевника.
— А про меня забыли? Поиграем в поддавки? - субъект вышел вперёд и подошёл к пареньку, широко расставив тёмные кряжистые руки. Его развязная манера вызывала отвращение. Скорей всего странный тип хотел так поозоровать, дразня публику. Но люди здесь остались серьёзные и его озорство не поняли. Два рыцаря подскочили с двух сторон, и было видно, с какой силы врезали выскочке промеж глаз и по боку, а вслед добавили ещё двое рейтаров, с разбегу добивая наглеца ногами. Какова манера таков и ответный наскок.
Красноглазый кожемяка, будучи опрокинутым под стол, засмеялся многоголосым, парализующим волю смехом. Как будто в его теле умещалось десятка два разных людей.
Имеющий уши – да услышит. В заведении действительно происходило что-то странное. Большое стечение народу и присутствие здесь, по крайней мере, сразу двух необычных субъектов – херувима и кожемяки. Демонстрация ангельской и бесовской воли привлекла внимание горожан. По сигналу комтура монахи объединились с рыцарями. Эти силы обступили кожемяку. От монахов и тамплиеров отделилась, чёртова дюжина воинов, которая в движениях вычисляла кожемяку и по команде набросилась на него.
Связанный и закованный нехристь лежал на баварской земле и его узнали! Четыре маркитантки, перебравшиеся с Валенсии в Аугсбург, наперебой рассказывали, что этот кожемяка тот самый человек – шейх, казнивший священников у собора с Граалем.
Пока суд, да дело, им поверили, фанатичный комтур хлестал кожевника, приговаривая:
— Церковь – наша! Как ты смел, казнить священников? Растерзать дьявольское создание! – кричал, сверкая глазами возмездия, Абрам Иерушалаим.
— Не хочется убийством омрачать открытие Арки, - остановил поднаторевших воинов прибывший префект.
Побитый кожемяка-фантом собрался всех удивить, но передумал, ведь его ждали праздничная арка и победоносная Барселона, а не разбитая полупьяная таверна. Обескураженный фантом лишь раскатисто чертыхнулся, так что задрожала посуда на трапезных площадках. Прокатившись, чертыхание угасло, прощупав почву в Аугсбурге. А поникший кожемяка уронил голову на грудь и плачущим голосом запричитал:
— Простите меня люди добрые, бес попутал! Как же вы все меня напугали! А что побили, то правильно – зато козлячьего беса из меня повыбили. Только ручки то мне все отбили, какой теперь из меня кожемяка. Теперь встану на паперти и буду милостыню просить. Подайте изувеченному на пропитание, - он приподнялся с влажной земли, протягивая народу окровавленные синие жилистые руки.
— Прости меня честной народ, и вы простите, и вы простите, - кожемяка жалко кланялся всем, вымаливая прощение, а по его чумазому лицу катились крупные горькие всамделишные слёзы.
Но солдаты всё равно не поверили ему:
— Стой! Куда прёшь, чертяка, мы тебя ещё не выпотрошили, как следует наизнанку.
— Наизнанку? – испуганно вскрикнул кожемяка и стыдливо замялся.
— Разве ж так можно? Ну что ж, давайте! – он распахнул своё сермяжное платье и под удивлёнными взглядами стал демонстративно выворачивать себя наизнанку.
Как это получилось, никто так и не понял, только с кожемяки будто сошла кожа, вывернутый имел другой лик и иной облик.
Наизнанку. Вот в чём секрет.
Тамплиеры первыми опомнились и, подскочив, начали рубить свежо вывернутую нечисть рыцарскими мечами. Потом некоторые из них признавались, что это была вообще набитая кукла - фантом, а не человек.
Наживую расправившись с кожемякой, остатки убрали с пола харчевни, накрыв мешковиной. Говорят, что тело было неосязаемо.

Вот такой малопонятный случай предшествовал появлению радостной толпы, когда с воплями: «Папа прибыл на Арку!» народ дружно ломился к Арочной площади.
Праздник продолжался.
Но если, по правде сказать, люди всё ещё не очень верили в херувима. А как отнесётесь вы, когда бегают по городу и кричат: ‘ангел спустился на землю?’
Большую разъяснительную работу проводили люди Фуггера, а слуги Вельзера ещё и сдабривали аппетиты воинов и гостей блюдами и напитками. Не вдаваясь в подробности, коммерция решила воспользоваться один раз выпадающей подобной сенсацией. По такому случаю всем открывали кредиты под запись, немцы есть немцы – всё на века фиксировалось.

Автор в Испании встретил парня, предок которого гулял на открытии Арки в Аугсбурге, задолжал там Вельзеру и до сих пор семья расплачивается, правда, имея особняк, дачу, яхту и магазины, рассказов о том был целый чемодан и тележка.
В то время в Аугсбурге были замечены двое или трое известных писателей сумевших каким-то образом заранее заполучить билет на церемонию. На них теперь вся надежда – поскольку любопытно будет узнать и другие подробности, а также другой взгляд на невиданные доселе события. Насколько я знаю, там были замечены Паоло Куэльо, Аорс и Гёте.
 Обстоятельства возведения арки, что было построено до появления херувима, а что после, а также некоторые детали реализации этого чудесного проекта до сих пор полностью не раскрыты.
На Арочной площади высилась параболическая тройная Арка, впервые созданная здесь архитектором Энгельбергом. Арка упиралась на столбы и колонны, имела шесть пролётов - это были двери и ворота - сторонами на Испанию и на Россию.
Слово портал не применялось по отношению к этой Арке.
 Портал (лат. porta — ворота) — главный вход большого архитектурного сооружения, обычно имеющий масштабное архитектурное обрамление с богатой орнаментацией. Понятие также применяется для обозначения п-образной рамы камина и входов в иные миры.
По сводам и колоннам Арки нарядными фигурками выделялись барельефы и горельефы.
 Скульптуры, в которых выпуклые изображения выступают над плоскостью фона менее и более чем на половину объема.
Вот за эти фигурки и был основной торг заказчиков и исполнителей. Дорогого стоило изображение в образе на арке херувима. Хорошо заказывали также маскароны.
 декоративные рельефы-маски, изображающие в гротескном или фантастическом облике человеческое лицо или голову животного.
 Фризы — декоративные композиции в виде горизонтальных полос и лент, увенчивали на антамблементе и обрамляли внизу части архитектурного сооружения.
 Замко́вый камень — клинообразный или пирамидальный элемент кладки, выступающий в вершине свода арки, выделялся размерами, имел орнаментальную и скульптурную обработку, выполняя таким образом и декоративную функцию, украшал арку глубоким мерцанием. Он укладывается последним и служит прочности и жёсткости арки в месте наибольшей её нагруженности.
Если встать лицом к боковым колоннам арки, то не видно входов. Зато открывается как по внешней поверхности свода – экстрадосу проходит арочная лестница и зримые ступени ведут по ней. Тройная Арка располагалась огромной дугой, рассекая площадь на две части. Что это было – переход, мост? Мы не знаем, но это надо обязательно изучить.
Скульптуры на арке чередовались с окнами и витражами. Одна сторона арки была выкуплена вторым рыжим херувимом и сейчас полностью завешена. Завешенную часть не открыли, так как сам заказчик не приехал. Но уже использовали для показа известных работ молодого ювелира. Их трансляция каким-то образом проектировалась на это огромное полотно занавес, напоминая ювелирный телемагазин. Увеличенные творения Морица производили странное впечатление. Их форма, цвет и неземные сочетания вводили зрителей одновременно в транс, ступор затяжку и экстаз.

Начиналось освящение Арки.
Молебен проводил комтур Абрам Иерушалаим. Каков лицемер!
Церковные песнопения радовали многочисленную публику знакомыми умиротворяющими звуками, верующие тихо подпевали. Благословенное действие происходило на четырёх площадках и Арочной площади.
Сюда прибыли местные богачи Якоб Фуггер, Бартоломей Вельзер, знаменитый житель Аугсбурга великий германский художник Ханс Хольбейн. Префект Мэлор Жакоги и фактотур, которые сразу поверили и дождались возвращения аугсбургского изгнанника. Было немало туристов и переселенцев - испанцы, мавры, подданные британской и российской империй. У людей лучше разведок нюх на такие события. Из России с любовью, на выручку пропавшим рыцарям – РаФантасту у мавров, Дену Сувярочу у инквизиции и Ринсу Хьюманоче - прибыл Штурман. Известные люди циврукомы стратегиумы и цивфанатики были приглашены на открытие Арки, но так быстро сумели прибыть лишь папа из Рима и Адмирал со Стратегиума.
Император Вальтер Шумарья отправил своего нового придворного – церемонийместера для организации открытия. Его никто не видел, но люди организующие торжество сновали всюду, получая чёткие распоряжения. Можно сказать, что церемонийместер незримо руководил открытием Арки.
Папа восседал на возвышении окружённый католическими священниками.
Предвкушая шоу Арки, и явление Херувима народ волновался, так Аугсбург входил в мировую историю! Не верьте тем, кто говорит, что главные вехи истории это войны и катаклизмы. Цивилизация – это всё. И гранд шоу арки отдельная глава этой истории.
 «Гранд шоу арки» нам представляется скорей всего недописанной главой.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Окт 2016 15:53:10 Цитата

III

В ожидании начала представления знать переговаривалась между собой:
— Европа изменилась – Европу не узнать! Теперь мы вместе и к нам в свободную и толерантную Европу устремились потоки беженцев. Если бы русские только могли, то половина России бы переехала к нам.
— Что бы вы, не говорили, а Россия, Италия, Германия и Франция – украшения Цивилизации.
— Испания воюет с Мавританией. А хитрая Британия выглядывает с острова в Европу, как тут идут дела и где ещё можно поживиться за чужой счёт?
— Посмотрите, кто быстрее изучит мир, исследует новые земли и узнает все секреты этой земли. Вы, например, слышали, про драконов аватаров и страну зеркал? Вояжи флота – это Россия и её народы.
— Однако ж есть хорошие чужеземные корабли, а дальние земли могут принести ещё немало открытий и хлопот. Как уверяет древний том вояжера – открыта всего-то пятая часть мира.
— Мы находимся меж двух империй и вправе выбирать лучшую из них.

— Мы выбираем, нас выбирают,
Как это часто не совпадает! (М. Танич)
— Не забывайте император Шумарья саксонец – почти наш земляк!
— Бавария, Пруссия, Саксония и Бранденбург не входят в Нейстрию и Российскую Империю.
— Посмотрим, кто из нас лучше заживёт.
— Херувим всем принесёт счастье!
— Да определённо…
— Сколько шума из-за этих трёх арок!
— А ты видел где-нибудь такую большую загнутую штуку?
— Про арки вообще не слышал, эта первая.
— Странное сооружение, вроде арка, но какая-то мудрёная и с нелепыми вывертами.

 Триумфальные арки от античности до наших дней представляют одновременно монументы культуры и насилия.

— Свалка-скотомогильник и арка Херувимов – воистину пути господни неисповедимы.
— Арка то огромная, но мы не останавливаемся и строим Аркаду!
— Господи не пугайте так!
— А что есть проект, где прямо под этой аркой крестом пройдут две аркады. Крестовина придётся под самым антаблементом и последующие арки двух аркад будут поменьше.
— Или побольше, - пошутил адмирал.
— Аркада крестом? Это что цивилизация 6? – вставил реплику Штурман.
— Нет, такая аркада точно проиграет линейной форме.
 Сюже́тная а́рка — последовательность эпизодов связанных общей сюжетной линией, в периодически издающихся работах, чтобы облегчать понимание структуры и ориентацию в сюжете длительных повествований. Именно её и построили в Аугсбурге.
— Выходит три арки – это три линии сюжета? Россия, Испания и вояжи флота, так что ли? Или так – войны, гении и технологии.
— Нет, прошлое будущее и настоящее, - предложил Штурман.
— Творцы философы. Всё гораздо проще – поел, поспал и поработал.
— Предположить можно несколько вариантов, - присоединился к разговору фактотур. — Приглашаю вас господа адмирал и капитан 2 ранга посетить конгрегацию Оккультов, мы поделимся секретами, вы поделитесь секретами. Такой визит будет взаимовыгодным, - обратился он к Штурману и адмиралу.
— Я здесь проездом, спешу выручить наших рыцарей, попавших в руки мавров и инквизиции.
— Мы вас не задержим и поможем вызволить ваших друзей.
— Зато я не тороплюсь назад – Стратегиум во власти жуткого гибрида Зиявольд Дурку.
— Что это такое? Неужели новое мерзкое создание? Расскажите?
— Именно! Сочленённый из нескольких уродов мутант. Мне нужны ваши советы и помощь.
— Что у вас там происходит – бесовщина какая-то!

Между тем обсуждение продолжалось.
— Профинансированы ещё две арки и заказаны три, но согласитесь, нынешние смотрятся великолепно!
— А что если мы выстроим, целую аркаду? Средства теперь позволяют, возможности тоже. Аугсбург приковывает внимание всей Цивилизации, и это вовсе не так уж плохо! – молодой сенатор Утамия с воодушевлением глядел на тройное чудо, парившее над площадью.
— Строя аркаду, придётся менять первозданную арку, могут быть утеряны её первоначальные свойства. Если арку перестроим, лестницу с экстрадоса уберём, все окна откроются на антамблементе, а соседние пристроенные арки закроют боковые окна на упорах.
— Это уже будет совсем другая арка.
— Арка херувима.
— Половина её скрыта от глаз посетителей.
— А что там никто не знает?
— В завешанной части будто бы идёт извечная стройка, называемая призрачная современность. Там закладываются ведомые события сегодня и завтра, происходящие на земле.
— Мистическое покрывало! – подметил адмирал.
— Это удивительно! Откуда вы всё это знаете господин префект?
— А вот из этой самой книги, - Мэлор Жакоги показал глянцевый корешок кожаного переплёта цвета индиго.
— Что это за книга позвольте узнать и можно ли её почитать?
Префект бережно достал фолиант и развернул его лицевой стороной.


«The civilization of the shepherd»


— Эта та знаменитая книга? Как она у вас оказалась? Их же по всей земле всего-то три экземпляра!
— Не спрашивайте. Боюсь всё же, что это лишь удачная подделка. Но описанные в ней страницы практически полностью совпадают с реальными событиями. Здесь сказано как американские лицемеры побоялись пустить русских инвалидов, потому что инвалиды побили бы их. Сказано о грязной лаборатории WADA пытающейся своим зельем сгубить русских. О нашпигованных ею спортсменах и её мерзких лабораторных опытах.
— Полным ходом идёт почти неприкрытая война ни горячая и не холодная, а гибридная. У неё несколько очевидных и скрытых фронтов. Сирия, спорт, интернет, свобода. И рьяно намалёванные краски постепенно сгущаются.
— Есть дурной образ гомофоб Милой, который разжигает ненависть в России, призывая травить часть её населения, которая как ему кажется, живёт по-другому и не отвечает запросам церкви и морали.
 “Папа римский Франциск заявил, что Римско-католическая церковь, а также христиане обязаны попросить прощения у гомосексуалистов за прошлое отношение к сексуальным меньшинствам, передает Reuters. По его мнению, гомосексуалисты не должны быть подвержены дискриминации, и согласно пасторскому посланию, их следует уважать. «Весь вопрос в том: если человек в этом состоянии, но он имеет добрую волю и ищет бога, то кто мы такие, чтобы судить его?», — сказал понтифик. Франциск отметил, что церковь учит тому, что гомосексуальные тенденции не являются греховными, однако грехом являются гомосексуальные акты, и гомосексуалисты должны стараться быть целомудренными. «Мы должны извиниться за многое, не только перед геями. Но мы должны не просто извиниться, а попросить прощения», — резюмировал он”.

— Ну а что же будет дальше? Кто победит в этой войне цивилизаций там написано?
— Есть такая глава, но я даже боюсь её читать. Можем ли мы любопытства ради, вырывать отдельные страницы книги цивилизации и заглядывать в будущее? Не нарушим ли мы тем самым ход событий?
— Бывают предупреждения. Мы реагируем и меняем предполагаемый ход. Если сидеть, сложа руки, то точно не досидишь до печального конца.
— Хорошо – у меня есть такая книга и, к примеру, у американца тоже есть такая книга. Я поверчу фризы и он в своей крутнёт штакетник. Что же хорошего из этого получится?
— А вы не думаете что книга о цивилизации – единое целое. Цивилизация – это всё. И кто бы, сколько чего не крутил всё равно есть авторские приоритеты.
— Кстати об авторах сенатор, вы обещали показать нам церемонийместера.
— Я с ним ещё не знаком. Его Императорское Величество ждёт оценки церемонии, посмотрим и напишем императору.
— Скажите господин префект, появление Аркады отразится на ходе вещей или всё это сказки дядюшки Римуса?
— Арка может стать этапом, приоткрывающим новые двери. Или просто продолжит череду известных событий. А кому мало показалось горельефа, барельефа или маскарона, тот платит больше, тогда строится следующая арка, давая начало аркаде. Но плата бывает разная.
 Арка́да — ряд одинаковых по форме и размеру арок, опирающихся на колонны или на прямоугольные или квадратные столбы — устои.
— Конгрегация Оккультов считает, что Аркада это определённые сценарии развития нашей жизни, которые мы сможем выбирать – теперь у нас будут три арки и целых три варианта.
— Просим подробности фактотур…
— Арка предопределяет пути, это довольно мудрёная философия. Другое дело мой банк в Эссене – настоящая арка и пути, целых три или пять, как захотите! – поделился своими соображениями с адмиралом Герберт Утамия.
— Никогда не хвастайтесь этим сенатор. Церковь и власть могут сильно изменить ситуацию, так шутя, прихлопнув пару-тройку таких банков.
— А взбунтовавшийся народ может сжечь их на корню.
— Вот именно. Поэтому я сенатор и ожидаю здесь появления Аркады. Чтобы этого никогда не случилось. Скажу вам господин префект, не сочтите за легкомыслие, банки преуспели на этом поприще гораздо больше церкви.
— Это спорный вопрос. Хотя нас объединяет то, что мы заключаем долгосрочные договоры. Но эта беседа, вы волнуетесь, неужели сенатор боится костра?.. – переспросил Жакоги.

Арочные устои были украшены пилястрами, полуколоннами, поддерживающими венчающий аркаду антаблемент.
 Антаблеме́нт — балочное перекрытие пролёта или завершение стены, состоящее из архитрава, фриза и карниза. Использование ряда арок увеличивает прочность конструкции, поэтому аркады используются для поддержки крыши или антаблемента и могут выдерживать большие нагрузки. В средневековых соборах и монастырях встречались крытые аркады, представляющие собой крытый проход, ведущий от трансепта или нефа церкви к внутренним помещениям. Часто крытая аркада примыкала к монастырю с восточной стороны, закрывая проходы, расположенные в крестообразных церквях, южнее трансепта. Арка, прислонённая к стене и не имеющая сквозных пролётов, называется слепой.
Адмирал хотел перед запуском как следует рассмотреть арку. Что они тут нафантазировали? Далеко ли за рамки средневековой истории зайдёт эта новоявленная конструкция? От него ждал отчёта не только полумёртвый городишко, но и Великобритания. Он не был разведчиком великих держав или военным консультантом он был адмиралом по духу и традициям. Сколько же настоящих морских сражений и компаний, о которых вы хотите услышать? И каково подлинное имя адмирала? Впереди в прекрасном солнечном свете маняще маячила изразцовая аркатура.
 Аркату́ра — ряд декоративных ложных арок на фасаде здания или на стенах внутренних помещений. Основным видом является слепая аркатура (слепая аркада), состоящая из элементов, пластически наложенных на поверхность стены. В отдельных случаях между аркатурой и стеной остаётся малое непроходимое пространство. Аркатура также бывает расчленённой и непрерывной. Непрерывная аркатура может иметь вид пояса или фриза, дополненного колонками на кронштейнах.
Адмирал был поражён замысловатым архитектурным рисунком и открывающейся перспективой слепых закрытых арок. ‘Так вот в чём дело! Вот где надо искать разгадку строения’, - подумал бывалый морской волк. Он увидел внимательно ощупывающего каменный орнамент поодаль художника Ганса Бургкмайра.
— Уважаемый маэстро, что вы скажите по этому поводу, - адмирал обвёл аркатуру широким взмахом руки.
— А что я скажу, уважаемый адмирал это именно то, что вы подумали.
— Пока арки слепые и аркатура кажется мёртвой, но стоит пространству за аркой открыться, и мы окажемся свидетелями новой истории.
— Допустим мне надо повлиять на события в Сирии на Украине, в штатах и Лондоне, ну допустим. Что мне надо тогда сделать на слепой аркатуре?
— Позвольте вас спросить господин адмирал, а на чьей вы стороне?
— Я на стороне правды, - твёрдо ответил военачальник.
— Ну, такими сентенциями мы далеко не уплывём, - заметил живописец скорябывая лак с британского горельефа.
— Что вы делаете маэстро? Это никак не угрожает Британии?
— Отчего же угрожает, вот лак сцарапаю и всё туманный Альбион…
— В смысле Ганс пожалуйста договаривайте.
— А сколько можно Германию топить – вот и настала очередь Англии.
— Именем королевы я требую прекратить, оставьте в покое этот горельеф! – адмирал довольно твёрдо остановил руку художника.
— А-ха-ха вы поверили! – прямодушно засмеялся Бургкмайр. — Вот видите, как легко с этими символами внести путаницу в умы людей даже таких просвещённых как вы!
— Так это шутка? А я поверил, - напряжение легко спало, с лица морехода.

Официальная церемония началась – чудесную арку построили, осталось её включить, но как?
Внизу проходил установочный фриз с миниатюрными выпуклыми значками, дублирующими изображения в окнах колонн, архитрава и фриза антаблемента. Как предполагалось, именно он предназначен для запуска колебаний на арке. Известные люди на виду у всего народа подходили, чтобы запустить этот механизм. Они возились со знаками на фризе и ничего не получалось. Ходили и вдоль аркатуры, высматривая в ней зазубрины. Двигали выразительные детали, давили на выпуклые эффектные места на каменных изображениях, простукивали барельефы. Арка безмолвствовала. Так и не смогли этого сделать ни комтур, ни Бартоломей Вельзер, ни фактотур, ни даже Ганс Бургкмайр – рука каждого, трогавшая и не разбудившая выбранный символ после неудачной попытки была заляпана краской.
Колебания можно было запустить силой души / силой духа, которая поднимется от вас на эклиптику, вливаясь в ноосферу и квинтэссенцию эфир.
После этих неудач рыцарь-тамплиер Элвилин фон Kronic решился на это. Немного нервничая, он подошёл к фризу, выбрал символ и сдвинул его. В атмосфере полнейшего молчания арка протяжно скрипнула, и окно-барельеф на колонне засветилось нежным померанцевым цветом - это открылся Коттоновский Генезис или Коттоновская книга Бытия.
 Богато иллюминированная рукопись ветхозаветной книги Бытия на греческом языке, датируемая рубежом V и VI веков. Название — по Коттоновской библиотеке, в которой она хранилась. К моменту пожара в рукописи отсутствовала примерно четверть страниц и треть миниатюр, после пожара от рукописи остались 134 фрагмента пергамента, сильно обгоревшие и сморщившиеся от температуры.
Ура, получилось, Арка заработала! Храмовник привёл в действие удивительную Арку. Оживление и восторг, царившие среди зрителей переполнили городские стены и вылились наружу, возвещая вокруг о новом чуде Арки.
Ханс Хольбейн, живописец гордость Германии не хотел участвовать в этом чрезмерно публичном шоу Арки, особенно после неудачи постигшей Ганса Бургкмайра. Даже такой потрясающий портретист сомневался. Но статус знаменитейшего горожанина вынуждал, и великий художник с застывшей на лице улыбкой внимательно разбирал изображения на панели. Вот прославленный портретист остановил руку на четвёрке коней, над которыми высилась четвёрка журавлей. И сдвинул её. В ответ с новым звуком и шмальтовым — голубым цветом, от названия краски, которую делали из толчёного, синего стекла смальты – под самым карнизом возвысилась вспыхнувшая вдруг квадрига.
Гул прошёлся по площади, и не было рядом дома с закрытыми окнами для такой новости. Колебания, разбудившие квадригу, доходили вплоть до замкового камня, где плавно затухали. Теперь азарт запуска арки достиг предела. Участники готовы были платить немалые деньги за попытку стать колебателем арки и прямо сейчас войти в историю. Устроителей торжеств также интересовало, как механизм действует дальше? Что всё это значит, какие движения происходят при включении знаков. Церковники – префект комтур фактотур – очень детально следили и фиксировали каждое движение у арки. Подозреваю, это делали и специально обученные агенты коих всегда немало в таких местах.

А где же херувим?
Впечатлённые небывалым зрелищем люди призабыли о главном герое, и все взоры устремились на папу.
Вот и пробил час посаженного на земле Сыном божьим. Его Святейшество, держался великолепно. Без излишней помпы и напускного бравура, но и никакой скорби, милое лицо – и народ благоговел, видя пресветлым своего дорогого понтифика. Неспешно подошёл он к арке и слегка тронул знаменитый экуменистический символ. Под звуки органа муаровым — травянисто-зелёным доверительно открылась всему честн́ому народу пресвятая троица.
Хор мальчиков, ожидавший этого момента, звонко и радостно запел, а народ затаив дыхание, взирал на красоту, слушая чистые дружные голоса из нашего непорочного мира. Верю, целое поколение будет вспоминать этот день как самый невероятный в своей жизни. Признайтесь и вы – хотели бы стать участником этого события, воочию увидеть херувима и лицезреть чудеса Арки? А может, смогли бы обрести расположение небесного гостя? И жизнь ваша стала бы прекрасной. Одним присутствием на шоу арки приобретая новые возможности. Вас там не было. Народу повезло больше. Троица и квадрига несли благость и успокоение, надежду и лучшую правильную жизнь.
Ох, как хотелось бы в это верить!

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Окт 2016 15:53:37 Поправил: Егор Шатров Цитата

IV

Штурман – представитель русского двора на торжествах по случаю возведения арки. Он обращал внимание на всё – как живут люди, чем занимаются, не много ли здесь намешано сословий. В этой специальной поездке офицер определял будущее направление русской морской компании. Он не сомневался в своих возможностях, но его всё-таки тянуло подтвердить своё могущество у Тройной Арки. Кавторанг выбрал два символа: один юбагрый – багровый, светло-багряный/светло-синий – цвета Драконид - крупная и широкоплечая чешуйчатая тварь зелёного цвета высотой за два метра в кольчуге и с длинным копьём в правой руке, а второй образ в той толкучке нам не удалось хорошо разглядеть. Капитан 2 ранга стал по очереди двигать их, но заляпал обе руки краской в два пульверизатора брызнувших из фигурок-символов, забрызгав нарядный кафтан. В толпе раздался свист разочарования, несмываемые на руках пятна, говорили о неудачной попытке.
Фактотур подойдя, пожалился Штурману:
— У меня такая же история, правда, на одной руке. Тут недалеко наша Конгрегация, там и смоем пятна позора на наших руках! – подтрунивая, предложил он.
Ещё один гость направился к арке. Это был адмирал, приехавший из Ийкирша - Граффанштадана. Городок был, как известно совершенно не на море и представлял, из себя заболоченный Стратегиум. Но адмирал особо не заморачивался по этому поводу. Пошатываясь морской походкой, он выбрал ‘капитанский мостик’ и уверенно сдвинул штурвал. Открылись шлюзы, и пространство перед аркой быстро заполнили странные не то люди, не то твари. Они появились на площади со стороны объездной дороги, которой порядочные люди давно не пользовались. Короче приполз позорный балаган Стратегиума – проститутка Консерватор, прокажённый ryazanov и зелёная мразь Bes с плёткой и приделанным сзади хвостом вибратором. Рядом с ними стоял пускающий пузыри Дима Странник, молчаливо и беспомощно взирающий на доморощенных уродов. Консерватор представлял собой полнейшую блядь хотя и в форме офицера. Другой урод с пиночетовски прокажённой рожей – известнейший провокатор ryazanov сдавший врагам много хороших людей, а подгонял их и себя плёткой хвостатая тварь Бес, за ними уныло следовал потерянный и никакой Дима Странник.
Сначала публика пыталась смеяться, но затем, разглядев, поняла, что это получеловеческое отрепье, не заслуживает смеха. Не заслуживает оно и ненависти, а заслуживает лишь полного забвения. Отбросы прощеголяли перед аркой и, похабно свалились друг на друга, после чего были сметены волной всеобщего презрения в отстойную канаву. Видимо это был такой номер, и надо было открыть шлюз, чтобы выпустить накопившееся дерьмо.
Адмирал едва открыл шлюз, но и Штурман, задев второй рычаг, оказывается, привёл его в действие. Образ, скрывающийся за этим неясен, поэтому, немного поясним.

 ‘Беньямин обращается к метафизическим установкам, отсылая солнце к платоновской пещере, чтобы решить проблему хрупкой традиции угнетённых масс.
В стремлении к солнцу прошлое естественным образом пытается подняться на поверхность истории, борется за собственное распространение.
То, что Маркс отвергает как «некромантию» и кошмар прошлого:
«традиции всех мёртвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых»,
у Беньямина приведёт к победе революции’.

Какой рубильник был сдвинут на арке? Прошлое? Память – мотор революции? Или же мы приплыли в жуткую современность, где противостояние достигло предела и заваривается самая настоящая каша. Каша на булькающем информационном бульоне со всевозможными в основном американскими специями и самыми разными неудобоваримыми ингредиентами, такими как – две разных истории этого мира, бесконечная несправедливость, ложь приправленная ложью и проигрыш обеих сторон. Или вы верите, что не тот сдвинут рубильник?

Пока царила некоторая растерянность на площади после открытия прошлого шлюза, Рюбецаль стал следующим, кто прилюдно осмелился оживить арку. Карминовым горельефом ожили заклятые враги - коммунистические лидеры –

«Сталин Троцкому сказал:
пойдём-ка милый на базар,
купим лошадь карюю,
накормим пролетарию».
С тех пор – "призрак бродит по Европе, призрак коммунизма".
Около этого образа был замечен ещё один гость со Стратегиума – революционный Максютар. Борец за левое дело и просто хороший человек.

Ладно, правители сдали коммунизм, ну так возьмите всё лучшее из него объедините народы под лозунгами равенства и братства и несите правду и справедливость хотя бы в усечённом виде пусть с вами будет не треть мира как прежде, но хотя бы четверть.


На задней половине арочного пространства там, где располагалась закрытая слепая аркатура, тоже царило оживление. Длинный ряд изящных арок упирающихся в стену имел малое пространство. Малое для того чтобы туда мог протиснуться человек но достаточное например для птицы или зверька. С одной арки на другую была переброшена верёвка. И по ней осторожно перебирался, пытаясь не задеть не нужные проёмы юный чародей. Шапка сбилась на лицо, молодой волхв пыхтел и совсем запутался в её мотках. Но тут сверху на него свесился основательный продолговатый узел и закачался перед самым ведьмярским носом.

— Это конец друг мой! - сказал маг, пытаясь высвободиться из пут прочной бриарийской веревки.
— Чей? – ужаснулся Ганс.
— Ты лучше посмотри на небо, - осердился неудачливый колдунишко.
— И что там? - спросил художник.
— Там полный солнцеворот! Помнишь, про свитки бурана? Доставай чернила и пиши.
Ганс Бургкмайр взглянул на небо и моментально загорелся новым творением. Свитки бурана буквально притягивали воображение художника, и под аркой определённо мог бы родиться уникальный холст.

Мэлор Жакоги тоже смотрел в небо и видел яркий солнечный диск и облик спускающегося с неба херувима. Префект перекрестился и его большое, и доброе христианское сердце переполнилось соучастием страждущих и надеждой на полное искупление грешников. Подойдя к фризу, он неожиданно выбрал фигурку энтузиаста, выполненную в шартрезе — оттенке жёлто-зелёного цвета, посредине частоты видимого спектра.
 Глаза имеют рецепторы для восприятия синего, зелёного и красного, но мозг получает информацию о разнице яркости и цветности. В итоге рецепторам мозга легче всего увидеть именно цвет шартрез. Этот цвет используется психологами, экстрасенсами, художниками, как успокаивающий и самый заметный для человека.
Энтузиазм нужен во многих благих начинаниях, человек живёт ни одними молитвами, нужно ещё работать, отдыхать, воевать, любить. Префект неспроста оживил энтузиазм. Лента истории – спираль этого мира – это цивилизации 1 2 3 4 5 6. До конца, не понятно будет ли седьмая цивилизация. Но энтузиазм приоткрыл Жакоги геополитический расклад на первую половину ХХI века. Он держал в руках эту необычную пластину энтузиаста.
 Шестёрка (Civilization VI) неудачная игрушка. Разнообразное древо прогресса, но скучный не красивый мультяшный мир и в сотни раз меньше чудес и ресурсов. Авторы будто не слышали то, что им говорили. Зачем было терять преимущества и создавать такую заведомо отсталую игру?

Но кто-нибудь мне объяснит, почему нет херувима? Люди так хотели увидеть своего героя-небожителя. Оставались пустыми незанятые и непроданные витражи антаблемента колонн и окно херувима Морица. Окно благоденствия – говорили, войти в него и всё будет хорошо, люди заживут счастливо. Так херувим принёс шанс людям без мучений и вечной борьбы вступить в эру благоденствия. Жаль, только что некому было открыть его. Распорядители церемонии пока не нашли возможности объяснить людям отсутствие херувима.
Пустовало и следующее арочное окно "Песочные часы" – так называемый феномен квази скачка / сверх прорыва – когда избранная провинция уходит далеко вперёд одной мощной разработкой. Такой шанс для провинции мог получить открывший это окно. И что же он при этом должен назвать провинцию и тогда всё сбудется? Чудеса, да и только. Проверить это можно было только на деле. Возле этого окна площадь красная видна. И Штурман, и адмирал, и другие герои романа изучали эти т.н. песочные часы. Сумели ли они вплотную подобраться к этому секрету?
А ещё цианом, свинцовым и краплаком в глубине утробно темнело совсем слепое окно - тень. Возле этого окна плясали странные вытянутые тени, их бледные силуэты зловещими кляксами отображались на аркатуре. Пляска, а может тряска и импульсивные подёргивания в ожидании надвигающейся на арку тени. Арка-тень, существующая на гране человеческого восприятия и за гранью дозволенного. Но люди не замечали эти движущиеся силуэты. Адмирал приблизился, пытаясь разгадать эту тайну. Живые силуэты совершенно, разумно поклонялись тени. Появление человека, не произвело на них никакого впечатления. Адмирал понял, что они находятся в каком-то своём состоянии и не видят никого вокруг кроме тени.
— Кто заказал тень? – возмущался комтур Иерушалаим.
— Я заказал! А что нельзя? Кто против – два шага вперёд выйти из строя! – разодетый в шелка, кожу, отделанную золотом, шейх Сулима Мъяркур он же кожемяка-фантом появился перед взором толпы. Адмирал отчётливо видел, как словно чёрт из табакерки он вылез из слепой аркатуры. Шокирующий Мъяркур демонстративно встал под теневой аркой, задрав вверх голову.
— Высока чертовка, это моя - третья в Аркаде. Верно миллионщики? Деньги решают всё, ведь так – отцы города? Что молчите кредиторы - процентовщики, или неправда? Стыдно бывает после первого миллиона, а потом стыд проходит.
Фуггер скептически наклонив голову, закивал согласно, а Вельзер наоборот несогласно, Утамия же натянул на лицо шляпу, будто это к нему совсем не относится.
Однако уже поднялась встревоженная сумятица, узнавшие его люди негодующе шумели и требовали немедленно вывести и осудить!
— Его же убили, - недоумевала толпа.
— Господа! У меня уплочено! – глядя вкось честными глазами, туда-сюда разводил руками Сулима, тряся какими-то бумагами.
Мудрецы, уже названные выше, присутствующие на столь грандиозном действии, заранее ожидали чего-то подобного. Ведь всегда на исторических поворотах, былинных экспромтах и эксклюзивных откровениях происходят непредсказуемые вещи. И уж такое событие "враги" точно не могли оставить без внимания. Для этих целей и существуют специальные или полу специальные войска. Определённые силы приберегли их на случай подобной выходки. Потому что первыми фанатично ринулись на явную нечисть монахи с крестами. Сам комтур Иерушалаим повёл их, не побоялся. Известно, что во время большого спектакля даже средние артисты поднимаются на необозримые высоты. Честное слово монахи – фанатики могучая сила, но и её снесло как ветром, когда шайтан стал плевать на них, хохоча и резвясь, будто первозданный дикарь. Со стороны это выглядело обыкновенно и необыкновенно – вдруг подул ветерок, и монахов, словно ветром сдуло, слава богу, они не уронили при этом кресты, удерживая их в руках кроме одного.
Следом вышли рыцари с мечами. И когда первые из них приблизились к демону, тот немыслимым образом изворачиваясь, нанёс спонтанные, дикие удары по смельчакам. И те отлетали, с мечами, с копьями, в кольчугах заваливаясь прямо у Арки вместе со своими лошадьми. Публика не поспевала за мгновенными бросками Мъяркура, замечая лишь отлёты рыцарей в стороны. Дьявольская карусель длилась недолго. Обескураженные таким поворотом, воины не долго, терялись в догадках, как теневому защитнику удаётся так нападать. Ему помогает сама дьявольская сила. Уже тогда можно было заподозрить, что имеешь дело с дьяволом. Несколько последовавших с разных сторон дружных бросков привели к нелепым ранениям от своих же случайных ударов. Ушибы, падения, один при этом свернул себе шею, другой сломал ногу. Третьему криво распороли бок, у четвёртого вытек глаз, пятый капитально отбил внутренности. Шестому почти отрубило руку, а седьмой сошёл с ума, безумно выкрикивая, что вокруг пляшут мёртвые тени, восьмой зачем-то стал умываться собственной мочой. Девятый молился, а десятый, сбросив доспехи, пошёл биться с шейхом на кулаках.
Вот его-то заказчик тени и пропустил к себе.
— Маг ты или демон, ответь мне нечистая сила, - спрашивал фон Kronic, доставая меч и нож. — Я же человек и рыцарь тамплиер и ничего ты с этим не сделаешь! – прямо пред Сулимой стоял Элвилин фон Кроник, мужественный рыцарь-тамплиер.
— Почему, человек? - искренне удивился демон.
— Я первый богач Франции, выбравший скромность. Суметь отказаться от несметных богатств это называется сила духа. Повесть о настоящем человеке, слыхал? А ты, ну, надел все побрякушки опустил забрало, потом залез на боевого коня. И прошёл сквозь телепорт. Зашибись, какой ты сильный и прокаченный. Ты не поверишь бес, я просто француз! Рыцарь-храмовник и стою на своей земле. И нет у меня никаких волшебств, но не уступлю я тебе свою землю, будь уверен - хоть убей или хоть убейся! Против земли и храма созданного на ней людьми ты бессилен. Это не твоё – всех не раскидаешь, демон позабавился, демон должен отступить, впрочем, я предлагаю тебе сразиться.
— Храмовник ты меня удивляешь! Конечни – перед нами целый живой рыцарь да ещё тамплиер, но я, то посмотри совсем не дракон. Наши дорожки расходятся прямо тут у Арки, - развёл он руками, мол, нет проблем, как встретились – так и разойдёмся.
И Сулима отступил, демонстративно поднимая руки:
— Всё сдаюсь, господа тамплиеры ваша взяла! Рыцарь Элвилин меня ухайдакал!
Мъяркур преломил меч и сбросил с себя кольчугу.
— Вяжите меня святые рыцари! – демон опустил плечи, и лучшие режиссёры Голливуда померли, так и не дождавшись этой съёмки.
Тамплиеры живо скрутили пленника, привязав к арочной колонне. Связан он был на этот раз очень необычным тамплиерским узлом и под усиленной местной охраной оставлен на суд церкви.
Всех уже состоявшихся и ещё потенциальных героев зазывали на праздничный ужин по случаю шоу Арки, в открытую корчму на ближайшую площадь Ратуши.
Здесь же назревал самосуд. Жизнь есть жизнь, а помеченная жертва – любимое занятие толпы. Если не ошибаюсь, это случилось уже второй раз за вечер. Когда с площади ушли официальные представители, оставив связанного охране, подняла голову местная ОПГ. Кому-то стало неприятным открытием наличие в организованной Баварии организованной преступной группировки.
Лихоимцы с ножами выходили, подбочениваясь, ухмыляясь и матерясь на всю округу. Так что верующие и просто порядочные люди затыкали уши, а детей уводили подальше. С одной стороны это были мастера гоп стопа, а с другой фраера кидалы и асы финкометатели. Можно сказать два будущих клана. Вся эта честн́ая компания решила поживиться и ни много ни мало развести демона.
На Сулиме действительно было золото, и многочисленные карманы его до сих пор вызывающе ломились от купюр. А он был демон, и всё это богатство не принадлежало ему. Оно принадлежало народу. Пока его не прибрали к рукам власть имущие – грабители и налётчики уже делили незаконно нажитое богатство. Братва ринулась цеплять и делить демона, обрывая прямо с него ценности и желая уже замочить отступника у этой самой арки.
— Давайте его поделим. Голова вам, а нам всё остальное.
Но связанный шайтан вдруг передумал саморазоблачаться. Особо не церемонясь, известным только ему способом, он царапнул по харе одного грабителя и ловко сдёрнул пояс с другого налётчика. Создалось впечатление, что те сделали это друг другу сами. У того и другого пострадавшие части были, видать самым главным в арсенале. Один ужасно гордился своим лицом, а другой редким и необычным поясом. Обнажив слабые места в лихом раскладе, связанный демон натравил их друг на друга. В довершении Сулима осыпал воров и налётчиков липовыми золотыми, падающими с тени маскарона в толпу. Когда вкус золота криминал ощутил вживую, завязалась отчаянная драка, где в борьбе за драгоценный металл побеждает сильнейший. Борзые группировки не привыкли отступать, но за монетами ринулись и крепкие парни из народа. В дело пошли ножи камни кастеты и запрещённые удары. Люди гибнут за металл. Праздник омрачила большая схватка за золото.
Чтобы очистить площадь пришлось вмешаться подоспевшим солдатам.

Так и не обобранный ворами Сулима сощурился и стряхнул оковы. Вериги его опали, но он, подхватив их, поднял над толпой и заорал на стоящих на площади:
— А теперь на колени жалкие людишки! Все на колени!
Вериги в его руках искрили и щёлкали, электрическая дуга с конца цепи перемахнула на ближайшего человека и устремилась в толпу. Люди, получившие электрический удар, орали, немели, подгорали и теряли сознание, умирали, обновлялись. Бесноватый шейх пинал ближних к нему людей, и те падали ниц валились лицом в грязь, завывая от стыда боли и ужаса.
— Все на колени! - гремело во много раз усиленное на площади.
Хороша же была поверженная толпа. Но недолго длилось бесовское наваждение…
 Коленопреклонённая толпа – обманчивый литературный штамп. Если реально посмотреть на всех преклонивших голову и колени перед демоном. Не заглядывая им в душу и сосчитать вслух пользу принесённую каждым. То окажется, что не так страшен чёрт как его малюют. Коленопреклонённая не значит что поверженная более того это даже не значит что толпа была согласная. Собрав и проанализировав имена преклонившихся людей на площади, мы с удивлением встретим среди них и успешных торговцев и крепких воинов и зажиточных селян. Не все имена утеряны и, хотя часть из них вскоре собьются с истинного пути, а кто-то и вовсе плохо кончит. Мы не оставляем надежду что взирая на демона и нагнувшись тогда – баварцы получили очень полезный урок. Эпизод коленопреклонения так бы и остался эпизодом, и никто бы не смел, утверждать, что это было преклонение перед дьяволом. Если бы не порушенные судьбы и не прибавка среди тёмных сил. Сам эпизод длился около четырёх часов. 'Знатоки же утверждают, что бесовское наваждение заняло всего-то не более пяти минут.

Город Аугсбург, несмотря на свою древность довольно протяжённый, но пребывание папы связывало воедино все маршруты. Пока папа в городе – жители и гости Аугсбурга могли спать спокойно. Случай с демоном показал нам, как быстро можно сказать оперативно действовала церковь. Для скорости папа передвигался по городу на папамобиле – своеобразной колеснице открытой карете. В разгар коленопреклонения понтифик прибыл на площадь со словом божьим. Папа прямо с тарантаса обратился к народу.
Сила веры священным словом обрушивалась на выборщика тени - Сулиму Мъяркура. В ней были, и вековая правда и догмы добра и справедливости, а главное в них была вера в лучшее в человека. У демона не было такой веры. Речь Его Святейшества тронула всех, и Сулима, прослезившись, в ответ спросил представителя бога:
— Хорошо папа, опять убедил, ты прав, но Аркада! Кто вам позволит! Что вы тут выстроили? До небес хотите добраться! Мировой войны захотели или всеобщего голода? Опять всё запутаете а ваша Аркада вспорет и без того испорченный мир! Недаром так воняет. Везде безумные толпы поклонников то одного то другого! Разрушьте арку!
Волна возмущения и негодования пронеслась по площади. Арка вошла уже в кровь и сознание людей, и никто не вправе забрать её.
Бес с горечью уронил голову, но его дьявольская, порочная улыбка предательски высовывалась наружу.
— Концерт окончен - пора по домам. Ждите следующую серию. Я приду к вам ночью в страшном сне.
Мъяркур прощально помахал "хвостом" народу.
— Замолчи окаянный! Ты не властен над честными христианами!
В ответ раздался только дьявольский смех.
Тогда папа понтифик воззвал к своему народу:
— Христиане! Злые слова лицемерного циника и совратителя душ! Что он может, если мы веруем! Христиане братья мои скажем дружно все вместе как один – верую! И злодей с позором уйдёт восвояси.
Папа призывно поднял руки над паствой как святой дирижёр. Народ собрался с духом, приготовился, понтифик взмахнул над площадью рукой и честное слово все как один разом выдохнули:
— Верую!

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Окт 2016 15:55:34 Цитата

(окончание)

— Верую!
Тотчас же с неба, рассекая надвое Арочную площадь и искря первозданной чистотой, под своды арки влетела стрела и пронзила Сулиму. Это была стрела из Ангельского пера. Стерхи пролетали над Аркой и одно перо херувима, застрявшее на журавле, слетело, стрелой ангельского пера обрушиваясь на Мъяркура.
Мъяркур пошатнувшись, схватился за голову, и заваливаясь набок, вялыми рывками, стал нелепо прыгать прочь от Арки вглубь ближайшей тени, лежащей у соседнего дома. Отступив, и так и не добравшись до тени, он свалился наземь. И все увидели, что это был обычный чёрт с хвостом и рогами.
В тот самый момент падения Сулимы на Арке распахнулись все окна, и десятки разнообразных цветов ударили незримыми прожекторами в восхищённую толпу зрителей. Люди купались в свете и радовались как дети. Многие искали свои окна, чтобы оказаться в лучшем мире и зажить спокойно и счастливо. А над ними кружили стерхи ангельские птицы.
 Арка херувима давала такую возможность – только надо было правильно отгадать своё окно. Оказавшись в чужом, так и проживёшь чужой жизнью. А какая она своя настоящая – кто бы ещё это знал.
Сколько фотонов энергии и счастья получили свидетели гранд шоу арки! Наслаждение светом длилось очень долго, казалось, что всю жизнь. Так иллюминация Арки праздновала победу над бесом и прощалась с Морицем. Под аккомпанемент света журавли отправились дальше в путь, и пилигрим Мориц следовал за ними. Торжества фактически проходили без херувима.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 27 Окт 2016 15:56:00 Цитата

V


Место в тени, где лежал Сулима, было сумрачно – сюда почти не добирался поток света, обрушиваемый на площадь арки. Несколько человек не спешили покидать его. Познание продолжается, вера безопасность расчёт и другие обстоятельства удерживали эту группу исследователей около этого неприглядного места. Здесь лежало тело того кто так сильно напугал горожан.
— Имеющий уши – да услышит. Залезающий в душу, - с недоверием всматриваясь в бездыханного Сулиму, проговорил префект Жакоги.

— Кто он такой этот Сулима Мъяркур?
— Только сумасшедший может овладеть запрещённым колдовством. Я начинаю верить, что это был сам дьявол, - уверился фактотур конгрегации Оккультов.
— Демон совсем распоясался, потерял всякий стыд.
— Это не демон, а шейх-экстрасенс, слабоват он для демона. Вот арка и не пустила его изгаляться над людьми, - подметил адмирал.
— Но, это омерзительно! - воскликнул Иерушалаим. — Он опасный сумасшедший! Его обязательно нужно уничтожить!
— Хуже будет. Уничтоженный демон или кто он там принесёт ещё большие проблемы. Разве вы не слышали о некроманте?
— Нравится нам это или нет, но он представляет для нас большую ценность, даже большую, чем мы, - тихо проговорил фактотур.
— Спокойно давайте без паники! Немедленно расходимся. Что мы прямо как вороны над трупом. На нас уже обращают внимание! – обратился ко всем Штурман.

В забое

Как сбит тот упрямый наездник жестоко
Ударом двукратным, струёю потока
Толпы окружения дьявольских лиц,
Жаждущих ниспровержения ниц.

Надолго отброшен искатель экстаза
Эмалью он неудачи обмазан
Срок уж четвёртый его распирает
И неуверенно поступь сбивает.

Какой от счастья будет прок?
Хотя бы только упоения глоток
Сонм странностей и отступлений
Причина мрачных ли мгновений?

Порок судьбы – удар острейшей боли
Винись, нет никого с тобою в поле.
Быть может, ты и выдержишь едва
Но всё равно хромать будет нога.

Да разве ж можно заменить
Стремление, рождённое природой?
И ввергнут в ад душу спалить
Своею тычут в нос породой.

Наступят знаменательные дни
Удача, миг греховного забвенья…
Ты весь в себе – сожмись и жди,
Огни, отыскивая мрака упоенья.


Перед тем как расстаться со спутниками префект передал ‘пластину энтузиаста’ Штурману.
— Это ‘пластина энтузиаста’ полученная мною в распахнутом окне Арки содержит важное предвидение по России. Ознакомьтесь в узком кругу и доставьте её российскому императору.
Простившись с Мэлором Жакоги, трое остальных собеседников направились к малозаметному зданию недалеко от площади.
— Вот мы и дома! – гостеприимно распахнул двери настежь фактотур.
Конгрегация оккультов ждала гостей. Адмирал и Штурман проследовали вглубь помещения конгрегации, так и не повстречав ни одного человека. Ничего привлекательного по пути - обыкновенное баварское строение не очень напоминающее монашеское. Наверное, самое интересное у них находится там внутри.
— Для хорошей задушевной беседы не помешают лёгкие закуски и ароматные напитки.
Хозяин предложил располагаться по удобнее, стол был накрыт к приходу гостей, а рядом лежали раскрытые книги, записи, карты и потемневшие от времени свитки.
— Немного о нас, - с волнением в голосе начал фактотур.
 Оккульти́зм (тайный, сокровенный) — общее название учений, признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, доступных лишь для «посвящённых». Комплекс верований в существование скрытой связи человека с потусторонним миром. Оккультизм тесно связан с такими понятиями как магия, колдовство, эзотеризм, экстрасенсорика, паранормальные явления. В основе оккультных практик лежит древняя 'тайная философия', опирающаяся на магию и алхимию периода эллинов, иудейский мистицизм и Corpus Hermeticum, сборник текстов, приписываемых Гермесу Трисмегисту. Оккультизм эпохи Возрождения тесно связан с течениями - герметизм, христианская каббала и розенкрейцерство.
Оккультизм — это изучение оккультного, скрытого знания. Философская система, стремящаяся синтезировать знания, добытые науками, с целью установить законы, управляющие всеми явлениями. Включая экстрасенсорное восприятие, астрологию, нумерологию, магию, хиромантию, спиритуализм, толкование и изучение символизма карт Таро, гадание на игральных картах. Согласно определению религии как веры в существование сверхъестественных существ, явлений и сил, оккультизм является разновидностью религиозного мировоззрения. Традиционные религии христианство, буддизм, индуизм, иудаизм и ислам, обычно не относят к оккультизму. Оккультные феномены противоречат современной научной картине мира, и не признаются современной наукой. Оккультизм основан на иррациональном типе мышления, не допускающем разделения объективной и субъективной сферы, таким образом, представляя собой антипод, противоположность современному научному мышлению, познание которого строится на объективном восприятии.
— Ваша конгрегация не одна занимается подобными вещами, - заметил Штурман. — У нас в России есть Национальная лаборатория.
— Моя подача для вас господа – существует целая разведка ПЯНЖ и ей известны подобные явления, - адмирал выбрал самый зажаристый кусок мяса и, не сводя с него доброго взгляда, положил в свою тарелку.
— Хорошо, - в ответ потёр руки фактотур, аппетитно выбирая разносолы, — а знаете ли вы что…

 В Торе занятия оккультными практиками осуждаются:
«Не должен находиться у тебя … прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мёртвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их от лица твоего».
— Также как и в христианстве, - продолжил Штурман, отдавая предпочтение белой рыбе в слабо лимонном соусе с грибами.
Распространение христианства было связано с вытеснением оккультных учений:
«А из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на 50 000 драхм»
Деяния 19:19.

— Какой премилый соус! Из чего он сделан?

— Это лимоны заморский фрукт привезены с другого континента.

Адмирал придвинул к себе графинчик с тёмно-вишнёвым средней крепости вином и, поднимая наполненный до краёв бокал, торжественно произнёс:

«Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнём и серою».
Откровение апостола Иоанна 21:8.

— Примерно это и ждёт кожемяку. Господа мореходы наливайте себе полные бокалы вина по вкусу, я же, к сожалению не пью.
— За арку, открывающую новые пути! – произнёс Штурман.
— За херувима и да поможет всем нам бог! – провозгласил адмирал.
— Каков спектакль! Театр и все мы в нём актёры! – прослезился от крепкого лукового гарнира фактотур.
— Так это была театрализованная инсценировка. Ангел и демон? - Штурман зацепился взглядом за хозяина оккультного заведения.
— Я думаю, это была этапная веха в развитии человечества. Гранд шоу арки показательное творение многогранности жизни и хорошо, что чудо связано с херувимом, а не с бесом.
— Хороший же церемонийместер у этого спектакля, - признался адмирал, наливая второй или третий бокал.
— Церемонийместер был повержен – это Сулима Мъяркур в обличье демона.
— Да бросьте никакой он не демон, а шейх-экстрасенс.
— На этот счёт есть некоторые сомнения, - возразил фактотур. — Слишком всё эффектно или же он хороший иллюзионист. Но я думаю, он бес! Мы исследуем его.
— Конгрегация хочет использовать бесовское тело? - адмирал схватился за кортик так на всякий случай. Это незамысловатое оружие представляло опасность для любого человека и не человека в радиусе двадцати метров.
— Вот попробуйте ещё запечённую утку со спаржей и морошкой, - пододвинул поближе адмиралу блюдо монах.
— Давайте продолжим, - напомнил всем Штурман.
— Нет так-то красиво – херувим улетел вслед за журавлями, а кожемяка остался лежать у канавы, - здраво рассуждал адмирал. — Но не сходится.
— Почему не сходится? Добро должно побеждать зло. Жителям нужно внушать оптимизм и время от времени устраивать праздники. Арку будут вспоминать столетия, и гранд шоу обрастёт такими обстоятельствами – ваши дети будут зачитываться!
— Стоп, стоп фактотур! Что ж такое эта арка? Архитектурное строение или воплощённая в виде арки книга цивилизации?
— Вот-вот уже ближе! – отставляя прочь довольно жирный паштет, радостно резюмировал фактотур.
“Мы искусственно закрыли себя для восприятия целого рода оккультных явлений природы, которые воспринимались в прежние времена, когда сознание не было так подавлено рационалистическими ограничениями. Наука принуждена расширить свои границы до бесконечности и исследовать все явления, как бы ни казались они ей необычайными, оккультными, почти чудесными. Природа мира и природа человека бесконечно богаче силами, чем это представляло себе научное сознание просветительной эпохи”.
Николай Бердяев.

— Давайте ознакомимся с пластиной энтузиаста.
— Она предназначена для русских, - напомнил капитан 2 ранга.
— Если бы не конгрегация ничего этого вообще бы не было, - урезонил фактотур.
Пластина была выложена на стол, и на пересечении отблеска четырёх свечей пошёл невиданный рассказ.

 Первая половина ХХI века. Со времён второй мировой войны второе крайнее противостояние двух супердержав. Если начинается большая война, то в конечном итоге выигрывает Россия и Америки почти не будет. Если США и её марионетки оставляют в покое Россию – не переходят границы дозволенного и отпускают оба фронта противостояния, то происходит следующее. Без такого давления русские продолжают жить в своём обычном режиме. Есть 'западный мир' т.н. 'свободы и демократии' и есть 'Русский мир' со своими традициями и ограничениями. Без войны, к сожалению всё большая часть русского народа будет отдавать предпочтение западному миру. Сыграют роль все известные тотальные факторы российской действительности. Коррупция и неравноправие, навязывания традиций, тысячелетние ограничения и не свобода. И это в обозримом историческом промежутке в России всегда. Поэтому если не давить на Россию извне и открыть для неё границы – миллионы русских покинут любимую родину, предпочитая западный мир. Противление Украине в этом и состоит – если запад примет Украину, и она заживёт лучше России – это будет печальный итог тысячелетней Руси.

— Я не верю этой ‘пластине энтузиаста’ это явная фальшивка! – заявил капитан.

— Окна арки имеют и обратный эффект. К нам могут выходить оттуда личности и целые явления.

Моряки застыли в недоумении с едой в руках.

— Не надо ничего выдумывать – всё уже давно выдумано, - упорно продолжал гнуть своё монах конгрегат. — Гранд шоу арки – сейчас должен случиться очередной временной переход. Кто-то или что-то прибудет оттуда, а отсюда уйдёт туда.

— Когда случится переход?

— Вам господа не о чем беспокоится. Это случится без вас. У вас будет много время всё вспомнить и помечтать о лучшем, - прошептал фактотур. — Затворниками в келье.
Переждав значительную паузу, во время которой лица наших героев – адмирала, Штурмана, да и самого фактотура то ли от волнения, то ли от выпитого вина покрылись лёгкой испариной. Бокалы чуть-чуть расплескались, ягодный джем ядовито пополз по белоснежной скатерти, а вилка в руках говорящего предательски задрожала – но монах, собравшись, как, ни в чём не бывало, ласково продолжил.
— Не в том смысле. Вы должны помочь нам разыскать Гермеса. Да, да того самого Гермеса. Умница и экспериментатор жив, здоров и процветает, наблюдая за своим творением. Более того – он среди нас. Отыщите его, и конгрегация Оккультов станет и вашей конторой тоже. А тогда нам будет сам чёрт не страшен.





Ночное шоу арки под аккомпанемент вспыхивающих огней оживлённых фигурок до утра не отпускало публику. Среди английской молодёжи, добравшейся в Аугсбург на открытие арки, выделялась группа менестрелей. На площади блондин Тимберлейк исполнял красивую сагу "Нalilluyya" (Алиллуйя). Под лёгкий снежок, падающий на заполненную до отказа народом Арочную площадь, песня звучала проникновенно, подпевали и плакали ни одни девчонки, а даже видавшие виды суровые воины, впрочем, они были просто пьяны. Несколько запоминающихся музыкальных номеров украсили церемонию. Завершал концерт афро - американец, выступавший в невиданных ранее тёмных очках. Под самой аркой на клавесине Стиви Уандер самозабвенно пел и играл "I Just Called to Say I Love You". Небесная акустика разносила вдохновенные звуки гимна от арочных плит, и слепой музыкант, бесспорно, покорил публику.



Накрытое большим чёрным покрывалом, у ступеней Арки одиноко лежало тело Мъяркура. А над ним словно дымовая завеса вилось густое и слабо бурлящее тёмное облако. В одной из библиотечных книг сенатор вычитал, что самые распространённые проявления некромантии обычно имели вид тёмно-коричневого либо чёрного дыма.

Народное гуляние на Арочной площади шумело бубнами, гитарами и разухабистыми выкриками. К Герберту подошёл закутанный в саван высокий брюнет.
— Ну как вам зрелище, получилось? Что скажите императору?
Герберт Утамия посмотрел на незнакомца. Эффектный тип где-то я его видел. — Это вы назначены сюда императором?
— Да, я – церемонийместер, - незнакомец, сильно растягивая слова, слегка распахнул саван, под которым ослепительно сияли золото и драгоценности чрезмерно и безбожно развешанные на яркой одежде.
Сенатор невольно отдёрнул взгляд и замер, перед ним стоял тот самый шейх, который не улыбался.
— О, боги! – искренне вырвалось у Герберта.
— Бросьте, сенатор, к Триединому вы не имеете никакого отношения.
— Но как же, ведь я всю жизнь ему молился.
— Он мой брат, так что это не так уж и важно кому вы молились. Боги я бы пожевал ваши лица.

10.2012 /10.2016


________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

fantakt
Участник



Репутация: 1257(???)

# Дата: 27 Окт 2016 15:58:24 Цитата

Ты ведь на самиздате публикуешься? Много там народа читает?

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 28 Окт 2016 04:27:33 Цитата

Немного, но информация расходится по другим сайтам.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 3 Фев 2017 06:43:57 Цитата

Цивилизация. Хроники
Цивилизация Вольнодумца

Часть 11. 8.
КОНСТАНЦ





I




Так и кончается прелюдия к роману и начинается роман. Мы уже прикоснулись к его неизгладимому тексту, переводимому мной в минуты вдохновения. Слушайте, если хотите. Все отступления и перелёты автора. А он один или их несколько? - спросите вы. Несколько авторов, будто соединённых в одном. Сцены разбросаны по разным эпохам и странам. Кажется что это образы одного и того же героя. Посол, пастух, художник. Да какая, в общем, разница – главное, чтобы песня лилась из чистого сердца. Я-то вырос на восьми сотках, и тех мне за глаза хватало. А тут такое… Настоящее раздолье для фантазёра. Странная, однако, получается сага и нашумевший вольнодумный трактат. Послание из прошлого настоящего и будущего. Подобное происходит, когда историю освещаешь под разными углами и мыслишь масштабно, не одним только этим временем. Обсаженные утками корреспонденты и раболепные зрители, хавающие адаптированные версии в учебниках не имеют ничего общего с настоящей правдой. С той, на которую пора открыть глаза. Подобное сравнимо с тем, когда мы смотрим на жизнь, только одним глазом – имея при этом целых три. Третий глаз особенно мощен и располагается в глубине мозга.

‘А теперь давайте, посмотрим на всё это другими глазами'.
Мы всего лишь обличья, а что скрывается за нашим обличьем – то большинству и неведомо. В каком времени мы живём, в каком из миров?

‘И с облегчением с болью унижения, с ужасом он понял, что сам тоже призрак, который видится во сне кому-то’.
Хорхе Луис Борхес.


Эта глава будет простой.

Можно увидеть чудесное, а можно его не замечать, живя заурядно и выполняя свой заведённый повседневный ритуал. Всё зависит от тебя. Это точно.

‘Есть только два способа прожить жизнь.
Первый — будто чудес не существует.
Второй — будто кругом одни чудеса!’
Альберт Эйнштейн.


Мы в двух цивилизациях – одна реальная, другая игрушечная. Нас обвиняют, что мы выдумали страну. Давайте я так скажу – это невозможно придумать, это происходило на самом деле. Вам говорят: Лемурию, Атлантиду, Арктиду, Гиперборею – затопило! Так утверждают знатоки истории. А у нас есть и новые материки, и новые люди и целая не покоцаная шестая цивилизация. Всё это происходит сейчас, и вы сами участвуете в исторических событиях. Как это возможно? Данная летопись даёт вам такой шанс. Многие уже попали на её страницы, некоторые обижаются, как их изобразили. Не надо обижаться, надо радоваться – ведь кое-что ещё можно изменить. Имена персонажей и географические названия, а также события из истории сейчас хотел, было, поправить по своему разумению. Но, почувствовав сопротивление материала, отказался от этой затеи. Выяснилось, что уже не могу исправить последнюю версию – так она на живую въелась в оригинал.

‘Строгая дозировка правды – самая изощрённая ложь’.
Роберт Хайнлайн


Мы всё время не договариваем. Не говорим всю правду особенно в так называемой реальной жизни. Поэтому условные разделения глав и долгие перерывы между публикациями даются нам с таким трудом и порою выстраданы, а местами просто наполнены откровенным бегством от романа. Бежать хоть куда – лишь бы не писать. Велеречив был издатель, заявивший мне: ‘Вот и тебя насквозь зрю: хороший ты человек, но алчность уже пытается запустить свои щупальца к тебе в душу. Не книгу новую мыслишь людям дать как духовное богатство и пищу. Сам норовишь золотому идолу поклониться. Остановись, пока не поздно. Поезжай в Кострому. А за богатством не гонись. Всё равно всю жизнь нищим проживёшь. Не для тебя это. Сказано: гений должен быть голодным!'

То есть он во славе. А я нище бродом на работу хожу…

Вижу, эта глава будет простой.

Эй, писатель, сказки собираем по одной и аккуратно нанизываем на веретено. Просто расскажи сказку. Но пока наш мир не совершенен мало изучен и не подходит для процветания.

‘Наш век, если он вообще достоин специального наименования, следует назвать веком проституции. Люди в нём перешли на жаргон публичных девок’.
Генрих Бёлль


Жаргон интернета не требует красоты слов. Он требует скабрёзности и раскрученности. В такой ситуации чтобы успокоится и набраться сил, надо найти хорошую книгу. Почитайте, говорю вам, почитайте других авторов. А я пока подберу вам слова.

‘Мысль летит, а слова идут шагом. В этом вся драма писателя’.
Александр Грин

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 3 Фев 2017 06:44:24 Цитата

II



Покинув Рим, летом я вернулся домой на берег великой сибирской реки. Ничего не делал – это моё любимое занятие, загорал и купался в Сказочном озере. Благо почти одиннадцать глав было написано. С этого Сказочного озера начинался полёт чудесных птиц. Журавли готовились к перелёту. А я сидел на берегу и наблюдал за птицами. В приглушённом свете палевого заката цвета стерхов играли в розовый и белый. И в таком заманчивом отражении рассказ о херувиме и небесных птицах казался вовсе не прихотью. А скрупулёзным воспроизведением с древних берестяных свитков. Загорелся ли я желанием познакомиться с этим чудом? Да. Нет. Ангелы, как и мудрецы, вызывают у меня нетерпение и скепсис. Лучше послушать музыку. Кому-то херувим нужнее. Сколько вокруг нелепых метаморфоз, буреломы страстей и жизней на раскордак. Их количество с течением времени не уменьшается. Эти птицы мне понравились. Но с ними бы я не полетел. Гулял по берегу Сказочного озера и любовался, как свободно они кружат над землёй, пробуждая несбыточные чувства у снующих по земле человеков. Вглядывался в их грациозные силуэты в зыбкой серебристой мгле, нежным туманом струящиеся над Сказочным озером. Я дома в Фирузо.



________________________________________




Новым пристанищем необыкновенной стаи журавлей стало Боденское озеро в самом центре Западной Европы. Мориц Юнциани Лилук пришёл следом за птицами в город Констанц к Боденскому озеру. Странствующий мальчик остановился в монастыре бенедиктинцев, предъявив монахам свой креденциал.

 Креденциал – "паспорт" пилигрима, с отметками о посещении того или иного монастыря при совершении паломничества и "продуктовая карточка" путника.

 В средние века на территории Европы шли постоянные войны. Единственным убежищем для многих простых людей стали монастыри, где человек мог получить защиту, кров, еду и человеческое участие. Защиту крестьяне получали от сеньора и короля, но монастыри давали стабильность и покой, так как были под покровительством базилевса Византии, а позже святого Папского престола. Грабить крестьян соперника, прибавляло эмиру или маркграфу богатства и чести, но обижать монастырских работников, оскорбляя церковь и лично папу было невыгодно и опасно. Поэтому в монастыри стекались крестьяне и мастеровые, купцы и путешественники, воины и учёные, а монастырские хозяйства порой превосходили владения феодалов.

 На острове Боденского озера располагался монастырь бенедиктинцев Райхенау и построенные в IX—XI вв. церкви св. Марии и Марка, Петра и Павла, Георгия.

Херувим выбрал монастырь. Почему монастырь? А мог бы выбрать и тюрьму, и таверну и скотный двор. Ведь везде люди и всюду грешники и всем в одинаковой мере нужна помощь. Или он не за этим приехал? Показался на южно-германской земле, возможно впервые в новой истории обрисовав истинное величие веры. Господь всенепременно думает о нас и шлёт нам своего вестника на землю. Боже, какой подарок и как вовремя! Херувим он же пилигрим свою миссию начал с божьих птиц.

Перелёт с Арки стерхам давался нелегко. Сказался стресс – птицы пытались спасти замерзающего в сугробе херувима. А стрела из ангельского пера сразившая дьявольского Сулиму забрала все силы. После Кузее и Аугсбурга журавли заболели. Юный Мориц был рядом. Он никогда не видел, как лечат, но желая помочь своим крылатым друзьям, искал в себе лечебные флюиды. Журавли сгруппировались вокруг него, их тонкие шеи жадно ловили благотворный воздух. Эманации крыльями херувима творили чудеса выздоровления. Я описываю, как это выглядело со стороны. Крыльями как опахалами мальчишка будто развеял сонмы болезни. И журавли снова закурлыкали, их белоснежное оперение засверкало в лучах отражающих воды Боденского озера. Странная участь пилигрима – вроде бы пришёл к людям, а возится с журавлями. Как нам всем нужна помощь херувима. Кликните же его!

Смело проси бога: ничего чужого ты у него не просишь.
Сенека


Монахи не спрашивали, они знали кто перед ними. Братья ступали тихо, стараясь не мешать древнему путнику. Мориц приковывал всеобщее внимание к себе. Очередь на приём растянулась бы до самой Америки. Но места встречи с крылатым чудом люди не знали, и наяву пилигрим оставался незамеченным. Возможно для того чтобы избежать давки и поклонения.

Через монастырь Райхенау проезжали пилигримы. Самой заметной фигурой в монастыре был аббат Хатто. Прибыв незадолго до Морица с момента появления необыкновенного пилигрима, аббат опекал его. Ему надо было знать буквально всё о херувиме. Это резонно – где ещё наберёшься такого опыта?

— Мориц сын мой небесный, - тепло говорил он, — в вашем долгом путешествии потратили вы изрядно сил. Мы с братьями-монахами надеемся, что монастырь станет вам домом.


Монастырь имел школу и художественную мастерскую с лучшими иллюминированными манускриптами X—XI вв. Сюда привёл его аббат, предвкушая новые открытия и откровения. Не сразу, но постепенно монах скриптория выкладывал одну, за другой переписанные заново книги. Дивился херувим редкому богатству и сохранности древних и не очень изданий. Но эту книгу бы он узнал из тысячи, перед ним скромно лежала оригинальная Библия. Мориц не верил своим глазам – в тексте были авторские правки.

Когда аббат Хатто вышел довольный произведённым на высокого гостя впечатлением скриптор облегчённо расправил плечи, убрал раскрытые раритеты с колен и в ожидании вопросов повернулся к пилигриму. Какой же был у него необычный взгляд. И это несмотря на то, что он умело его прятал. Целая гамма чувств и сомнений пробежала по скрипторию.

— Кто вы и что здесь делаете? – удивился пилигрим.

— Я переписчик манускриптов или попросту писец.

— Ну да конечно это так, - согласился херувим. — Но это не всё, - заметил Мориц, присаживаясь на столбик из красочных книг.

— Скриптор должен уметь разбираться в самых разных словах, - признался монах.

— И.., - продолжил херувим.

— И… в людях, - закончил фразу писец.

— Вот вы и…

— Суперигрок, - потупясь выложил всю правду о себе мастер иллюминированных рукописей.

— Необычное имя. Тогда скажите мне брат суперигрок, есть ли у вас вот такая книга…?

— Есть, - поспешно и не поднимая взгляда, ответил скриптор.

Мориц весь внимание поворачивал голову, ища среди изданий искомую рукопись.

— Вы на неё сели славный херувим, - извиняясь, заметил мастер.

— О, боже мой, - обескуражено вскочил с кипы крылатый пилигрим и принялся искать её. Найдя, он восторженно листал страницы и смеялся талантливым иллюстрациям. — Вот она красавица издана.

— Не торопитесь радоваться мой юный друг, эта книга не везде принята, как самородный источник.

— Нечто принята - она почти не известна, но это не умаляет её истинных достоинств. Спасибо вам – здесь действительно лучшие манускрипты, - распахнул волшебные руки херувим.

— Кстати в монастыре проходила миссионерская деятельность Кирилла и Мефодия и находится самая древняя в Германии настенная роспись.

— Вы правильно сделали, что обосновались именно в том зале, – согласился херувим.

— Да мой юный господин ведь там, на левой, ближайшей к хору стене, есть интересный мотив с пятью чертями, написанный, скорее всего в начале XIV века.

— Я не хочу о них слышать, - взмолился херувим.

— А придётся уважаемый гость. Это наша жизнь и мы вынуждены по ней идти одной дорогой.

Херувим подозрительно посмотрел на монаха и заметил:

— Что это? Про вас не скажешь, что вам плохо живётся.

— Это для виду на самом деле я сильно переживаю за все человеческие неудачи.

— Человеческие неудачи…, - юноша скривился от налёта цинизма суперигрока. — За кого вы себя выдаёте. Вы такой же монах, как и все. Очередной удачливый переписчик, дорвавшийся до бесплатных энциклопедий. Начитались откровений выживших из ума мудрецов и выдаёте их за чистую воду.

— Что вы что вы! – в испуге отпрянул монах. — Если не верите, тогда я заберу эти книги с собой и навсегда спрячу их.

— Нет уж, позвольте – сказали, что переписчик вот и, переписывайте, а книги эти принадлежат цивилизации. Чуть не сказал народу, - поправился херувим, косясь на томик В. И. Ленина.

— Э-э-э позволите узнать, зачем вы спустились на землю? Для чего?

— Я появился, чтобы предотвратить худшее.

— Неужели после потопа нам ещё что-то угрожает?

— Мне кажется, ваша картина мира изменена.

— Вы судите по этой книге?

— А что брат - суперигрок на самом деле мир какой-то другой?

— Да как вам сказать высокий херувим. Я и сам это пытаюсь понять. Не примите мои слова на свой счёт. Мир дохристианский и доязыческий, древнейший. Ему уже поклонялись люди. И даже больше.

— Я смотрю, тут каждый говорит о том, что он хочет.


Беседа суперигрока с херувимом всё больше обретала философские корни, казалось, что и люди им уже были не нужны. Поспорят и разойдутся, а мир потечёт своим чередом.

— Так кто правит вашим миром – боги или корпорации?

— Боги и сами с нами запутались.

— Но-но остановитесь. Монах я задал вам чёткий вопрос.

— Не знаю, гонец пресветлый не знаю.

— Так узнайте же поскорей пока я с вами.

— Но на это уйдёт много времени.

— Я наделю вас особыми возможностями.

— Как это? – растерянно переспросил суперигрок.

— Вы станете интернетом.

— Я – интернет? Господи это что демон, какой?

— Долго объяснять. Эта штука появится чуть позже, а пока именно вы будете нести эту немалую ношу.

— Для общего блага я готов. Что мне надо делать?

— Ничего. Живите как живёте. Наблюдайте, оценивайте – всё это архивируется и хранится у вас в надёжном месте. Отныне вы становитесь бесценны.

— Это как-то повлияет на моё состояние?

— Как носителю интернета вам ничто не угрожает вы под особой защитой. Будьте спокойны и уравновешены, хотя и любые другие состояния вам не помеха. Механизм уже запущен.

— Механизм херувима?

— Да и я не могу дать вам окончательный ответ. Сам ещё не понял. Теперь вам не надо переписывать книги. Книги будут создаваться прямо в вас. Точнее справочники и энциклопедии.

— А почему я? – этот вопрос так и застыл в одиночестве, потому что скриптор вдруг обнаружил, что находится в келье совсем один. — Может, и херувима не было? И какой ещё интернет?

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 3 Фев 2017 06:44:53 Цитата

III




С приходом Марины Марси у озера случилась идиллия. Юноша девушка и птицы воспряли духом. Ласковые руки, забота и голос Марины, понимающий и доверительный, расположили птиц - стерхи боявшиеся людей привыкли и приняли её. Хрупкая девушка сама напоминала лебедь. Выздоровлению журавлей оба радовались как дети, а белоснежные создания радовались вместе с ними.

Марина, опустившись на колени у воды, спрашивала Морица:

— Скажи мне, что надо тебе для счастья? Полные ладони смеха и кружку студёной воды, свободный полёт да призывные крики стерхов, а может долгую дорогу в дюнах? Или мешки наполненные золотом, да безумство ожидающей чудес толпы? Ты приходишь и уходишь, а жизнь течёт своим чередом, маленький херувим, приносящий людям счастье.

Лицо Марины неясно бледнело в нежарком вечерне-полосатом небе, а озёрные блики рябью ходили по её тонким пальцам.

— Да-да всё это! Маринок как помогать людям – по отдельности или всем сразу? Начнём с этих птиц. Их осталось двадцать особей, а они были во множестве подарены цивилизации, как и другие исчезнувшие диковинные виды. Кто-нибудь считал всех потерянных живых существ на Земле? Боже, а потерянных людей? Кто-нибудь считал безвременно несправедливо и ужасно ушедшие жизни? Начнём с малого и великого. С этими птицами связана судьба России – страны, простые люди которой давно заслужили счастья. 20 стерхов – это 20 последних надежд и потеря каждой птицы невосполнима.

— Журавли и целая страна?

— Да. Россия – это не всеобщие пьянки в праздник и в будни, не повальное мздоимство и блат, не лукавое бесправие и противозачаточные свободы, нет! Россия – это песни, летящие из самой души, это безграничная ни с чем несравнимая материнская любовь к сыновьям! Это неизбывная печаль в творчестве и, летящие вдаль белоснежные журавли. Это бесконечная череда проб и ошибок, приобретений и потерь всего, да извечная тяга домой, если ты покинул отчизну. Все народы в изумлении смотрят на русских – сколько можно то страдать – удивляются они. За нашими детьми выстраиваются очереди, наши женщины – лучших спутниц нет в мире, а мужчины – таких талантов ещё поискать!

— Мориц, ты – русский? Совсем не похож, но так говоришь, а главное веришь в это, как русский.

— Мариша я херувим это моя национальность.

— Ты помогаешь русским с их журавлями. А я помогаю тебе?

Херувим улыбался и смотрел на Марину – юный и неимоверно древний. Вы скажите, так улыбается сфинкс. А что появилось раньше – херувимы или сфинксы? Я не знаю. Так что – с чем можно сравнить улыбку херувима? Я даже не уверен, улыбаются ли они. Рядом сидела прекрасная девушка, над озером кружили журавли, а Мориц с горящими глазами смотрел на них. Ещё говорят, будто херувимы бесполые.

— Стерхи – вот дойду с ними до зимовки, обустроимся, тогда и посмотрим.

— А люди? Ты принесёшь им счастье?

— Водоворот людских страстей, где добро и зло? На некоторое добро я и не взглянул бы, а другому злу отдал бы своё левое крыло.

— А может, просто будь, как будет, глядишь, люди и сами разберутся?

— Не разберутся, они совсем запутались. Цивилизация Абракадабра. Да, да не смейся, это почти точно. Всё настолько перемешано в этом мире, что невозможно найти ни концов, ни начала.

— Мориц открой, пожалуйста, тайну – ты в правду спустился с небес?

— Да я понял ваш вопрос девушка, - оступился с камня пилигрим. — Оттуда ли я? – он указал на небо. — Конечно оттуда. Не сомневайся. Наступают лихие времена, и я нужен здесь.

‘Этот круг был раньше храмом, но его выжгли давние пожары, его сгубила гнилостная сельва, а бог его не почитается людьми’.
Х. Л. Борхес.


Их прогулка по берегу Боденского озера затянулась. Они шли и говорили о журавлях, о счастье, о людях, о судьбе, смеялись, спорили и махали птицам, забыв о средневековом времени всеобщей феодальной раздробленности и национальной принадлежности. Радовались этому вечеру и белым журавлям с нетерпением, кружившим вокруг и с надеждой поглядывающим на них сверху.



________________________________________




Тем не менее, жизнь текла своим чередом, и в городе ощущалось заметное оживление. С двух сторон в монастырский двор тянулись посетители, половина их была плотно закутана, однако юный пилигрим замечал женские лица, некоторые оглядывались на него. Монахи организовали и регламентировали паломничество к херувиму.

— Вот видите, дорогой друг - очень многие желают видеть вас. А ещё услышать вас – это их предел мечтаний. Нескончаемый поток посетителей монастыря укрепит веру в людях, - объяснялся приор монастыря.

— Не часто приходится встречать в жизни херувима, - соглашался с ним аббат Хатто. — Когда изделия чудесны, а птицы – прекрасны, живые люди в большей мере требуют внимания.

— Ваше преподобие всё созданное останется людям. Дайте мне разрешить историю стерхов и всё оставшееся время я буду служить церкви и принимать ищущих встречи со мной.

— Хорошо спасибо вам Мориц. Журавлей я мог бы поручить ордену, бенедиктинцы - монахи кропотливые всё доводят до конца, - указал он на приора. — Птиц бы привели куда надо, вы ведь знаете, куда они летят?

Вверху на потолке что-то зашуршало. Аббат Хатто прервал свою речь, мельком бросив взгляд на своды, и простившись с крылатым мальчуганом, вышел из мастерской.


В монастыре рядом с журавлями мастер Юнциани Лилук создавал ювелирные раритеты.

Какой богатый набор материалов и камней, аббат постарался – у Морица глаза разбегались от реквизита. Но вперёд к творческим будням, наконец-то талантливый ювелир Юнциани Лилук мог, целиком, окунутся в работу. Ха, руки пели, а камни уже сочились азартом, осталось играючи слепить, оглушая талантом, да ладно, чего уж там и вот почти готово. Из его рук возникал чудный раритет –

«Звенящий монетами Ручеёк Быстрица»

225 реликвия из 4 драгметаллов – золота, серебра, платины, родия и 8 ювелирных камней: слегка прозрачные высокоценные жемчужины 1800, 320 гран; ярко-зелёный опалесцирующий опал – кошачий глаз; нежнейший хризопраз; единственный кристалл селестина; пурпурный балаш 400 карат; багрово-алый корунд ратнарадж*; яблочно-травяной гелиотроп. С дополнением пяти уникальных пород – чёрного, белого и красного дерева, да диковинной органики костей, рогов, бивней, зубов.


Заказчик увидел, над чем работает Мориц и загорелся, во что бы то ни стало иметь такую же работу, так вслед за "змейкой" и появился "ручеёк", перекликающийся, живой и оригинальный. Полотенцем ручеёк - пронизывающий композицию оживлённо ускоряющий и торопящий. За, казалось бы безумными непостижимыми и реально отрезвляющими как не проходящая ломота дёсен событиями. Звенящий – раритет звенел или мелодика рождалась в головах видевших эту чудесную вещицу? Звенело у всех, монеты - золотистые серебристые огненные, чёрной сажи, серого металлика - струились, рассыпаясь и звеня ручейком. Изюминка композиции - ´убыстряется быстрица´ – её присутствие делало эту вещь нереальной, стоящей особняком в ювелирике, антиквариате и артефакторике и уносило в такое прошлое этой земли, когда и люди были другие, да и мир был совсем другим. Быстрица мгновенно и навсегда "улетела" в закрытую коллекцию.

Но прежде паук, повиснув на паутине и покачиваясь над Морицем, в раздумье рассматривал новое творение, а ночью, когда юный ювелир спал, прикрывшись крылышками, членистоногая тварь долго изучала раритет, лазая по его каменьям. В одном месте паук застыл в изумлении, и клейкий секрет капал на камень ратнарадж - быстрицу, отчего тот приобрёл невиданные ранее свойства, навеки став адильяром – магическим талисманом.


Знаменитости встают в очередь за композициями. Их купили испанцы и Тёмриц, strateg, король Франции, вторую и третью работы увезли в Чип Трик и Альгамбру. Монашек работал над камнями с иризацией, опалесценцией – диопсидом, тигровым глазом и другими. Придавая им нужные формы, обрабатывая камни мелким кварцевым фивским песком или песком из пемзы и ноздрёванного камня на каменной неподвижной плите. А затем глянцуя более твёрдыми минералами иногда нанося на них рисунки или надписи. Изображения он вырезал мелкими плойками алмаза, вставленными в железные державки. При полировании твёрдых камней использовал тонкий порошок из дроблёного горного хрусталя. И это только обычные технологии. Какими ещё методами пользовался Мориц в создании необычайных вещей. Поделки юного дарования приводили в восторг знатоков. Камни и металлы, обработанные им, пели и играли, композиции оживали, а едва найдя заказчика или коллекцию – сразу становились талисманами и раритетами. Юнциани Лилук в камень добавлял максимальный блеск, проникновенную глубину, песню, игру, плавающий эффект и быть может крупицу таланта сверху.

— Это ж надо так слепить!
— Откуда такая игра камня?
— Ничего подобного не видел я даже в лучших частных коллекциях!
Его работы были перекуплены и разлетались по закрытым музеям. Они выделялись креативным решением – не обычные броши, колье, короны, браслеты и перстни, а сложные нестандартные композиции, например его знаменитая и запрещённая –
«Боги Спускаются на Землю»
224 реликвия – четыре фигуры, земля, космос, воздух, одеяния и четыре фразы, произнесённые богами. В ней использовались – золото платина серебро, яшма янтарь, яхонты алмазы шпинель гранаты хризолиты.
Возможно ли, было такое сочетание роскоши изящества цветов и фантазии? Кто это видел - скажет, возможно! Стихии в нём изображены в виде четырёх плоскостей, четыре фигуры ярко одетых богов и четыре их фразы выложенные чёрными камнями.
Если бы парню досталась полная цена этой небывало дорогой игрушки, он мог не работать 100 лет. Гулять и прожигать жизнь, но Мориц выбрал путь пилигрима, менял места, создавая там свои шедевры. Работ было немного – все можно пересчитать по пальцам, но зато какие! Так кто он – пилигрим, ювелир, херувим или ´зелёный´ - этот Мориц Юнциани Лилук?

«Вьющаяся под ногами Змейка Хитрюга»
226 реликвия – работа Морица из золота, платины, серебра, чёрного граната – меланита, бирюзы - исхаки, искрящихся гиацинтов и малиновой перадоли.
И вот – змейка неожиданная встреча. Изящная, хлёсткая, юркая и смешливая, шелестящая болью, проворная как поток, живая как божий день. Игривая, но и опасная, нечленораздельно ухающая, она стремится прочь, непредсказуемо вьющаяся неуловимая и нескончаемая. Под ногами – нежданного путника обречённого или осчастливленного по выбору. Хитрюга – неужели это розыгрыш, такая выпала судьба или надолго запоминающийся миг удачи – второй раз это точно невозможно.


________________________________________



 На истоке Рейна у берегов Боденского озера - заливов Оберзее, Юберлингер Зее и протоки Озёрный Рейн стоял, образуя единую агломерацию с Кройцлингеном - город Констанц. Более двух тысячелетий назад на этом месте построена римская крепость, названная в честь полководца Констанция, её видно на площади в центре города перед готическим Собором Богоматери. Город, находившийся на пересечении важных торговых путей, расцвёл и вырос. Построили собор, порт, театр, торговый дом и большой монастырь, ратушу со знаменитыми фресками. Епископство и вольный имперский город. Здесь был заключен Констанцский мир между Фридрихом Барбароссой и ломбардскими городами и заседал Констанцский собор.
 Городу очень помог епископ Конрад. При нём возведены церкви, освящённые в честь святых Маврикия, Иоанна Крестителя, Лаврентия и апостола Павла.
Конрад Констанцский изображён в священнических одеждах с чашей в руке, на которой сидит паук. Во время таинства евхаристии в чашу упал паук. Вино выливать уже ни в коем случае нельзя, поскольку оно приближено в кровь Христову. И Святой Конрад выпил его вместе с пауком.
Но, по произволению Божию, во время обеда, констанцский паук выбрался изо рта святителя наружу и получил полную свободу и жизнь.
 После смерти святого Конрада в 975 году, его тело было погребено в церкви святого Маврикия, затем мощи перенесены в собор Констанца, а во время реформации выброшены в Боденское озеро.
Паук жив до сих пор и скрывается в подвалах и кельях монастыря. Паучок то был не прост и не ради баловства в евхаристию залез в чашу Конрада. Теперь спустя несколько лет он нашёл своего святителя, торопливо вполз Конраду на лицо и затаился. Честное слово, померещилось, будто паучок плачет, ага видать встретил своего старика и, вспомнив, как всё было, снова заполз тому в рот или в то, что от него осталось. Вот его длинненькие проказные лапки показались из пустых глазниц утопленного. Паук овладевал бренным телом, духом или душой, о тонкостях не берусь судить. Тело молодело или это был обман зрения, что там искал паук, но каким-то неведомым образом он слепил крепкую паутину. Обвязав остатки тела Конрада паутиной как тросом, он вытянул их из воды. Найдя возвышенное место, неутомимый паук вырыл своими буравчиками могилу и захоронил тело, теперь уже вероятно навсегда. Дело было сделано, но паук вобрал в себя ментальность Конрада Констанцского.
— Аш-ш-ш-ш-шта-рт, - раздавалось на границе восприятия его шипение-шелест.

Паук-некрофил вернулся к своему "хозяину", славному, но не единственному. Ещё раньше ему довелось встретиться с предвестником Реформации, он приползал к заточённому в темнице местного монастыря Яну Гусу. Герой разговаривал с паучком, как с живым, вдвоём в темнице было веселей. Ян говорил ему:
— Хотят, чтобы я отрёкся. Отчего мне отречься? Моей совести противоречит отрекаться от фраз, которых я никогда не произносил.
Паук, тем не менее, забирался к нему на ладонь, так и проводили время - в беседах за жизнь, о вере и справедливости. Яну временами казалось, что паук вполне понимает его, особенно когда тот блестел своими чёрными глазами бусинками. Яна согревало в такие минуты тепло не от холодного паука, а от надежды, и вера в истину становилась безраздельной.
— Не бросишь меня сосед? – часто спрашивал Ян Гус. А паук теребил всеми лапками в ответ.
 Настал чёрный день инквизиции, 6 июля в Констанце вместе со своими трудами и надеждами был сожжён Ян Гус. Старушке, из благочестивых побуждений подложившей вязанку хвороста в его костёр, он воскликнул: «О, святая простота!» (O sancta simplicitas!) Но Ян предсказал появление через сто лет великого реформатора, чьи начинания не будут уничтожены - Мартина Лютера, сказав: «Я-то — Гусь, а за мной придёт Лебедь!».
Паук выполнил его просьбу. После сожжения своего друга на костре он нашёл остатки кисти, на которой сидел часами, слушая Яна Гуса, лапки бережно ощупали обгоревший череп, паук звал своего собеседника, но герой уже покинул землю обетованную. Арахнеиду осталось присоединить ментальность друга, дух Яна Гуса несгораемый и непокорный соединился с аурой, ранее спасённого евхаристией.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 3 Фев 2017 06:45:24 Цитата

IV



Однако паук не торопился покидать город своих "хозяев" Констанц. Теперь его внимание привлёк аббат бенедиктинского монастыря. После Констанца и Яна насекомый долгожитель не мог оторваться от своих наблюдений - тайны плотным кольцом окружали этого монаха.
— А-а-аш-ш-ш-та-рт, - воодушевлял себя шорохом паук и невидимой паутиной прощупал аббата.
Волшебные ловушки сновидений, когда в сон входишь своими образами, осознанные сновидения.
 Ловец снов, неодушевлённая форма слова, ‘паук’ — индейский талисман, защищает спящего от злых духов. Плохие сны запутываются в паутине, а хорошие проскальзывают сквозь отверстие в середине.
Паук выловил, что аббат Хатто был инсайдером.
 членом группы, имеющей доступ к секретной скрытой информации или знаниям, недоступным широкой публике и имеющейся только у этой группы. Инсайдеры допускают без канонов и ограничений жизнь в грехе для посвящённых, якобы чтобы спасти остальных.

Аббат на миг задумался, изучая каракули летописи, но внезапно открыв глаза, очень удивился, так как стоял на монастырском дворе. ‘Заснул что ли, не мог же я так отключиться? Надеюсь, летопись то прибрал со стола?' Здесь хранился в закрытом открытом архиве блог «Елисейские поля». Гениальное творение Пастуха, собранное на четырёх форумах. ‘Среди гангаридских пастухов царит равенство, они – хозяева бесчисленных овец, пасущихся на вечноцветущих равнинах’. Пастухи первыми признали Царя, когда его ещё не знал никто в мире. И то, что происходит с этой великой книгой – правдиво и великолепно – её закрывали и открывали. И так будет всегда – это участь всех феноменов. Песнь пастуха - то сдержанно и проникновенно, то подобно урагану любви несётся над полями и стада послушно замирают обречённые на восторг и уныние.

Стадо та же толпа – охлос. Толпы завистников лицемеров остряков, неудачников ходят повсюду. Им нужны поводыри.

 Толпа́ — большое скопление людей. Толпа хаотична, хотя и не лишена некоторой организации. Организующим фактором может быть общий объект внимания, традиция, событие. Члены толпы часто находятся в сходном, эмоциональном состоянии. Толпа описывается целым рядом параметров и характеристик — количеством собравшихся людей, направлением и скоростью движения, психологическим состоянием и другим. В некоторых случаях толпа может представлять опасность для окружающих (например, погромщики) и для себя (в случае паники). Толпы играют значительную роль в истории. В. Г. Белинский писал: «Толпа есть собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету».
Стихийная толпа. Возникает спонтанно, не организовано какими-то лицами. К этому виду относятся такие толпы как толпа людей в метро или в фойе кинотеатра. Хотя они собрались по определённому случаю, у толпы как таковой нет зачинщиков.
Ведомая толпа — толпа, организованная лидерами. У такой толпы есть подстрекатели. Флешмоб — толпа людей, внезапно собирающаяся в одном месте и так же внезапно исчезающая; обычно организуются через Интернет.
Организованная толпа. Толпа, имеющая ярко выраженную организацию, упорядоченность, такие формирования, как рота солдат и даже заседание парламента, разновидность толпы. Одухотворённая толпа, подчёркивая, что у толпы возникает своя собственная душа. Многие исследователи не соглашаются с таким расширенным толкованием и полагают, что толпой можно называть лишь неорганизованную массу народа.
Окаменевающая толпа — движение индивида возможно лишь, в общем, со всей толпой направлении, попытки же отклониться от него встречают всё возрастающее сопротивление.
Массовая истерия — явление в психологии толпы, когда согласно академику Бехтереву, толпа ведет себя глупее, чем индивидуал и перестаёт быть совокупностью разумных существ.

Жители небольшого городка Ийкирш-Граффанштадан однажды оказались окаменевающей толпой. Со вскормленным внутри дегенеративным гибридом Зиявольд Дурку. Из него торчали безобразные части тела, принадлежащие разным жителям этого города. Здесь болтался поганый язык, похотливые губы елозили грязные руки и торчали прокажённые уши и ещё и ещё мерзкие детали. Это случалось, когда они закрывали книгу.

Можно ли закрыть книгу, навесив на неё оковы? Закрытая она ещё больше притягивает к себе нездоровые аппетиты. Там столько всего – глаза разбегаются, мозг плывёт и снова застывает как ослиные яйца на сковородке. Что говорила та летопись? А то, что Констанц становится центром мира. Братья, конечно, привели немало любопытной информации – о войне в Испании, размежевании религий, об империи, новых территориях, херувиме, стерхах и Арке. Заполнены были целые страницы на злобу дня. Констанцская летопись описывала закулисные игры сильных мира сего, тенеты банков и разведок, необъяснимое и магическое, как и спонтанно врывающиеся в историю события. Если вы думаете, что собрание в Констанце имеет, мало отношения к сегодняшнему миру – вы ошибаетесь. Называются и современные читателям события не побоюсь этого сказать – начала и середины ХХI века. Все пути-дорожки сходятся в Констанце. ‘Ну что ж на ловца и зверь бежит’, - подумал аббат. ´Будем по достоинству встречать гостей´. И направился в подвалы монастыря выбрать подходящее вино, а по дороге завернул в полузабытую келью, где приберёг для такого случая кое-какие принадлежности.


Дверь, залипшая на стыках, не хотела открываться, будто крепкие нити стягивали её. Аббат поднатужился, плечом и всем телом налегая на неё, приоткрыв чуть-чуть, нырнул внутрь. ´Господи, келья превратилась в заросшее пылью и ветхими нитями паучье гнездо, не удивлюсь, если здесь и мыши водятся´, - подумал он, как из-под ног выскочил проворный мышонок и дерзко глянул на него. ´Ну, наглость, ничего не боятся, скоро на сутану гадить начнут´, - отца передёрнуло. Приближаясь к дальней стене со встроенным огромным шкафом, он запутался в паутине. ´Откуда эти пауки? Тайник хороший, но что-то надо делать, а то, пожалуй, не доберёшься в следующий раз до документов´. Он чувствовал, как маленькие многоногие существа пробегают по его пальцам, и тогда останавливался, преодолевая дрожь отвращения. Впереди его ждала встреча с пауками, их было так много, что он слышал жирный хруст под ногами, голова закружилась, и аббат мягко осе́л на полуистлевшую кучу старых рукописей.
— А-а-аш-ш-ш-шт-а-а-рт, - донеслось в полузабытьи, и сделан моментальный фотографический срез памяти.
 Иллюмина́ты (от лат. illuminati — «просвещённые») — название, под которым в разное время были известны различные объединения оккультно-философского толка. Особая категория клан людей, на основе масонских традиций. Считают, что человек по природе своей не является плохим — дурным его делает окружение, религия, государство, внешние влияния. Когда человек будет освобождён от давления социальных институтов, живя холодным рассудком и знаниями, проблемы морали отпадут сами собой. Правда есть и другие версии.

Лакомый кусочек был этот аббат Хатто! Паук уселся ему за ухом, но писк, раздавшийся поодаль, насторожил его. Из угла кельи вырвался мышонок и, сверкая чёрными глазками, пронзительно запищал. Аббат не воспринял этот звук, но паучье братство ошалело забегало вокруг, скрываясь, кто куда. ´А-а-аш-ш-шт-а-а-рт´, - зловеще шикнул на мыша паук, в ответ грызун занял агрессивную позу, широко раскрыв пасть. ´Ни в этот раз, ш-ш-ша-ша-хиш-ш—ш´, - донеслось мстительно, насекомое шустро поднялось по паутине и скрылось во мгле. Мышонок бодро попрыгал, пытаясь достать до полки, где пылилась закрытая летопись, но услышав шевеление аббата, юркнул за щель в углу кельи.
Хатто очнулся, поднимаясь с кучи. ´Что опять заснул, что происходит, что-то не так´, - он достал летопись и стал искать пояснения и резолюции на ближайшую сотню лет, вспомнив и про пауков и про мыша. ‘Боже ж мой, что я делаю, неужели ищу в прославленных хрониках о мышах и пауках? А на дворе тем временем надвигается новая эра!’ Он развернул большой страничный лист рукописи, пожелтевший от времени, но сохранивший красочную иллюстрацию. Листок изображал 22-ю карту колоды Таро.
 «PAX». (Интерпретация 22-ой карты) – “мир” - это окончание жизненного цикла, пауза в жизни перед началом следующего большого цикла, начинающегося с Дурака. В центре карты, между небом и землёй, находится фигура, которая одновременно представляет собой и мужчину, и женщину. Юнипол. Трансгендер. Это - завершённость, законченность. Космическое сознание, потенциал совершенного союза с единой силой Вселенной. Ещё говорит о полном счастье, которое можно вернуть в мир, поделившись тем, что узнал и получил. Завершение или выполнение чего-либо, достижение чего-либо, успех, объединение (сплочённость). Причастность к чему-либо или вовлечённость во что-либо, процветание, удовлетворённость, насыщенность, целостность.

А на следующем было приведено изречение:

«... Обособляйся и позволяй себе всё что угодно. Если ты озлоблен, то не скрывай этого, пусть оно грубо; если весел - тоже, пусть оно и банально. Помни, что твоя жизнь - это твоя жизнь. Ничьи - пусть самые высокие - правила тебе не закон. Это не твои правила. В лучшем случае, они похожи на твои. Будь независим. Независимость - лучшее качество, лучшее слово на всех языках. Пусть это приведёт тебя к поражению (глупое слово) - это будет только твоё поражение. Ты сам сведёшь с собой счёты: а то приходится сводить счёты, фиг знает с кем».

Иосиф Бродский

Прочитав это, аббат едва не зашатался, на лицо его наплыла странная улыбка больше напоминающая гримасу от зубной боли. ´Значит так. Мы и впрямь в фокусе´. В подтверждении осенившей его мысли сверху раздался паутинный шелест, а снизу нетерпеливое мышиное попискивание.
Он сорвал грязную ленту, которой была перевязана толстая излучающая голубоватое свечение книга. На ленте бесовским почерком был написано: ‘Я всегда делаю форуму добрые вещи. Насчет депортации Пастуха, я еще не имел откровений от высших сфер по его поводу. Куст не загорелся, скрижаль на голову не падала. Поэтому тему пока создавать не буду. А вот еретический и богопротивный блог закрыть пора. Мне ночью приснился стратег, идущий по разделу блогов - он был в масштабе 10:1 по отношению к бложикам. Он прошел своими могучими ногами по всем блогам, а перед блогом пастуха остановился, и брезгливо его перешагнул. Так что я следую по пути откровения’.


Инсайдер оживлённо потёр руки и изрёк – ´Стратег в масштабе 10:1 раздавил все блоги а блог пастуха топтать не стал. Как враги боятся и ненавидят этот эпос. Значит, книга проникла им в мозг и начала там брожение. Ну что ж поправим. Потому что в ней есть как живые, так и мёртвые страницы. Знать бы какие – сила читающего тогда бы возросла безмерно. Ещё надо уметь воспринимать текст. Можно просто прочитать книгу, а можно проникнуться и понять смысл. И зазвучит песня и откроется дверь и появится новый смысл, и проживёшь ты ещё столетие, отыгрывая новую суть. Или наоборот. Мы инсайдеры идём по живым трупам бесконечной пьяной сутолоки под названием жизнь. Не боги горшки обжигали, но в этих горшках наше питьё´.

Тут рукописи с верхней полки обрушились на него, и одна крепко ударила по голове. Монах присел, от неожиданности, потеряв дар речи. Потёр ушибленную голову и необдуманно произнёс – ´Ой, кажется, я прогневил бога ´.

— У какого Бога спрашивать? – раздался громогласный трубный зов и рокотом пронёсся по монастырю. Аббат, в ужасе затыкая уши, словно ошпаренный вылетел из кельи, а древняя летопись так и осталось лежать на полу. Гонимый движением воздуха листок с изображением перевернулся, и на обратной его стороне открылась совсем другая карта. Это была 79-ая карта колоды Таро.

 «CROSS-OVER». «CHANGEOVER». (Интерпретация 79-ой карты). Переход в другую партию. Неожиданный поворот событий. Обогащение либо смена системы восприятия происходящего. Переключение, перестройка. Предусматривает совершенно новый подход, но не революцию.

Юркнувший мышонок вытащил её наружу.

Навстречу торопливо шёл приор – мышонок притаился. Когда – же, наконец, появился суперигрок, шахиш звонко пискнул, и юркнул в щель. Скриптор поднял брошенную карту и с удивлением начал рассматривать её. Редкая карта попалась ему. Новые возможности, предоставленные ему этой чудесной встречей, позволили быстро собрать дополнительные сведения. Зрительный контакт и тактильные ощущения карты и перед ним полный расклад по ней из зарождающегося интернета.

— Так вот ты, какой Интернет!

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 3 Фев 2017 06:45:53 Цитата

V


Как мы знаем на данный момент аббат Хатто, находится в центре повествования. Он знает карту, которая должна сыграть. Другую карту знает скриптор. Осталось использовать обе карты, собрав выигрышные композиции и разыграв красивые комбинации. Аббат в актуальной летописи увидел карту «мир». У него в руках была сильная карта.

Зачем постоянно бряцать оружием и лезть на стену?
Немного терпимости и всё обойдётся.
Л. Фейхтвангер

С такой картой трудно проиграть.
Если хорошо покопаться в голове аббата, то вскроются следующие вопросы по игре:

Как сыграть, или как поступить в сложившейся ситуации?
Выпало «PAX». Кто ещё знает эту карту? Такой шанс грех упускать.
Куда повернуть этот мир?
Самому скроить Констанцский мир? А получится?
Оповещённый братством, олигархией, дипломатами, аббат Хатто становился распорядителем встречи.

Братство иллюминатов обдумывало все пути, но сил ещё не хватало, а расклад был серьёзный – империи, ордена, церкви, магия, космос, наука. Иллюминаты не успевали – хотя наблюдать, активно не вмешиваясь в события тоже работа. Братья доверили историческую встречу Хатто. Но за ним стояла и церковь – консервативный орден бенедиктинцев.

С кем создать альянс?
На коих людей ставить?
Какими религиями идеологиями следовать?
Умело вводить в заблуждение общественность?
Внести путаницу в историю?
Подтолкнуть науку, магию, мракобесие, свободу?
Устроить форс-мажор или неспешно лавировать промежду утёсов?

Другую карту знал скриптор. Карта неожиданная позволяющая перевести земное представление совсем в другую тему. Конечно карт в колоде таро много. Но в тренде находятся именно эти две, причём непонятно какая из них истинно вскрылась. И мистерия под названием тихонько «Констанц» заиграла, привлекая всё новых зрителей.

Кого мы ожидали увидеть на заключении Констанцского мира? И кого пригласим? Были разосланы приглашения. Кто-то несерьёзно отнёсся к такой встрече в Констанце, а кто-то поспешил приехать. Образцы пригласительных билетов были взяты из старинной рукописи монастыря, так что ничего нового. Опять постарался скриптор – и не за мир, а за переход партии в кроссовер. Были вписаны новые имена в темноватые от старости бланки, вырезанные со страниц дневника. А в некоторые и имена вписывать не понадобилось. Но встреча планировалась не в монастыре, а в ратуше. Слишком много собралось не христиан. Ратуша больше подходила для международной конференции. Превращаясь в мировой политический клуб, где решаются мировые проблемы. Ключ к успеху любого из таких клубов сделать его маленьким, чтобы посетителям приходилось ждать, пока их впустят. Попасть в Констанц оказалось не просто. Многие избежали этой встречи, оставшись ни при делах. Их не позвали и сами они вовремя не уловили дух времени. Второстепенные игроки из-за этого опоздали на праздничный пирог на столетие и более.


Аббат ждал монастырского переписчика. Без этого монаха ему вряд ли обойтись, тем более что все остальные тупы и косны. А этот к тому же ещё общался с херувимом. За последнее время Хатто заново приглядывался к скриптору. Писец как-то внутренне изменился – это трудно описать, но внутри его будто что-то появилось. Или проявилось. Пугала и быстрота, с которой монах выдавал ему данные о приглашённых гостях давеча и недале как завтра послезавтра являющихся. Аббата насторожило столь быстрое внутреннее обогащение, и он решил, как только дело будет сделано поскорей, избавиться от этого монаха. Заточить в глубокую келью и оставить там безвылазно навсегда. Непременно надо это сделать.


Мало херувим спустился на землю, тут оказались примешаны ещё драконы! В это трудно поверить. После саркофага, рассказов о вояже к драконам Принса Киамагури, битве Ядегара Кастилиуса с радужным змеем, избранных полётов на драконах, да пролупившемся яйце-подарке императору – сказок об этих созданиях хватало. Что с ними делать никто не знал. Пока их не трогали как магов, но разговоры о них велись по самым разным мотивам. Сейчас я приведу сентенцию из нашей книги, о которой, не берусь судить:

‘Кому-то требовалось сердце дракона, кому-то пламя, кому-то покататься, кому-то победить, кому-то породниться, кому-то тайны и т.д. – в общем дураков везде хватало’.

Хатто получил также странное послание с предложением предоставить драконам место на конференции. ´Драконам? Это что шутка? Стул под лапку подставить, что ли или горящий фитиль к пасти поднести?´ И если бы только драконы. Возможно ли, постичь такое и собрать воедино в одном месте? С соперничающими и враждебными орденами важно сыграть на опережение иначе концов не соберёшь, и имя твоё покроют слоем несмываемой грязи. Но что грязь, когда есть предначертание! Мозг аббата потихоньку лопался под гнётом стольких несуразностей присутствующих в Констанце. Мир даётся не просто. ´Это всё сожжение Яна Гуса, не трогали бы еретика, жили бы сейчас спокойно и голубей с курями кормили´.


11.2012 /01.2017
продолжение следует…

________________________________________

© Все права защищены. Авторскими правами на данное произведение обладает, лицо опубликовавшее информацию о данном произведении на сайте.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 11 Фев 2017 07:02:27 Цитата

«The civilization of the shepherd»
Цивилизация Крутая
Часть 11. 9.
КОНСТАНЦ




I


Бургомистр и первые люди Констанца и окрестных городов готовились к прибытию гостей. Они обязали каждый ремесленный цех, мастеровых и торговые гильдии, вложить свою лепту в украшение города на озере. Никто, разумеется, не остался в стороне, рассчитывая на какие-то привилегии и послабления в пошлинах, которые предоставят им, за их усердие. Площадь перед ратушей тщательно вымели. Балконы и окна домов вдоль главной улицы, украсили цветами, коврами и гобеленами. С пути следования кортежа высокородных гостей были убраны лавочки и палатки торговцев, прежде лепившиеся к стенам домов, чтобы сделать улицу шире. Пивовары свозили ко двору бочки лучшего пива. Пекари и кондитеры присылали полные корзины со свежеиспеченными хлебами, пирогами и разнообразной сдобой. Из-за городских стен везли овощи, зелень и лесную дичь. У стен замка царила суматоха, в ворота вкатывали бочки, въезжали телеги, сновали посыльные и гонцы, прачки несли на головах корзины с чистым бельём, горничные выбивали ковры и скатерти. Горожане тоже готовились к сему значительному событию, доставая из сундуков свои лучшие наряды. Старшины гильдий и цехов за кружкой доброго пива толковали о том, какие послабления в уплате налогов и пошлин можно получить у епископа в честь прибытия стольких гостей. Город жил надеждой в суетливом ожидании. Воровской мир тоже надеялся на неплохую поживу в этот день. Попрошайки не покидали паперть ратуши ни на миг, боясь, что их место сразу займут. К их крайнему неудовольствию на площадь прибывали все новые бродяги и нищие, надеясь занять удачное местечко, где бы им неплохо подавали. Дело доходило до нешуточных потасовок, но городская стража была начеку и, разгоняя драчунов, вышвыривала их из города вообще. В этот день капитан городской стражи был неутомим и неумолим как никогда, и разве что стружку не снимал со своих солдат. Уже с самого утра у ворот и вдоль улицы толпился разряженный народ. Принимайте нас в свои ряды. Мы тоже хотим на ярмарку. Поглазеть по сторонам, подивиться честному народу, продать залежалый товар и обрести сонмы впечатлений. Держите крепче карманы и не отдавайтесь незамысловатому праздничному искушению. Вы попали, в самое что ни на есть горнило событий.

Вкратце остановимся на гостях.
Папа одним из первых прибыл из Аугсбурга. Свою немалую лепту в организацию вселенской вечеринки внесли орден бенедиктинцев и папская курия. Тайны Ватикана до сих пор остаются тайнами. Явление херувима и созидающий хрупкий мир в Констанце поперёк столетия явились нам во всей красе. Глав других конфессий в Констанце не наблюдалось, и папа неспешно доминировал, проведя службу в готическом Соборе Богоматери и посетив, четыре храма Констанца и три храма Райхенау.
Франция, Германия и Италия считали Констанц частью своего мира, поскольку этот город располагался на стыке их границ. Сюда подтянулись и те, кто не успел отметиться у Арки в Аугсбурге. Так Британия, умело сочетая войну, разведку и дипломатию с неприятным удивлением наблюдала за успехами русских, и с трудом проглотив очередное чудо – Арку, определила Констанц этапом своей глобальной политики. Таким образом, Констанц оказался в центре событий Цивилизации. От Испании прибыл генерал Сида, альферес держался молодцом, а его доброжелательный нрав и воинская доблесть вызвали симпатии на саммите.
Французская королева Франсуаза послала Констанцию д´Артаньян с письмом наделяющим полномочиями представителя Франции - рыцаря Элвилина фон Кроника. Элвилин был настоящий рыцарь и странное письмо, неожиданно привезённое из Парижа, не внушало ему доверия. Констанция клялась, что оно подлинное, заламывая ручки, и томно приговаривая:

— Благородный рыцарь не знаю как вам ещё доказать подлинность письма королевы, вот возьмите деньги от неё.

Элвилин даже не взглянул на деньги, скептически ухмыльнулся, исподлобья глядя на любимую женщину механика гасконца.

— Да впрочем, что я вам предлагаю такую мелочь, если вы отказались от самого большого во Франции состояния, - быстро поправилась Констанция, живо забирая монеты.

Бывшая Бонасье не зная, как ещё помочь делу нервно рвала на себе воротник.

— Что-то мне дурно милорд, поддержите меня, я, кажется, падаю, ой-ой, - и она упала точно в руки рыцаря, на ходу незаметно откинув полог своего платья. И понять её можно - мушкетёр всё в отъездах, в борьбе, а тут знаменитый рыцарь-тамплиер фон Kronic, к тому же неизвестно кому он оставил огромное состояние и может что-то осталось? Деньги никогда лишними не бывают, а у д´Артаньяна они вообще никогда не бывают. Что и говорить - рыцарь Элвилин гасконцу ничуть не уступал, только не было усов, а сила воли, мужество, везение и ареол таинственности сполна витали вокруг него.

— Что с вами мадам? Могу ли я вам чем-то помочь?

— Ах, скорей согрейте меня, сейчас начнётся бред, и я навсегда потеряю сознание!

— Если бы так было у всех женщин. Но что надо сделать, чтобы помочь вам мадам?

— Вы уже вряд ли поможете, я обречена, хотя попробуйте, уложите меня.

— Так нормально?

— Нормально, только холодно рыцарь и я, кажется, умираю.

— Не умирайте мадам, что мы скажем тогда д´Артаньяну?

— Д´Артаньяну? Быстрей же, вам придётся отогреть меня ужасный тамплиер, видите, я синею от холода.

— Как желаете мадам, рыцарю не подобает отказывать даме в затруднительном положении.

И рыцарь согрел её. Температура тела Констанции действительно поднялась, по крайней мере, на два градуса с 36 до 38, правда процедуру согревания пришлось повторить. Зато посланница королевы уже точно не умирала, в одних чулках, глубоко дыша и разрумянившись, а тамплиер фон Кроник с трудом, но всё-таки поверил письму королевы.


Соединённые Штаты Америки представляли М. Вельмонтес и американец с богатой шевелюрой по имени Trump. Первого мы знали как опытного политика и посла в империи и Европе. Второй американец был нам знаком только по избирательной компании в США. Он неплохо говорил о России тем и запомнился нам. Благодаря умелой дипломатии отношения с этой страной после нервного переселения выравнивались. Американцы выбрали другой континент. Мы не знали, какие земли открылись им на новом месте. Но это была не та Америка, что открыта испанским первооткрывателем Колумбом, впервые плавающим туда по старым чужим картам. Это была новая Америка. Её представителей в Констанце интересовали новые ценности и знания.
Кстати — 4 «trump» — очень сильная карта в королевском покере.
Внимательные участники уловили в поведении послов свежие нотки, отвечающие уже известной нам карте «CHANGEOVER» из колоды таро.

Сынок, ты, что серьёзно считаешь, что этой страной управляет президент?
Р. Хайнлайн





В разгар приготовлений, когда люди начали радоваться празднику, а городской бюджет расти как на дрожжах, стало известно об опасности, грозившей городу. Мобильная разведка в окрестностях города и района донесла о приближении агрессивных воинов. А колокольни Констанца сотрясала мелкая дрожь – это был упреждающий сигнал. Что-то большое движется по воздуху или над землёй. Подготовка мирной встречи была прервана этими тревожными новостями. Нашлись свидетели, кои видели страшных чужеземных воинов на отдалённых подступах, и это привело в замешательство. Во все стороны были отправлены специалисты осторожного прочёсывания территории. Есть такое понятие - туман войны цивилизации – это когда выходишь из города, а дальше не видно не зги. Пока ты не исследуешь эту территорию – что там находится чужой город или армия врага? Вскоре у нас подтвердились самые серьёзные опасения – в нашем районе действительно творилось что-то не ладное. В сторону города по большой дороге двигалась непонятно чья вражеская армия, а с другой стороны был замечен скрытно пробирающийся отдельный воинский контингент. Констанц охраняла только местная стража да небольшие экипированные группы сопровождения прибывших гостей. О большей армии как-то не подумали.

Как не вовремя! Видать первому миру на земле кто-то сильно хочет помешать. Город надо спасать. Пока стража в усиленном порядке распределяла посты, а бургомистр онемевшим ртом неслышно говорил что-то, епископ взял на себя роль защитника крепости.

— Женщин и детей ведите к ратуше. Юнцам раздайте охотничьи самострелы и распустите по домам. Мужиков всех гоните к воротам. Посмотрим, из какого теста слеплена местная деревенщина.

— Быстрее парни, враг может объявиться в любой момент! – орал вдогонку простуженный комендант, наблюдая за суетливой работой своих подчинённых.

В городе царил хаос: к воротам бежали угрюмые мужики, вытащенные из тёплых постелей тревожными звуками боевого горна; подобрав юбки, торопились укрыться за прочными стенами ратуши, перепуганные женщины; всюду сновали доморощенные солдаты, почти подметая мостовую своими длинными одеяниями. Гости прибывшие в Констанц охраняемые адъютантами и телохранителями заняли помещения ратуши. Никто из них не собирался воевать – ведь все они прибыли для мира.

— Открыть ворота, пропустить людей! Стрелки, стрелять без команды, как только будет линия видимости. Пехота – стену щитов за воротами, и быстрее!

Но было уже поздно, у города появились чужеземные воины. Дикие и крепко сидящие в седле наездники с криками: ‘Гей парфяне!' сходу устремились на защитников Констанца. За каких-нибудь полчаса они наполовину проредили оборону и ворвались в город. Констанц практически был беззащитен – лишь малочисленные охранные отряды прибывших гостей. Зато это были прокаченные французы фон Кроника, русские морпехи Иво Дзимы, да двухметровые верзилы непонятной национальности, занявшие апсиды ратуши и никак не прореагировавшие на бой. Наездники не успокаивались и, издавая истошные крики ‘Гей парфяне' продвигались к центру города. Восточная часть нового города уже была занята всадниками стрелками. Парфянская стрела недолго искала цель, а достигнув её, разила неизбежно. Судя по их передвижениям – эти наездники направлялись захватить именно ратушу! Это им почти удалось.

Но спустя пару часов неожиданно все они замерли, а глаза их стали вылезать из орбит – воины боялись смотреть на небо, в диком ужасе прикрывая лицо руками.

Как - бы не готовились и чтобы не делали горожане но, так и пропустили тот самый момент, когда над Констанцем появилась грозная тень, и звук реактивного самолёта прорвал пастораль средневекового города. К всеобщему ужасу в небе появился самый настоящий дракон. Поднялась если не сказать паника, то не сказать ничего. Но, похоже, мифическую рептилию не очень интересовал честной люд. После сенсационного письма в Констанце вроде как готовились к встрече с драконом и по традиции, чтобы ублажить зверюгу, готовили саму лучшу девку – румяну сисясту губасту и попасту. Щёки ей намазали клюквой, волосы ежевикой, сиськи малиной, бока яблоками, а белый зад оттёрли ядрёным огурцом.
— Вы что с ума сошли, по-вашему, дракон секс-шоп от белошвейки не отличит? – кричал тогда ещё бургомистр. Но дело было сделано, и невеста сидела готовая.
— Сиди тут жди, - сказали ей.
Вот к дарованному месту прилетел малахитовый дракон, приземлился и, не обращая на неё внимания, начал осторожно длинным раздвоенным языком лакать мёд с бочек, потом съел все орехи, ягоды и заморскую рыбу. Малахитовый летун, наевшись, и видимо отведя душу всё же обратил внимание на невесту и радушно запустил в её сторону богатую оттенками струю, описав отверженную на прощание. Её смыло, зато не съели. Наглец с крыльями и чешуёй направил было струю и на народ, но в последний момент передумал. В глубине одной из железных глазниц дракона ровно поблескивал нечеловеческий глаз, с вертикальным зрачком и алебастровой радужкой.
Мужики глухо выругались, бабы промолчали, жертвоприношение совершенно не удалось, чудище малахитовое на девку не покусилось. Брошенная невеста убежала и будь она, хоть самой королевой красоты больше ни разу не удостоится такой великой чести. Она должна была посидеть рядом с драконом, пока тот лакомится, похвалить его подвиг, восхититься его силой и красотой, заверить, что все безумно рады ему, а вместо этого глупая расплакалась и мокрая несётся от него как от чумы.
Папе про такой конфуз не сказали и вообще про жертву не говорили, это ведь неслыханное отступление от веры! В каких древних источниках они понабрались подобных диких ритуалов? Как вообще вы представляете невесту дракона, а жену? Что за чудовищные нравы творились в самом центре Европы!
— А может это дракониха была, ишь нарядная какая, малахитовая и ей не бабу, а красного молодца намазывать надо было? – говорил, азартно споря терпеливый народ констанцский.
Хорошо было то, что черноволосые чужеземные воины, увидев дракона, спешно покинули Констанц так и не успев добраться до ратуши или до чего другого. Дракона боялись все, но парфяне испытывали прямо мистический страх перед громадной рептилией, таким молниеносным было их отступление. Возможно, они решили, что он защищает город.
После визита дракона осторожные гонцы, отправленные в разные стороны, возвращались, принося радостную весть, что пришлые наездники ускакали в сторону Инсбрука. Епископ Констанца, бургомистр, аббат Хатто суперигрок сошлись во мнении – нужна более глубокая разведка – кто эти воины и что им надо? От сердца отлегло. Фу, кажется, на этот раз пронесло! Пора вернуться к нашей мирной инициативе.

Егор Шатров
Участник



Репутация: 412(???)
# Дата: 11 Фев 2017 07:02:57 Цитата

II





Ратуша Констанца становилась местом встречи и фактически первой международной конференцией. Что нам представляется очевидным в обозримом историческом промежутке? Неопределённость границ и проблемы развития и интеграции. Несхожесть положения трудящихся масс, постоянно меняющиеся ветры перемен, появление новых игроков. Динамика роста экономики, изучение земли, поиски сокровищ и артефактов. Возрастающие влияния магии и религии. Вот только часть причин, по которым ведущие игроки Цивилизации искали такой встречи. Аббат обнаружил карту «PAX» и определённые силы прилагали немалые усилия, пытаясь собрать в Констанце заинтересованные стороны процесса. Всем нужен был мир. Какие-то правила игры. Хотя бы на время. Чтобы установить границы участникам гонки на выживание. Нет же – чтобы черпать силы у других и знать больше информации. Больше знаешь – крепче спишь, говорят одни; меньше знаешь – крепче спишь, считают другие.

У суперигрока на руках была вообще мало кому известная карта кроссовер и возможность неожиданной смены позиций. Возможность заглянуть в другой мир. По соображениям безопасности мы не стали писать о другой войне, которая сопровождала визит нагрянувших воинов в Констанц. А такая война была – это современная читателю война за Алеппо. Цитадель Алеппо – это ратуша Констанца. Ассоциации сами напрашиваются.

Встреча в ратуше собиралась пёстрая по составу и винтажная по участникам. Мы перерыли все источники и заглянули во все анналы, собирая такие, недостоверные на первый взгляд, списки гостей. Никто вразумительно нам так и не ответил. В ответ звучала только сакраментальная фраза ‘что-то такое было, но связь с прошлым утеряна'. ‘Вот только не надо уходить от ответа' – в сердцах доказывали мы свою правоту этим полумёртвым изданиям. Но где там если и было что мудрое, то поистёрлись те буквы, выцвели знаки, а полуистлевший папирус растащили по музеям. В реликтовых сказаниях местами компиляция, а в основном описание быта да отголоски былых страстей. Причём оба наших мира в тех книгах, заново перекликаются, и на поверку выходит две разные земли. Разве так можно? Ты книгу правильно в руках можешь держать? Как не крути её – Констанц был эпохальным событием.

Большинство авторов говорят с оптимизмом об очевидцах той встречи.

Рыцарь ордена Тамплиеров Элвилин фон Кроник суровый с лицом - маской черепа расположился в удобном кресле под флагом Франции и исподлобья рассматривал участников саммита. Накануне он получил уникальное предложение Ордена рыцарей Круглого стола о вступлении. Быть рыцарем сразу двух орденов – такого ещё не было! Но Элвилин отказался от столь заманчивого предложения - сообщив, что не готов. Популярность фон Кроника росла, догнав самого великого магистра Патрика Яромира.
Ещё один незабываемый гость – печально известный шейх Мавритании. После нашумевшего Шоу Арки шейха было не узнать. В новой роли он сидел недоумённый и задумчивый, разглядывая фреску ратуши со звездой. В его входящем протоколе значило: ´Признание Европой арабского государства, уважение канонов мусульманства, распространение арабской культуры´. А уж, какие тяжёлые взгляды бросали на него участники саммита - не передать, только прибытие многочисленных иностранных послов, наверное, удерживало христиан ратуши от более резких заявлений.
Стратег с Медеей появились в зале Советов как раз к полудню. Парочка вышагивала словно именинники, надменно рассматривая гостей саммита. Чёрный рыцарь был в тёмно-зелёном камзоле, и лишь маленькая диагональная золотая лычка говорила, что пред нами - главный Британник и как они англичане заявляют, не смущаясь - ´равный нашему царю´. Ну равный не равный, а цвета они себе подобрали. Медея еле натянула жутко облегающее талию соломенно-жёлтое платье, а впереди у неё висела перекинутая через шею и свисающая до колен узкая накидка - шарф смоляного цвета. Наряд и впрямь был отпадный и вся ратуша просто глаза сломала. Были и те, кто смотреть не хотел. Когда пара проходила мимо фрески, Медея, вытаращив глаза, картинно запнулась, платье, плотно облегавшее её грудь, дало трещину, оголив щель на груди и образуя декольте ниже солнечного сплетения. Ратуша ахнула, сначала, от неожиданности, а потом от восторга - такой убийственно красивой выглядела эта несомненная хищница Медея. Чёрный рыцарь громко и властно засмеялся, его смех моментально поддержали английские марионетки, и ратуша наполнилась хохотом. Шут в такт им весело подпрыгивал в коляске, культяшками отбивая дробь и вторя ритму Биг-Бена. Шейх, очнувшись, хохотал до слёз, видимо представляя всех в такой же глубокой трещине - декольте. Медею смех стал раздражать, и она приготовилась вовсе сорвать пикантный наряд, чтобы окончательно убить всех в ратуше своим видом, но Стратег удержал её:

— Леди не стоит. Это будет слишком хорошо.
Медея улыбалась, здороваясь с названным хозяином саммита – аббатом-бенедиктинцем и остановилась рядом, а соседнее кресло, овеваемое британиком львом – флагом Великобритании занял Стратег.
— Милая не рассказывай всем о своих нелепых мечтаниях, прошу тебя ни в этот раз!
— Милорд, обычное дело – мы предпочтём напасть чужими войсками – это увлекательно и даёт шаг манёвру.
— Ну, вы леди тактик, я-то стратег, - угрюмо заулыбался чёрный рыцарь.
Завлекательная Медея бесцеремонно указала на шейха и на мышь, незаметно прошмыгнувшую под ногами. Дерзкие англичане, сначала маврами развязав войну в Испании, теперь запустили новую игрушку мыша – шахиша. Это удивительное создание тонко чувствовало расклад, атмосферу, нюансы, энергетику и теперь мы поняли, почему британцы так умны – вот из-за этого мыша! Мышей не ловишь! Как поймать мыша? Шахиш был воплощённая магия или мега технологическая разработка, но тогда откуда такая игрушка на 8 веков опережающая своё время? Это чудо вскарабкалось под платьем цвета солнечной плазмы и юркнуло в укромное местечко. Медея тихо спросило его:
— Парнишка, ты всё успел, отдышись.
“Глупый маленький мышонок отвечает ей спросонок:
— Нет, твой голос не хорош слишком тихо ты поёшь”.


Сюрпрайз оборвал все разговоры – с северных ворот в город вошли огромные воины совсем непохожие на прежних кочевников кричащих ‘Гей парфяне!' и покинувших город при появлении дракона. Хвалёная разведка примчалась наравне с ними, поэтому опять чужаки использовали фактор неожиданности. Прошагав ускоренным шагом центральную улицу и так и не встретив сопротивления, рослые двухметровые воины беспрепятственно вошли в зал совета. Вот и вся оборона Констанца. Верзилы с головы до пят были закованы в железо. Без щитов, а на плече у каждого красовался боевой топор на длинной железной рукоятке. Как огромные палачи – на каждого участника дерзновенного саммита по большому топору. Да шеи нам ещё нужны.

— Кто такие, чьи будете? — Как их пропустили? – доносились нервные выкрики по залу. Но ответа не последовало. Гиганты, молча, выстроились у пустующего червлёно - зелёного трона занимавшего апсиду ратуши и замерли.

 Апси́да — выступ здания, полукруглый, гранёный или прямоугольный в плане, перекрытый полукуполом или сомкнутым полу сводом конхой.

Ратуша Констанца и цитадель Алеппо – такие параллели напрашиваются сами собой. И там и там шли бои, и вёлся извечный спор добра и зла. Это как посмотреть. И тот самый первый важный договор нарушенный и сохранённый – хранимый в древней цитадели. Огромные воины ждали своего часа, чтобы войти в цитадель немного в другом мире – в наше время. Как будут дальше развиваться события – покажет время.

И рисунки на стене. Фрески Ратуши Констанца уникальные в Европе, не сразу и разберёшь, что там на них изображено. Замысловатые образы, застывшие в строгих почти античных фигурах и пропорциях. Они напоминали, что ещё раньше здесь вершились судьбы, и лилась кровь, а жрецы и воины стояли не согбенные до последнего издыхания. На эффектной башне, воцарившейся над людьми с верхнего, цветастого витража темнела звезда в виде спрута с удлинёнными лучами. Это восседал наш старый знакомый паук Яна и Конрада. Глаза его призрачно мерцали в вышине ратуши. Паук сидел неподвижно, своими длиннющими лапками как антеннами собирая информацию с саммита – улавливая разговоры, взгляды, жесты, вещи, людей и неужели их мысли в том числе.


К яви вылез любопытный паучок
Спутник – в небе ясном кулачок
Клешни информаций рыбачок
Встречный на коляске дурачок.
Прущих миллионов пятачок
И тринадцать стульев кабачок
Ты в дебатах рьяный новичок
Всех оцепит бравый морячок.
По лбу прилетел крутой толчок.
Понесло куда - о том молчок
Если ж сильно станет горячо
Остуди на саммите торчок
Лучше покажите свой значок
Прямо из штанов торчит стручок
Как румяный дикий казачок
Вылез бравый, полновесный мужичок
Пляшет рядом гарный башмачок
Зацепило оземь каблучок?
Получился видный синячок.
И в груди большой застрял крючок
Погляди – того загнёт рачок
Выискался приключений верстачок!



Наступил переломный момент. Произошло наложение временных узоров. Представьте ратушу, где прошлое рутинно лежит древним ковром, выше, расположен другой ковёр, расписанный событийным орнаментом – это уже настоящее. А над ними висит скатерть с натюрмортом из узоров и артефактов будущего. Истонченный старый ковёр, бархатистый новый и узорная скатерть своего рода нано - ковёр – будущее. Они свёрнуты и плотно соприкасаются как рисунками, так и выпуклостями. Узоры глядят друг на друга, и краска разных времён также приходит во взаимодействие. Ковры контакторы. Если эти ковры свернуть в рулон что получится?

Рулон, спираль и веер – параллели миров или свёрнутый в рулон узор артефактов.

И на пересечении этих ковров - времён возникает двойная спираль – практически одновременно происходят три или четыре действия на пластах времени. Параллельно Испании проходят вёрсты. Тут и Пальмира и Констанц и будущий мир Утопия.
Со стороны это выглядит так, словно в ратуше происходит одно действие, на море другое и в казино за карточным столиком третье.
О таких случаях говорится в некоторых книгах. И это нельзя назвать сбоем программы. Скорее это воздвижение нового здания истории. Верной, и приближенной к лучшей своей интерпретации. У здания ратуши существуют этажи, есть лестница и проходы между этажами. Также имеется лифт и не один. Здание упаковано и покрашено, есть крыльцо и крыша, к нему приделана труба и сооружены подвальные помещения. Я уже не говорю, что внутри самого здания красуются холл, сад аквариум экран и т. д. Коли ратуша нам представляется самой историей, то в этой части завязалась много уровневая сага многоходовка – форум Констанц.
И последний сумасшедший штрих – форум на бритвах Оккамы. Почему на бритвах?
 «Бритва О́ккама» — методологический принцип, получивший название по имени английского монаха-францисканца и философа Уильяма Оккама. ´Не следует множить сущее без необходимости / не следует привлекать новые сущности без крайней необходимости´. Это принцип бережливости или достаточного основания, закон экономии, если какое-то явление может быть объяснено двумя способами, например, первым — через привлечение сущностей терминов, факторов, преобразований - А В С, а вторым — через А В С и D, и при этом, оба способа дают одинаковый результат, то сущность D лишняя, и верным является первый способ, который может обойтись без привлечения лишней сущности.
Сущностей так много что двоится в глазах. И всё из-за того что миры наложены или нанизаны. Поэтому в нашем здании по всему холлу разбросаны бритвы Оккамы. На них не надо обращать внимание. Здесь мы бритвами пренебрегаем. Наступай – пойдёт кровь или не поранишься?

Ещё один частый вопрос – что же это за труд такой? Эпос или роман-эссе, переведённый с манускриптов? Опять двадцать пять. Вот пояснения о жанрах, ко всему прочему обосновавшихся в данной летописи.
 Версэ́ (фр. verset) — особая разновидность прозаического текста, в котором каждое предложение (относительно короткое) представляет собой отдельный абзац — и, таким образом, напоминает стихотворную строку.
 Буколики или буколическая поэзия — (от др.-греч. βουκόλος — bukolos, «пастух») пастушья поэзия, возникшая из сицилийско-греческих пастушьих песен. Буколики находятся между эпосом и драмой. Поэтически изображает пастушеский образ жизни, иногда — в противоположность роскошной, утончённой, но безнравственной жизни более культурных слоёв общества в больших городах.
 Лапидарий (от лат. lapidarius — каменотёс) — дидактический жанр описательной поэзии; популярный жанр символической литературы, относящийся к периоду европейского Средневековья, и описывающий исключительные, магические или просто необычные свойства простых, полудрагоценных и драгоценных камней, а также приписывающий им символические значения.
 Макама (араб. مقامة‎ сеанс, собеседование) — жанр арабской литературы, плутовские повести в рифмованной прозе со стихотворными вставками, повествующие о приключениях талантливых и образованных мошенников.
 Мэшап (англ. Mashup — смешение) — жанр, в котором за основу взяты реальные исторические фигуры или классические произведения.
 Ювени́лия (англ. Juvenilia) — термин, использующийся в литературе, музыке или других творческих профессиях, обозначающий ранние работы того или иного автора произведений, то есть созданные им в детстве или юношеском возрасте.
Также встречаются главы, представленные как – Житие Идиллия Мемуары Памфлет Предание Сказ Утопия Феерия Хождения и в целом как Эпопея.

<< 1 ... 45 . 46 . 47 . 48 . 49 .  . 51 . >>   Версия для печати . Вверх

ОСТАВЛЯТЬ СООБЩЕНИЯ МОГУТ ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ!

Администрация форума: editors@civru.com
Rambler's Top100
XML [?]